Том Грэм
Даже если Россия приложит усилия для разрешения украинского конфликта, Вашингтон так или иначе продолжит поиски путей наказания, сдерживания и ослабления России, которая отныне представляется противником.
ПРЕМИУМ
7 октября 2014 | 17:13

Риски новой политики сдерживания в отношении России

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

Есть серьезные поводы для сомнений касательно того, что США смогут реализовывать политику «сдерживания» России так же эффективно, как это осуществлялось в отношении Советского Союза. Современный мир кардинально отличается от биполярного мира периода Холодной войны, в котором боролись за существование два диаметрально противоположных взгляда на человека, общество и государство. Это была борьба между двумя мирополитическими системами, взаимодействовавшими друг с другом только по узкому кругу вопросов. В отличие от того времени сегодняшний мир является мультиполярным и глобализированным. В нем на традиционное геополитическое противостояние накладываются разнообразные глобальные вызовы и угрозы, справляться с которыми возможно только коллективными усилиями. Более того, Россия, отказавшись от присущего Советскому Союзу стремления к изоляционизму и самодостаточности, доказавшего свою неэффективность, сегодня является одной из крупнейших мировых экономик, которая все больше интегрируется в глобальную экономическую систему. В этих обстоятельствах развивающиеся государства не станут обращаться за помощью к США, как это, по сути, происходило во время Холодной войны, и новые крупные центры силы едва ли будут уделять США много внимания. Несмотря на тесные союзнические связи между США и ЕС, а также европейскую солидарность после  инцидента со случайно сбитым малазийским авиалайнером, трудности, которые подрывают трансатлантическое единство по вопросам жестких санкций против России, а также отказ Китая, Индии и Бразилии выступить с осуждением аннексии Крыма, – говорят о проблемах, которые возникнут в будущем. И если нынешнее состояние прекращения огня на Украине продлится, и стороны начнут работу над политическим урегулированием конфликта, эти проблемы будут усугубляться.

Однако эти проблемы едва ли разубедят американскую политическую элиту рассматривать вопрос об ужесточении предпринимаемых мер по отношению к России, а американская Администрация вряд ли разубедится в необходимости эти меры предпринимать – даже если в действительности эта политика «сдерживания» неосуществима. Преобладающей является идея о том, что США – из принципиальных соображений и  соображений национальных интересов – должны резко реагировать на действия России, которая бросает вызов принципам мирополитического порядка, центральную роль в котором играют США, и которая зачастую стремится ограничивать американские действия по ряду функциональных и политических вопросов.

Вызов американо-центричному мировому порядку возник не сегодня. Даже в период правления Ельцина Кремль никогда в действительности не признавал американское лидерство. В начале 1990-х гг. Россия желала играть равную с США роль в решении вопросов международной повестки дня, насколько бы неосуществимым ни представлялось это желание с учетом той асимметрии, которая наблюдалась в тот период между двумя государствами с точки зрения силы и потенциала. Позднее, Россия начала продвигать идею многополярного мира, активно взаимодействуя при этом, в частности, с Китаем и Индией в целях создания противовеса Западу. Параллельно, Россия резко выступала против расширения НАТО. Более того, несмотря на декларируемую приверженность демократии и принципам свободного рынка, Россия продолжала придерживаться традиционного подхода к понятию национального суверенитета и осуждения гуманитарной интервенции. Примером является жесткое противодействие военной операции НАТО против Сербии в наказание за действия последней в Косово в 1999 году. Тем не менее, США не проявили достаточного внимания к российской позиции, так как на тот момент ельцинская Россия переживала тяжелый период социально-экономического и политического кризиса и не имела возможности эффективно противодействовать.

Эта ситуация изменилась с приходом Путина. При нем Россия неожиданно для всех начала свое грандиозное восстановление, что дало ей ресурсы и уверенность для реализации более активного политического курса, направленного против того, что воспринималось Москвой как попытки США утвердить свою гегемонию. На протяжении первых двух своих президентских сроков Путин стремился «сдерживать» США в трех направлениях: (1) он выступал за идею утверждения Совета Безопасности ООН как единственного института, который может санкционировать использование силы (если она используется не в целях самообороны), и старался вынести ключевые вопросы международной повестки на обсуждение в рамках Совета Безопасности, где Россия могла бы препятствовать реализации американских инициатив или повлиять на них в процессе их формулирования; (2) он выстраивал коалиции с целью ограничить пространство США для маневрирования, выступив одним из инициаторов создания БРИКС для снижения доминирующей роли Запада в управлении мировой экономической системы и интегрировав Китай в Шанхайскую организацию сотрудничества для сдерживания деятельности США в Центральной Азии; (3) а также он стремился выстроить партнерские отношения с США на основе обязывающих соглашений, которые бы ограничили США в выборе действий и сделали бы их более предсказуемыми для Москвы. Эти три опоры российской внешней политики сохранялись и в период президентства Медведева, хотя последний представлялся более благоприятной фигурой в глазах Вашингтона.

ХОТИТЕ ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ?
Получите неограниченный доступ ко всем материалам сайта, оформив подписку или просто войдите на сайт, если у вас уже есть подписка.
ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

28 марта 2016 | 23:00

Внешнеполитический прагматизм Москвы в отношениях с Западом

Очень важно в разговоре с Западом подчеркивать, что российская политика не идеологически направлена, это не возврат империи, это не советский строй какой-то, который Россия якобы несет, а прагматические интересы, интересы российского бизнеса, интересы ближнего зарубежья, которые связаны с проблемами, выходящими, собственно, за приграничные проблемы России.

20 января 2016 | 12:21

Краткосрочные перспективы Минского процесса

Попытки заставить перейти к выполнению всего комплекса мер по урегулированию (а не его удобных частей) формируют у Киева или Донецка и Луганска негативное восприятие всего Минского процесса. Так что особых успехов и прорывов в урегулировании конфликта на Донбассе в краткосрочной перспективе ожидать не стоит.

22 мая 2017 | 19:32

Германия побуждает США возобновить лидерство

Министр иностранных дел ФРГ Зигмар Габриель продолжает умеренно-настороженную линию немецкого руководства по отношению к новой американской администрации. Находясь в Вашингтоне Габриель подчеркивал важность развития трансатлантических связей. В условиях кризиса в ЕС и предстоящих выборов ФРГ демонстрирует стабильность своей внешней политики.

12 августа 2016 | 23:16

Образ России в глазах рядового американца

Примерно с 2012 года риторика о России как опасной неосоветской автократии подхвачена государством. Элиты, Белый дом, президент Барак Обама активно ее используют. Эта риторика пришла из СМИ и во многом под влиянием прессы стала частью политического истеблишмента. Массовое же американское сознание до того не было подвержено политической русофобии.

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.