Андрей Сушенцов
Стремительный экономический рост Китая подтолкнул его к поиску новых источников сырья и рынков сбыта. После распада СССР перспективным направлением реализации китайского экономического потенциала стали страны Центральной Азии.
ПРЕМИУМ
19 марта 2014 | 17:21

Экономическая экспансия Китая в Центральной Азии

Стремительный экономический рост Китая подтолкнул его к поиску новых источников сырья и рынков сбыта. После распада СССР перспективным направлением реализации китайского экономического потенциала стали страны Центральной Азии.
  
Китай в Центральной Азии
Фактор географического положения центральноазиатских республик в «поясе добрососедства» КНР подразумевает включение этих стран в число приоритетных целей внешней политики Пекина. В 2000-е годы Китай заключил договоры о стратегическом партнерстве с Казахстаном, Узбекистаном и Таджикистаном. Страны Центральной Азии стали местом концентрации китайского капитала. В регионе наблюдается приток китайских мигрантов, в том числе и квалифицированных рабочих. Растет число программ образовательного обмена и переподготовки кадров, поддерживаемых Китаем совместно со странами региона. Можно выделить несколько направлений экономической активности КНР на центральноазиатском пространстве. 

Во-первых, это покупка акций предприятий по добыче и переработке ресурсов недр, главным образом, нефти и природного газа. Во-вторых, строительство транспортной инфраструктуры, в частности железных дорог и сухопутных логистических центров. Наконец, Китай уделяет внимание созданию оросительной системы, связывающей Центральную Азию с прилегающими к нему китайскими территориями – в первую очередь с Синьцзян-Уйгурским автономным районом (СУАР), которая бы обеспечивала водоснабжение засушливых приграничных районов КНР за счет центральноазиатских водных ресурсов.

КНР является крупнейшим кредитором центральноазиатских государств. К примеру, долг Таджикистана Китаю составляет 40 % его совокупного внешнего долга. Ситуация усугубилась в результате выдачи Китаем крупных займов странам региона в период международного финансового кризиса 2008-2009 годов. Своей активностью в регионе Китай вызывает настороженность местных элит. В связи с ростом экономической зависимости от Китая руководство центральноазиатских республик опасается посягательств Пекина на государственный суверенитет в ситуации кризиса.

Однако Китай не претендует на активное участие в политической жизни государств Центральной Азии и сконцентрирован на решении экономических вопросов. Действия Пекина находят поддержку у властей. Относительная бедность стран региона и развитость коррупции, значительные денежные вливания Китая в экономики центральноазиатских республик, а также технологии, которые он предоставляет на фактически безвозмездной основе, делают «поднебесную» желанным партнером для всех региональных игроков.

По-иному Китай воспринимается среди населения центральноазиатских республик. Наибольшую обеспокоенность действия Китая вызывают в странах, являющихся региональными лидерами – Казахстане и Узбекистане. Участие Китая в разработке месторождений углеводородов, а также в реализации масштабных проектов в сфере водоснабжения на территории Казахстана вызывает недовольство части населения. При этом наиболее болезненно воспринимаются проекты, касающиеся водных ресурсов страны. «Водный вопрос» в целом является серьезным узлом противоречий в Центральной Азии, поэтому участие Китая в строительстве канала Черный Иртыш — Карамай вызывает недовольство. Есть основания полагать, что планируемый в рамках этого проекта поворот Иртыша приведет к неблагоприятным последствиям для экосистемы Казахстана.

Кроме того, Казахстан является потенциальным объектом демографической экспансии КНР. Несмотря на наличие значительной территории (9-е место в мире), она крайне нерационально используются. Плотность населения в Казахстане составляет шесть человек на квадратный километр, при аналогичном показателе в Китае – почти 140 человек. В этой ситуации КНР активно способствует миграции своей рабочей силы на слабозаселенную территорию. По данным 2012 г. численность китайской общины в Казахстане превысила 300 тыс. человек. 

В Узбекистане с каждым годом возрастает присутствие Китая в сфере сельского хозяйства. Среди населения растет недовольство в связи тем, что китайцы вытесняют резидентов с рынка рабочей силы. Аналогичная ситуация, хотя и в менее острой форме, наблюдается и в других центральноазиатских республиках.
Расширяя зону своего влияния, Китай не собирается ограничиваться решением внешнеэкономических вопросов. Посредством многочисленных совместных проектов и выдачи кредитов, Китай создает надежный тыл на центральноазиатском направлении. Путем строительства инфраструктурных объектов и трансграничной циркуляции рабочей силы Китай обеспечивает развитие своих северных территорий, которые исторически являются очагом социальных протестов. Тем самым, Пекин решает ряд насущных внутриполитических проблем.

Великие державы в Центральной Азии
Отношения России и Китая в центральноазиатском регионе неоднозначны. Cтраны сотрудничают в рамках Шанхайской организации сотрудничества и формулируют общую повестку дня в области безопасности. С другой стороны, Москва и Пекин воспринимают регион как сферу своих приоритетных интересов и конкурируют между собой как за право выступать в роли основного экономического партнера и оказывать влияние на политический курс региональных лидеров стран Центральной Азии.
Российский и китайский проекты региональной интеграции конкурируют друг с другом. Китай предлагает создать зону свободной торговли на территории государств-участников ШОС. Россия реализовала проект Таможенного союза, в который вошел Казахстан и рассматривается участие Кыргызстана. Успех политики в регионе будет прямо пропорционален способности Москвы и Пекина подать себя в качестве привлекательного экономического партнера. 

Американская концепция «возвращения в Азию» в меньшей степени относится к центральноазиатскому региону. Это, впрочем, не уменьшает значимости региона для США в контексте глобальной политики.

Вашингтон и Пекин конкурируют за углеводородные ресурсы региона. Несмотря на то что США владеют значительным капиталом в центральноазиатских странах (в первую очередь в Казахстане), они проигрывает конкуренцию Китаю в экономической сфере в силу неготовности выделить достаточное количество ресурсов для ведения конкурентной борьбы.

После вывода американских войск из Афганистана в 2014 г. стоит ожидать снижения внимания Вашингтона к региону. Однако США намереваются сохранить свое военное присутствие в Центральной Азии в виде нерегулярных частей на территории Афганистана и «логистических центров» на территории центральноазиатских республик.

США пока не удается создать структуру региональной безопасности, способную конкурировать с ШОС. Однако, в случае ухудшения ситуации в Афганистане отношения Китая и США могут начать смещаться в сторону сотрудничества, интенсивность которого будет зависеть от уровня угрозы.

Центральная Азия является «стратегическим тылом» Китая, однако ее роль может в перспективе измениться. Рост значимости региона для КНР может произойти вследствие усиления конкуренции с США в Юго-Восточной Азии и осложнения ситуации в Южно-Китайском море. В военных концепциях США появляются идеи о возможной морской блокаде КНР. В этой ситуации Центральная Азия может стать ключевой транзитной альтернативой для китайского экспорта. 
Пересечение интересов России, КНР и США оставляет пространство для маневра центральноазиатским странам. Не обладая достаточными ресурсами для проведения независимой политики, региональные державы придерживаются принципа «равноудаленности». Поддерживая партнерские отношения со всеми потенциальными союзниками и получая максимум возможных преференций, они фактически не подвергают свой суверенитет значительной опасности. В этом контексте роль Китая в регионе – равно как и роль других великих держав – можно назвать стабилизирующей.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

25 декабря 2017 | 22:23

Дайджест внешней политики Германии 19-25 декабря

20 декабря в Афганистан неожиданно прибыла представительная немецкая делегация во главе с министром иностранных дел Зигмаром Габриэлем и министром обороны Урсулой фон дер Ляйен. Центральным вопросом визита стало возможное увеличение контингента бундесвера в Афганистане из-за нарастания нестабильности в стране. Эскалация украинского кризиса будет плохим фоном для намеченных на январь коалиционных переговоров с СДПГ. 

25 февраля 2015 | 20:00

Борьба Белого дома и Конгресса США по иранскому вопросу

После подписания Женевских соглашений, Иран обязался остановить и свернуть свои разработки по ядерной программе, а также обеспечить беспрецедентный доступ к инспекции иранских объектов по обогащению урана. В обмен на это Иран получил пусть ограниченную, точечную и обратимую, но свободу от некоторых санкций, связанных с ядерной программой. Но при этом, заявления республиканцев об ослаблении хватки в отношении Ирана беспочвенны.

 

7 сентября 2014 | 18:49

Внешняя политика США в оценках президента Барака Обамы

По справедливому замечанию главы Белого Дома, единственной силой, которая сегодня может действительно ослабить США, являются они сами.

9 февраля 2015 | 21:42

Противостояние олигархов на Украине набирает обороты

Монолитность украинской власти периода первых 6 месяцев правления Петра Порошенко окончательно стало историей. Если отставка министра обороны Валерия Гелетея была результатом его собственной некомпетентности, то отставки остальных лояльных президенту высших чиновников станут свидетельством обострения конфликта олигархов.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова