Том Грэм
Даже если Россия приложит усилия для разрешения украинского конфликта, Вашингтон так или иначе продолжит поиски путей наказания, сдерживания и ослабления России, которая отныне представляется противником.
ПРЕМИУМ
7 октября 2014 | 17:13

Риски новой политики сдерживания в отношении России

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

Есть серьезные поводы для сомнений касательно того, что США смогут реализовывать политику «сдерживания» России так же эффективно, как это осуществлялось в отношении Советского Союза. Современный мир кардинально отличается от биполярного мира периода Холодной войны, в котором боролись за существование два диаметрально противоположных взгляда на человека, общество и государство. Это была борьба между двумя мирополитическими системами, взаимодействовавшими друг с другом только по узкому кругу вопросов. В отличие от того времени сегодняшний мир является мультиполярным и глобализированным. В нем на традиционное геополитическое противостояние накладываются разнообразные глобальные вызовы и угрозы, справляться с которыми возможно только коллективными усилиями. Более того, Россия, отказавшись от присущего Советскому Союзу стремления к изоляционизму и самодостаточности, доказавшего свою неэффективность, сегодня является одной из крупнейших мировых экономик, которая все больше интегрируется в глобальную экономическую систему. В этих обстоятельствах развивающиеся государства не станут обращаться за помощью к США, как это, по сути, происходило во время Холодной войны, и новые крупные центры силы едва ли будут уделять США много внимания. Несмотря на тесные союзнические связи между США и ЕС, а также европейскую солидарность после  инцидента со случайно сбитым малазийским авиалайнером, трудности, которые подрывают трансатлантическое единство по вопросам жестких санкций против России, а также отказ Китая, Индии и Бразилии выступить с осуждением аннексии Крыма, – говорят о проблемах, которые возникнут в будущем. И если нынешнее состояние прекращения огня на Украине продлится, и стороны начнут работу над политическим урегулированием конфликта, эти проблемы будут усугубляться.

Однако эти проблемы едва ли разубедят американскую политическую элиту рассматривать вопрос об ужесточении предпринимаемых мер по отношению к России, а американская Администрация вряд ли разубедится в необходимости эти меры предпринимать – даже если в действительности эта политика «сдерживания» неосуществима. Преобладающей является идея о том, что США – из принципиальных соображений и  соображений национальных интересов – должны резко реагировать на действия России, которая бросает вызов принципам мирополитического порядка, центральную роль в котором играют США, и которая зачастую стремится ограничивать американские действия по ряду функциональных и политических вопросов.

Вызов американо-центричному мировому порядку возник не сегодня. Даже в период правления Ельцина Кремль никогда в действительности не признавал американское лидерство. В начале 1990-х гг. Россия желала играть равную с США роль в решении вопросов международной повестки дня, насколько бы неосуществимым ни представлялось это желание с учетом той асимметрии, которая наблюдалась в тот период между двумя государствами с точки зрения силы и потенциала. Позднее, Россия начала продвигать идею многополярного мира, активно взаимодействуя при этом, в частности, с Китаем и Индией в целях создания противовеса Западу. Параллельно, Россия резко выступала против расширения НАТО. Более того, несмотря на декларируемую приверженность демократии и принципам свободного рынка, Россия продолжала придерживаться традиционного подхода к понятию национального суверенитета и осуждения гуманитарной интервенции. Примером является жесткое противодействие военной операции НАТО против Сербии в наказание за действия последней в Косово в 1999 году. Тем не менее, США не проявили достаточного внимания к российской позиции, так как на тот момент ельцинская Россия переживала тяжелый период социально-экономического и политического кризиса и не имела возможности эффективно противодействовать.

Эта ситуация изменилась с приходом Путина. При нем Россия неожиданно для всех начала свое грандиозное восстановление, что дало ей ресурсы и уверенность для реализации более активного политического курса, направленного против того, что воспринималось Москвой как попытки США утвердить свою гегемонию. На протяжении первых двух своих президентских сроков Путин стремился «сдерживать» США в трех направлениях: (1) он выступал за идею утверждения Совета Безопасности ООН как единственного института, который может санкционировать использование силы (если она используется не в целях самообороны), и старался вынести ключевые вопросы международной повестки на обсуждение в рамках Совета Безопасности, где Россия могла бы препятствовать реализации американских инициатив или повлиять на них в процессе их формулирования; (2) он выстраивал коалиции с целью ограничить пространство США для маневрирования, выступив одним из инициаторов создания БРИКС для снижения доминирующей роли Запада в управлении мировой экономической системы и интегрировав Китай в Шанхайскую организацию сотрудничества для сдерживания деятельности США в Центральной Азии; (3) а также он стремился выстроить партнерские отношения с США на основе обязывающих соглашений, которые бы ограничили США в выборе действий и сделали бы их более предсказуемыми для Москвы. Эти три опоры российской внешней политики сохранялись и в период президентства Медведева, хотя последний представлялся более благоприятной фигурой в глазах Вашингтона.

ХОТИТЕ ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ?
Получите неограниченный доступ ко всем материалам сайта, оформив подписку или просто войдите на сайт, если у вас уже есть подписка.
ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

23 января 2015 | 14:50

Расширение НАТО привело к подрыву международного порядка

Расхождение интересов привело к переоценке Россией своих приоритетов в отношениях с Западом. Планы по созданию равноправного мирового порядка не реализовались. США и НАТО неоднократно и в одностороннем порядке использовали силу конфликтах в обход международного права. Независимый внешний курс России по обеспечению своих интересов стал вызывать все больше нареканий на Западе, который начал указывать Москве, что именно она играет «не по правилам».

12 декабря 2014 | 21:30

Эксперты США полагают, что антироссийские санкции работают

Позиция Вашингтона, апеллирующего к таким понятиям как «нарушение мирового порядка» и «основополагающие принципы», не может не затруднять разрешение кризиса.  Когда на карту поставлен миропорядок, есть два варианта: либо наказать нарушителя любой ценой, либо признать, что необходима адаптация самого порядка.

21 февраля 2017 | 20:22

Маурисио Макри: новый курс для Аргентины

Прошел почти год с того момента, как Маурисио Макри занял пост президента Аргентины. Крупный бизнесмен, экс-мэр Буэнос-Айреса и бывший президент футбольного клуба «Бока Хуниорс» получил чуть более половины голосов избирателей. За прошедшее с момента вступления в должность время Макри инициировал ряд важных для Аргентины реформ в экономике и социальной сфере.

9 марта 2016 | 23:39

Россия и Украина: сценарии отказа от взаимной зависимости

Россия присоединилась к разрушению статус-кво только после того, как остальные нарушили правила игры. Первыми во внутриукраинские дела вмешались Евросоюз и Соединенные Штаты, поддержав одну из двух политических партий, которая ставила целью силовую смену власти. Переворот в Киеве изменил ситуацию, и Запад не попытался интегрировать новую украинскую оппозицию в сложившуюся систему или принять во внимание интересы России.

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.