Александр Большаков
1 марта президент Трамп сообщил о своем намерении установить 25% тариф на ввоз стали и 10% тариф на ввоз алюминия. Почему Вашингтон готов пожертвовать свободой торговли? Cитуация в металлургии признана неудовлетворительной с точки зрения национальной безопасности: многие предприятия закрыты или работают не в полную силу, опытные специалисты увольняются, рыночная доля американских производителей сжимается, растет зависимость страны от внешних поставок сырья.
ПРЕМИУМ
7 марта 2018 | 10:04

Протекционизм Трампа в сталелитейной отрасли

1 марта президент Трамп сообщил о своем намерении установить 25% тариф на ввоз стали и 10% тариф на ввоз алюминия. У этого события есть бюрократическая предыстория. В середине февраля Министерство торговли США опубликовало рекомендации для президента относительно регулирования доступа импортной стали и алюминия на американский рынок. Министерство предложило президенту на выбор несколько вариантов протекционистских решений. С целью защиты сталелитейной промышленности хотели ввести: либо тариф 24% на импортную сталь из всех стран; либо тариф 53% на продукцию из 12 стран, включая Китай и Россию, в сочетании с квотой для всех остальных стран, равной величине их прошлогоднего экспорта; либо квоту 63% от величины прошлогоднего экспорта для каждой из стран-экспортеров. С целью защиты алюминиевой промышленности планировали установить: либо тариф 7,7% для всех экспортеров; либо тариф 23,6% на алюминий из Китая, России, Гонконга, Венесуэлы и Вьетнама в сочетании с квотой для всех остальных стран, равной величине их прошлогоднего экспорта; либо квоту 86,7% от величины прошлогоднего экспорта для каждой из стран-экспортеров. Цель ограничений состоит в том, чтобы нарастить выпуск на американских металлургических предприятиях до 80% от их производственной мощности – уровня загрузки, который гарантирует выживание отрасли в долгосрочной перспективе и обеспечивает сырьевую самодостаточность национальной экономики.

Получается, что из спектра предложенных ранее вариантов Трамп выбрал относительно мягкий.

Почему Вашингтон готов пожертвовать свободой торговли? Это связано с тем, что ситуация в металлургии признана неудовлетворительной с точки зрения национальной безопасности: многие предприятия закрыты или работают не в полную силу, опытные специалисты увольняются, рыночная доля американских производителей сжимается, а значит чрезмерно растет зависимость страны от внешних поставок сырья (импортируется 30% потребляемой стали и 91% первичного алюминия), столь необходимого для снабжения военных и инфраструктурных проектов. Больше всего американские власти беспокоятся из-за китайского влияния на конъюнктуру мирового рынка металлов.

В правительственных документах, где обосновывается политика протекционизма, много раз повторяется тезис об исключительной роли Китая, крупнейшего в мире производителя стали и алюминия, в ослаблении американской промышленности. Например в такой формулировке: «основная причина нынешнего упадка алюминиевой промышленности США – стремительное увеличение производства в Китае», причем «китайское алюминиевое производство в значительной степени невосприимчиво к влиянию рыночных факторов». Действительно, китайские поставщики прямо или косвенно подконтрольны государству и благодаря этому охотно прибегают к демпингу, ведь в случае финансовых затруднений всегда могут черпать из резервуара государственных субсидий. В результате они буквально наводнили глобальную экономику дешевым сырьем, создали избыток товара и нарушили механизм конкурентного ценообразования.

Но введение тарифов, в первую очередь, ударит не по Китаю, а по союзникам США – Канаде, ЕС, Южной Корее. Доли в американском импорте металлов сейчас распределены следующим образом: на рынке стали – Канада 16%, Бразилия 13%, Южная Корея 10%, Мексика 9%, Россия 9%; на рынке алюминия – Канада 43%, Россия 10%, ОАЭ 9%, Китай 9%, Бахрейн 3%. Все страны Евросоюза вместе взятые формируют около 15% американского импорта стали; самый крупный европейский поставщик металлов в США – Германия (3% стали и 0,8% алюминия). Китай с его 2% в американском импорте стали и 9% в импорте алюминия будет затронут не так уж сильно. Для него это не столько экономическая санкция, сколько политический сигнал, опасный прецедент, который может побудить и другие страны последовать примеру США.

Экспортеры по-разному реагируют на демарш Белого дома. Канадцы надеются, что их страна будет освобождена от уплаты тарифов. В конце концов, обещания Трампа еще не оформлены в нормативный акт и такая вероятность есть. Чиновники Евросоюза угрожают введением тарифов на мотоциклы Harley-Davidson, виски, апельсиновый сок из Флориды и джинсы Levi's. Пекин может отказаться от закупок сои, нанеся серьезный урон аграрному сектору США. Китай – крупнейший в мире покупатель американской сои, емкость этой ниши в монетарном выражении достигает $14 млрд.

Формально США своими действиями регламент ВТО не нарушают: член ВТО может вводить новые тарифы, если того требуют соображения национальной безопасности. Однако раньше не было принято использовать эту лазейку. Вашингтон разбалансировал статус-кво. Теперь и Китай, и Индия, и кто угодно еще смогут поступать так же.

В общем, протекционизм создаст США множество проблем. Урезание импорта не обойдется без увеличения внутренних цен на металлы и соответственно – на продукцию металлоемких производств, например автомобилестроения. Если, в свою очередь, рост цен приведет к падению спроса, тогда следует ожидать увольнений на этих предприятиях. Спасение рабочих мест в металлургии обернется потерей таковых в машиностроении. Ответ уязвленных экспортеров скорее всего спровоцирует новые ограничения со стороны Вашингтона и американская экономика будет дальше замыкаться в себе.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Экономика»

25 марта 2014 | 15:35

Стратегия США в отношении стран «Восточного партнерства»

Накануне саммита "Восточного партнерства" в Вильнюсе в Сенате США прошли слушания комитета по международным делам, посвященные вопросам американской политики в регионе. На встрече обсудили реакцию на меры России в отношении Молдавии и Украины с целью побудить их отказаться от подписания соглашений с ЕС.

13 июня 2014 | 13:34

Стратегические последствия «газовой сделки» России и Китая

Заключение газовых контрактов с Китаем не означает «разворота России на Восток», о котором говорили некоторые российские официальные лица. Москва продолжает ориентироваться на Европу – крупнейшего традиционного партнера. По крайней мере, в среднесрочной перспективе.

5 июля 2015 | 12:00

Оба хуже: Греция выбирает из плохих вариантов

При вступлении Греции в еврозону в 2001 году греки испытывали необыкновенный евроромантизм. Главным лозунгом было «нам нечего делить». Его подкрепляла иллюзия, что «невидимая рука Европы» одинаково одарит всех своих детей. Но довольно скоро выяснилось, что, несмотря на общую валюту, у экономик стран ЕС разная конкурентоспособность, а блага общего рынка и валютного союза распределяются неравномерно

29 марта 2014 | 18:48

Новые приоритеты оборонного бюджета США

Оборонный бюджет США на 2015 фискальный год отвечает новой военной стратегии США, обозначенной в четырехлетнем Обзоре оборонной политики 2014 года. Перемены значительны по масштабу и позволяют говорить о начале нового пост-афганского периода во внешней политике США.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова