13 сентября 2014 | 23:55 Татьяна Тюкаева

Ближневосточный фронт контртеррористической коалиции США

Барак Обама 10 сентября заявил о готовности расширить контртеррористическую операцию с участием ВВС США с подконтрольных ИГ иракских территорий – на сирийские. Госсекретарь Джон Керри 11 сентября направился в Джедду (Саудовская Аравия) для встречи с представителями 10 арабских государств в целях мобилизации региональных сил к участию в международной коалиции. На следующий день, Керри посетил Анкару, а 13 сентября в Каире встретился с египетским президентом. Как и ожидалось, декларируемая решимость Вашингтона в противостоянии исламистскому радикализму в лице ИГ была поддержана региональными партнерами США. Результатом встречи 11 сентября стало совместное заявление ее участников о «приверженности борьбы со всеми формами терроризма» и намерении «совместно действовать во всех направлениях военной кампании против ИГИЛ».

Между тем, со стороны ближневосточных участников контртеррористической коалиции заметна предусмотрительная сдержанность касательно непосредственной борьбы с исламистами. Так, ряд членов иорданского парламента призвали свое руководство отказаться от участия в кампании.

«Это не наша война. Мы категорически против любого участия в ней», - гласит призыв иорданских парламентариев.

Турция, в свою очередь, заявила о намерении сконцентрироваться на гуманитарном аспекте борьбы с исламистами и отказалась участвовать в каких-либо военных действиях против исламистов. Египет также, по всей вероятности, не намерен активно вовлекать свою армию в войну с ИГ: не следует забывать о натянутых с приходом Сиси отношениях между Каиром и Вашингтоном, а также внутренних проблемах египетского государства, которые руководство страны считает приоритетными.

ИГ представляет серьезную угрозу для безопасности ближневосточных государств. Однако понимание того, что военно-воздушная операция не решит проблему, расширяющего свою трансрегиональную поддержку со стороны исламистских группировок, присутствует и в США, и на Ближнем Востоке. Энтузиазм Белого дома в формировании контртеррористической коалиции, в этой связи, выглядит все больше, как имиджевая кампания, а региональные лидеры, находящиеся в эпицентре событий, не могут не опасаться последствий ударной волны от активных боевых действий против исламистов.

Среди ближневосточных участников контртеррористической коалиции США: монархии Залива не располагают военной мощью; обладающие таковой Ирак и Египет больше нацелены не на региональное, а на внутреннее противостояние исламистам. Для Турции ИГ в настоящий момент скорее потенциальная, чем насущная угроза. При этом Иран и Сирия, также имеющие военную силу и заинтересованность в этой борьбе, исключены Вашингтоном из числа партнеров. В сложившихся условиях привыкшие полагаться на помощь США арабские лидеры не прочь переложить ответственность в решении проблемы с ИГ на американцев, ослабив позиции исламистов и одновременно получив повод обвинить в неизбежно негативных последствиях контртеррористической кампании Белый дом – тем самым оправдав себя в глазах анти-американски настроенной арабской «улицы».

Читать еще по теме «Политика»

4 ноября 2015 | 19:45

Рейтинг главных событий внешней политики России в октябре 2015 года

Встреча Нормандской четверки в Париже, начало российской военно-воздушной операции в Сирии, речь Путина на Ваодайском форуме, визит Асада в Москву, переговоры Лаврова и Керри в Вене и другие важнейшие события внешней политики России в октябре, ранжированные по значимости.

7 ноября 2016 | 22:10

Следующий президент США: профессиональные профили Хиллари Клинтон и Дональда Трампа

За считанные дни до президентских выборов по-прежнему нельзя твердо сказать, кто станет новым президентом США. Избирательная кампания с первых дней была насыщенна провокациями и крутыми поворотами, такой она и осталась до конца. Доклад аналитического агентства "Внешняя политика" посвящен вопросу, каким именно президентом могут стать Хиллари Клинтон и Дональд Трамп.

28 февраля 2015 | 22:22

Международная реакция на убийство Бориса Немцова

В целом, официальная реакция большинства по поводу смерти Бориса Немцова сдержанная. Но информационное противостояние России и Запада накладывает отпечаток на циркулирующие в публичном пространстве мнения. Поэтому версии о «кремлевском» следе в преступлении намного популярнее версий о бытовых, финансовых, случайных или религиозных причинах для убийства. 

4 марта 2015 | 23:26

Убийство Немцова стало большей проблемой для Кремля, чем его деятельность

Убийство Немцова фактически оказалось наиболее эффективным способом использовать политика в борьбе против Москвы - по сути Немцов был идеальным кандидатом на роль сакральной жертвы. Однако вероятнее всего, имело место чудовищная политическая провокация, организованная теми, кто плохо понимает российскую политику и место Немцова в ней, но хорошо понимает, какой международный резонанс и давление на российские власти вызовет такое убийство.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова