Андрей Сушенцов
При этом у России нет стратегической цели на противостояние с Западом и она не намерена сама себя изолировать. На Украине Москва не оспаривает сложившийся после холодной войны порядок. После «крымского шока» с опозданием, но и американские политики осознали, что Россия реагирует на нарушение своих жизненных интересов и защищается.
ПРЕМИУМ
24 июля 2014 | 11:00

Обвинять Россию безопасно и бесполезно

Москва готова «перетерпеть» санкции

Текст подготовлен при сотрудничестве с Lenta.ru

В течение недели после катастрофы авиалайнера Малайзийских авиалиний под Донецком руководство России подверглось беспрецедентному международному давлению. Опираясь на сомнительные доказательства, представленные Украиной, западные политики и ведущие СМИ поспешили указать на ополчение Юго-Востока как на виновных в трагедии. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон резюмировал обвинения в емкой формуле:

«Если самолет сбили ополченцы, то Россия должна ответить за это».

А глава Freedom House Дэвид Крамер с высоты своего духовного опыта вынес моральное суждение и поставил Владимира Путина в один ряд с Муаммаром Каддафи, Саддамом Хуссейном и Ким Чен Иром.

Масштабный натиск, которому подверглась Москва, сопоставим с обвинениями в адрес Ирака в 2002 году (якобы обладал ОМУ) и Сирии в 2013-м (якобы применила химическое оружие). Цель обвинений — под угрозой международной изоляции заставить Москву отказаться от поддержки сопротивления на юго-востоке Украины.

Обвинять Россию на Западе относительно безопасно. Российские экономические связи с США слабы, а гораздо более существенные отношения с ЕС пока не обросли структурами влияния — фондами, мозговыми центрами, телеканалами, социологическими службами. В ответ на привычную критику России в ЕС и США не возразит уязвленное русское лобби и потупит глаза бизнес-сообщество. Именно поэтому за день до катастрофы малайзийского «Боинга» США относительно легко приняли новый пакет чувствительных санкций. Под впечатлением от трагедии Совет министров иностранных дел ЕС и Европарламент на этой неделе обсуждают оружейное эмбарго против России. В Вашингтоне тем временем республиканцы готовят законопроект о «противодействии российской агрессии». В совокупности это угрожает затруднением доступа нашей страны к мировым финансовым рынкам и современным гражданским технологиям. И может затормозить модернизацию экономики.

Однако обвинять Россию не только безопасно, но и бесполезно. Москва руководствуется максимой замминистра иностранных дел СССР Юлия Квицинского:

«Существуют переговоры, в которые Россия может позволить себе не вступать».

Политическое руководство в Москве держит руль ровно, несмотря на шторм. Стратегическая задача России — сохранив экономические отношения с Западом, поддержать русских юго-востока Украины, которые надеются на Москву в противостоянии с киевским правительством.

Первая задача очевидна и непреложна — только устойчивый рост экономики и постоянное повышение ВВП на душу населения позволит избежать угроз безопасности и целостности государства в долгосрочной перспективе. Вторая задача важнее, потому что касается коллективного «я» россиян — солидарность с соотечественниками на юго-востоке Украины, которым киевские власти отказывают в праве на жизнь. Совместить две политические линии непросто, но Москве помогают три обстоятельства.

Во-первых, обвинения Украины в адрес ополченцев в связи с крушением «Боинга» оказались плохо аргументированы. До сих пор не предъявлены убедительные доказательства их вины, а обвинение строится на нескольких сфабрикованных видеозаписях и раздраженных репликах членов миссии ОБСЕ. Более того, 23 июля выяснилось, что и США не обладают собственными доказательствами вины ополченцев и опираются на представленные Украиной материалы. Пока слова Барака Обамы подкреплены только скриншотами из социальных сетей и сфабрикованными Киевом видео. Представленные Генеральным штабом ВС и ВВС России аргументы о причастности Украины к крушению лайнера, несомненно, более убедительны.

Во-вторых, Москва готова «перетерпеть» санкции, потому что справедливо считает — они не окажут глубокого влияния на российскую экономику. Взаимосвязь России и ЕС такова, что сокращение контактов больно ударит по обоим. Кроме того, такую большую стран, как Россия, трудно изолировать. Попытки искусственно ограничить ее доступ к рынкам финансов или технологий вызовут реакцию со стороны крупных стран вне Запада и ускорят создание альтернативных центров силы. США и ЕС не хотят форсировать этот процесс.

Наконец, в России осознают, что нынешний антироссийский всплеск недолговечен.

Москва привыкла к тому, что на Западе невнимательны к ее нуждам и особенностям, не понимают хрупкости России, а потому неверно трактуют мотивы ее поведения.

Это побуждает российских политиков опираться в своих действиях исключительно на национальные интересы, а не на одобрение зарубежных партнеров. Учитывая, что у США нет долгосрочной политики в отношении России, американский курс в будущем вновь будет формироваться под влиянием возникающих в мире проблем и обстоятельств. А значит, содействие Москвы снова будет востребовано. Россия и Запад имеют богатый опыт кризисов в отношениях, и происходящее сейчас не выходит за рамки исторической нормы.

Россия не видит, чем новый этап отношений с Западом («соперничество») будет отличаться от предыдущего («избирательное сотрудничество и игнорирование»). Конкурентная борьба продолжится. Сохранятся разногласия по вопросу о роли НАТО в европейской безопасности. Позиционный район ПРО США в Европе будет продолжать раздражать Москву. Вашингтон планирует ограничить доступ России к технологиям — но разве не это он делал, воспрепятствовав продаже «Сбербанку» концерна «Опель» в 2009 году? Факты дискриминации российских энергетических компаний на рынках США и ЕС известны давно. Наконец, не считая Россию врагом, США и ЕС поддерживали антироссийские режимы в поясе ее границ. Эта линия сопровождалась интенсивной торговлей, взаимными инвестициями и сотрудничеством сторон по Афганистану, Ирану, Сирии и КНДР, а также освоению космоса, борьбе с терроризмом и наркотрафиком. В конечном счете, запертые в коротких электоральных циклах государства Запада продолжат прежнюю линию в отношениях с Москвой.

При этом у России нет стратегической цели на противостояние с Западом и она не намерена сама себя изолировать. На Украине Москва не оспаривает сложившийся после холодной войны порядок. После «крымского шока» с опозданием, но и американские политики осознали, что Россия реагирует на нарушение своих жизненных интересов и защищается.

Эта политика продолжается и на юго-востоке Украины. Россия не позволит Киеву навязать силой свою волю русскоязычному населению юго-востока и станет оказывать поддержку ополчению. Одновременно Москва продолжит развивать сложившиеся экономические связи с партнерами в Европе и США.

Стратегия России долгосрочна и подкреплена ресурсами, а ее цели стабильны. Кризис вокруг малайзийского лайнера показывает, что Москва умеет держать удар.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

16 марта 2016 | 20:00

Триумф Трампа на праймериз ставит республиканский конвент перед дилеммой

В том, что Трамп получит математическое большинство делегатов, уже мало кто сомневается. Весь вопрос в том, сохранится ли интрига на республиканском конвенте - ведь если Трамп не наберет 1237 делегатов, конвент будет выбирать. Выборщикам придется определиться с тем, что для них меньшее зло: отдать номинацию Трампу и разозлить истеблишмент, либо отдать номинацию Крузу и унизить электорат. По сути для партии было бы лучше, если бы такого выбора не происходило.

5 августа 2016 | 15:29

Политический раскол в США перестал быть партийным

Гипертрофированное внимание к России в контексте выборов – следствие редкой для США неуверенности в себе. Связано оно не с реальным или мнимым вмешательством Москвы во внутреннюю политику США. Оно вызвано непониманием американским политическим истеблишментом причин популярности протестных настроений и готовности людей голосовать за Трампа. США переживают самый глубокий раскол общества за последние десятилетия.

2 февраля 2018 | 10:17

Дайджест внешней политики США (26 января – 1 февраля)

Недобросовестный подход администрации к выполнению «Закона о санкциях» в отношении России вызвал негодование демократов и сдержанную реакцию республиканцев. Отправляясь в свое первое турне по Западному полушарию, госсекретарь Рекс Тиллерсон обозначил приоритеты политики США в регионе. Выступление Дональда Трампа в Давосе и обращение к нации, отметившихся примирительным тоном в отношении «глобальных элит».

7 августа 2015 | 00:40

Дайджест внешней политики США за неделю (31 июля - 7 августа)

Статья в газете «Нью-Йорк Таймз» под заголовком «США решили нанести ответный удар китайским хакерам» вызвала на этой неделе широкую дискуссию в американских экспертных кругах. Чашу терпения американского руководства переполнил скандал со взломом базы данных Управления кадрами, в результате которого хакеры получили доступ к личной информации 20 миллионов американских госслужащих. Несмотря на отсутствие официальных заявлений Белого Дома о виновниках атаки, руководство страны так или иначе дало понять, что за атакой стоит Китай. До сих пор наиболее известным (хотя и не подтвержденным официально) обменом кибер-ударами был инцидент с Северной Кореей, когда после атаки на компанию «Сони» американское правительство пообещало нанести ответный удар, после чего на несколько дней Северная Корея осталась без интернета.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
17 декабря 2014 | 20:00
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова