Александр Большаков
1 марта президент Трамп сообщил о своем намерении установить 25% тариф на ввоз стали и 10% тариф на ввоз алюминия. Почему Вашингтон готов пожертвовать свободой торговли? Cитуация в металлургии признана неудовлетворительной с точки зрения национальной безопасности: многие предприятия закрыты или работают не в полную силу, опытные специалисты увольняются, рыночная доля американских производителей сжимается, растет зависимость страны от внешних поставок сырья.
ПРЕМИУМ
7 марта 2018 | 10:04

Протекционизм Трампа в сталелитейной отрасли

1 марта президент Трамп сообщил о своем намерении установить 25% тариф на ввоз стали и 10% тариф на ввоз алюминия. У этого события есть бюрократическая предыстория. В середине февраля Министерство торговли США опубликовало рекомендации для президента относительно регулирования доступа импортной стали и алюминия на американский рынок. Министерство предложило президенту на выбор несколько вариантов протекционистских решений. С целью защиты сталелитейной промышленности хотели ввести: либо тариф 24% на импортную сталь из всех стран; либо тариф 53% на продукцию из 12 стран, включая Китай и Россию, в сочетании с квотой для всех остальных стран, равной величине их прошлогоднего экспорта; либо квоту 63% от величины прошлогоднего экспорта для каждой из стран-экспортеров. С целью защиты алюминиевой промышленности планировали установить: либо тариф 7,7% для всех экспортеров; либо тариф 23,6% на алюминий из Китая, России, Гонконга, Венесуэлы и Вьетнама в сочетании с квотой для всех остальных стран, равной величине их прошлогоднего экспорта; либо квоту 86,7% от величины прошлогоднего экспорта для каждой из стран-экспортеров. Цель ограничений состоит в том, чтобы нарастить выпуск на американских металлургических предприятиях до 80% от их производственной мощности – уровня загрузки, который гарантирует выживание отрасли в долгосрочной перспективе и обеспечивает сырьевую самодостаточность национальной экономики.

Получается, что из спектра предложенных ранее вариантов Трамп выбрал относительно мягкий.

Почему Вашингтон готов пожертвовать свободой торговли? Это связано с тем, что ситуация в металлургии признана неудовлетворительной с точки зрения национальной безопасности: многие предприятия закрыты или работают не в полную силу, опытные специалисты увольняются, рыночная доля американских производителей сжимается, а значит чрезмерно растет зависимость страны от внешних поставок сырья (импортируется 30% потребляемой стали и 91% первичного алюминия), столь необходимого для снабжения военных и инфраструктурных проектов. Больше всего американские власти беспокоятся из-за китайского влияния на конъюнктуру мирового рынка металлов.

В правительственных документах, где обосновывается политика протекционизма, много раз повторяется тезис об исключительной роли Китая, крупнейшего в мире производителя стали и алюминия, в ослаблении американской промышленности. Например в такой формулировке: «основная причина нынешнего упадка алюминиевой промышленности США – стремительное увеличение производства в Китае», причем «китайское алюминиевое производство в значительной степени невосприимчиво к влиянию рыночных факторов». Действительно, китайские поставщики прямо или косвенно подконтрольны государству и благодаря этому охотно прибегают к демпингу, ведь в случае финансовых затруднений всегда могут черпать из резервуара государственных субсидий. В результате они буквально наводнили глобальную экономику дешевым сырьем, создали избыток товара и нарушили механизм конкурентного ценообразования.

Но введение тарифов, в первую очередь, ударит не по Китаю, а по союзникам США – Канаде, ЕС, Южной Корее. Доли в американском импорте металлов сейчас распределены следующим образом: на рынке стали – Канада 16%, Бразилия 13%, Южная Корея 10%, Мексика 9%, Россия 9%; на рынке алюминия – Канада 43%, Россия 10%, ОАЭ 9%, Китай 9%, Бахрейн 3%. Все страны Евросоюза вместе взятые формируют около 15% американского импорта стали; самый крупный европейский поставщик металлов в США – Германия (3% стали и 0,8% алюминия). Китай с его 2% в американском импорте стали и 9% в импорте алюминия будет затронут не так уж сильно. Для него это не столько экономическая санкция, сколько политический сигнал, опасный прецедент, который может побудить и другие страны последовать примеру США.

Экспортеры по-разному реагируют на демарш Белого дома. Канадцы надеются, что их страна будет освобождена от уплаты тарифов. В конце концов, обещания Трампа еще не оформлены в нормативный акт и такая вероятность есть. Чиновники Евросоюза угрожают введением тарифов на мотоциклы Harley-Davidson, виски, апельсиновый сок из Флориды и джинсы Levi's. Пекин может отказаться от закупок сои, нанеся серьезный урон аграрному сектору США. Китай – крупнейший в мире покупатель американской сои, емкость этой ниши в монетарном выражении достигает $14 млрд.

Формально США своими действиями регламент ВТО не нарушают: член ВТО может вводить новые тарифы, если того требуют соображения национальной безопасности. Однако раньше не было принято использовать эту лазейку. Вашингтон разбалансировал статус-кво. Теперь и Китай, и Индия, и кто угодно еще смогут поступать так же.

В общем, протекционизм создаст США множество проблем. Урезание импорта не обойдется без увеличения внутренних цен на металлы и соответственно – на продукцию металлоемких производств, например автомобилестроения. Если, в свою очередь, рост цен приведет к падению спроса, тогда следует ожидать увольнений на этих предприятиях. Спасение рабочих мест в металлургии обернется потерей таковых в машиностроении. Ответ уязвленных экспортеров скорее всего спровоцирует новые ограничения со стороны Вашингтона и американская экономика будет дальше замыкаться в себе.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Экономика»

14 апреля 2014 | 15:30

Казахстан во внешней политике Турции

Политика Турции в Казахстане опирается на идею единства тюркских народов. В предвыборной декларации партии Рэджепа Эрдогана говорится: «Первостепенная задача нашей внешней политики – реализовать историческую ответственность Турции и покровительствовать тюркским родственным государствам и обществам».

7 августа 2015 | 00:40

Дайджест внешней политики США за неделю (31 июля - 7 августа)

Статья в газете «Нью-Йорк Таймз» под заголовком «США решили нанести ответный удар китайским хакерам» вызвала на этой неделе широкую дискуссию в американских экспертных кругах. Чашу терпения американского руководства переполнил скандал со взломом базы данных Управления кадрами, в результате которого хакеры получили доступ к личной информации 20 миллионов американских госслужащих. Несмотря на отсутствие официальных заявлений Белого Дома о виновниках атаки, руководство страны так или иначе дало понять, что за атакой стоит Китай. До сих пор наиболее известным (хотя и не подтвержденным официально) обменом кибер-ударами был инцидент с Северной Кореей, когда после атаки на компанию «Сони» американское правительство пообещало нанести ответный удар, после чего на несколько дней Северная Корея осталась без интернета.

3 апреля 2014 | 01:00

Модернизация вооруженных сил Польши

В военных доктринах стран Восточной Европы отсутствует понятие внешней угрозы, а смысл существования вооруженных сил сводится к солидарному участию в операциях НАТО. Лишь у Польши сформировалась иная оборонная идентичность.

2 апреля 2018 | 19:32

США, Канада и Мексика пересматривают Североамериканское соглашение о свободной торговле

Одно из важнейших внешнеэкономических событий последнего времени – переговоры между США, Канадой и Мексикой о пересмотре Североамериканского соглашения о свободной торговле (НАФТА). Они начались 16 августа 2017 года, продолжаются до сих пор и с течением времени становятся все более трудными. Партнерский треугольник рискует развалиться на обособленные двусторонние соглашения сомнительной надежности и долговременности.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова