Ольга Ребро
Сенат США одобрил вступление Черногории в НАТО большинством голосов. Во время визита Рекса Тиллерсона в Анкару в центре обсуждения были вопросы борьбы с ИГ. Внутриполитические баталии в Вашингтоне затронули темы российского вмешательства в выборы, реформу здравоохранения и заполнение вакансий в Верховном суде.
ПРЕМИУМ
31 марта 2017 | 11:40

Дайджест внешней политики США (24 - 30 марта)

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

1. Затянувшийся, в результате упорного сопротивления Рэнда Пола, процесс одобрения американским сенатом вступления Черногории в НАТО завершился на этой неделе: подавляющее большинство сенаторов поддержало этот «символический шаг», призванный продемонстрировать России решимость США.

2. Во время визита Рекса Тиллерсона в Анкару в центре обсуждения были вопросы борьбы с ИГ (где Вашингтону предстоит принять «непростые решения» относительно сотрудничества с курдами) и стабилизации обстановки в Сирии (в основе которой, по замыслу новой администрации, должен лежать «астанинский процесс»).

3. За прошедшие две недели внутриполитические баталии в Вашингтоне развернулись сразу на трех фронтах. Причем, если в вопросах «российского вмешательства в выборы» и заполнения вакансии в Верховном суде воюющие лагеря определялись согласно партийной принадлежности, то реформа системы здравоохранения внесла раскол в ряды республиканцев.

Сенат одобрил членство Черногории в НАТО

Во вторник сенаторы подавляющим большинством (97 против 2) поддержали «резолюцию ратификации протокола к Североатлантическому соглашению 1949 года о вступлении Черногории». Согласно процедуре, вступление новой страны в НАТО должно быть поддержано каждым членом организации. В США для этого требуется одобрение Сената двумя третями голосов и подпись президента.

Несмотря на широкую межпартийную поддержку, процедура одобрения оказалась довольно драматичной. Изначально планировалось, что голосование о членстве Черногории состоится до конца президентства Барака Обамы. В декабре и январе сенатский Комитет по международным делам дважды одобрял резолюцию, однако вынесение этого вопроса на голосование всего Сената, к всеобщему негодованию законодателей, блокировалось двумя республиканцами: Рэндом Полом (Кентукки) и Майком Ли (Юта). Кульминация этого затянувшегося противостояния состоялась 15 марта, когда после очередного демарша Рэнда Пола Джон Маккейн (респ., Аризона) заявил, что «сенатор из Кентукки работает на Владимира Путина»:

«Я не имею ни малейшего представления, почему кто-то будет против (резолюции). Разве что, подобное возражение объясняется желанием осуществить стремления и амбиции Владимира Путина. И я говорю это со всей серьезностью».

Свою позицию Пол подробно объяснил во время голосования 28 марта:

«Мы должны ответить на вопрос: послужит ли членство Черногории укреплению безопасности Соединенных Штатов? Ответ очень простой. Принятие Черногории в НАТО ничего не принесет нашей национальной безопасности, зато добавит очередную маленькую страну на содержание Альянса. Сторонники расширения полагают, что до тех пор, пока все страны не вступят в НАТО, Россия будет способна захватить мир».

При этом сенатор уточнил, что считает Россию противником США, однако слабым противником, чья мощь сегодня преувеличивается в Вашингтоне в политических целях. «Но одно можно сказать с уверенностью, - продолжил Пол, - Россия всегда будет готова на большее для отстаивания своих интересов в этом регионе, чем мы. Это не значит, что я одобряю агрессию России. Однако неужели мы хотим отправлять наших солдат для участия в пограничных конфликтах Черногории? Большинство американцев не смогут показать эту страну на карте, а вы хотите, чтобы ваши дети там воевали». Также Пол указал на неоднозначную позицию населения самой Черногории, где, согласно опросам общественного мнения, проведенным в декабре 2016 года, членство в НАТО поддерживают 39,5% населения, а 39,7% выступают «против».

Тем не менее, сенаторы были единодушны и заметили, что принятие Черногории в НАТО станет важным и своевременным символическим шагом, демонстрирующим готовность США противостоять российскому вмешательству в европейские дела. Накануне голосования госсекретарь Рекс Тиллерсон и глава Пентагона Джеймс Мэттис направили Сенату письма, в которых поддержали эту идею.

Белый дом пока не комментировал возможное подписание резолюции Трампом, который, с одной стороны, выражал поддержку Альянса, с другой – критиковал большое количество «безбилетников», обеспечивающих свою безопасность за счет США. Учитывая позицию его кабинета, а также подавляющего числа конгрессменов, отказ от подписания резолюции будет стоить президенту значительного политического капитала. В случае же положительного решения, США станут 27-й из 28-ми стран, одобривших вступление Черногории. В оставшейся Испании голосование по этому вопросу должно состояться в первой половине апреля.

Визит Рекса Тиллерсона в Турцию

30 марта госсекретарь посетил Анкару, где встретился с турецким премьер-министром Бинали Йылдырымом, президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом и министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу. Кроме этого, Тиллерсон традиционно посетил американское посольство, но, в отличие от своего предшественника, не стал встречаться с «представителями оппозиции, журналистами и прочими диссидентами».

Как заметил сам Тиллерсон на совместной пресс-конференции со своим турецким коллегой, состоявшиеся дискуссии касались трех основных вопросов: сотрудничество в борьбе с ИГ; укрепление стабильности в регионе; и развитие двусторонних экономических связей. Чавушоглу, однако, расставил акценты несколько иначе. Отмечая, что Турция возлагает большие надежды на новую администрацию, он подчеркнул необходимость «придать новый импульс двусторонним отношениям»: «Как вы знаете, во время предыдущей администрации произошел ряд инцидентов, негативно сказавшихся на наших отношениях». К таким «инцидентам» он отнес сотрудничество США с курдскими отрядами народной самообороны (YPG) («Нельзя воевать против одной террористической организацией, объединяясь с другой») и промедление с выдачей проживающего на территории США Фетхуллаха Гюлена, обвиняемого официальной Анкарой в организации военного переворота в июле 2016 года («Мы ожидаем, что будут приняты конкретные меры, по крайней мере, этот человек будет арестован»). «Чтобы взаимодействие между США и Турцией стало возможно, - заключил Чавушоглу, - нам необходимо восстановить уровень доверия».

В отношении Гюлена, Тиллерсон заверил, что этим вплотную занимается новый генпрокурор Джефф Сешнс. Отвечая же на вопрос о сотрудничестве с курдами, американский Госсекретарь признал наличие противоречий. Он подчеркнул, что Турция и США одинаково смотрят на долгосрочную цель (разгром ИГ), но пока обсуждают пути ее достижения: «Мы как раз и встречаемся, чтобы согласовать тактику. Мы будем еще обсуждать этот вопрос. Сегодня мы остановились на возможных вариантах будущего развития событий. Если говорить откровенно, сделать выбор будет непросто. Нам предстоит принимать очень сложные решения».

Наконец, во время визита Тиллерсон подробно остановился на создании «промежуточных зон стабильности», причем некоторую ясность в этот вопрос внес не столько сам госсекретарь, сколько представитель Госдепартамента, отвечавший на вопросы журналистов накануне визита. По его словам, в основе плана Вашингтона по стабилизации лежит «астанинский процесс»:

«Что мы хотим в итоге получить – и с этой точки зрения наши встречи с турецким руководством будут играть важную роль – это длительное сохранение режима прекращения огня (в отдельных регионах). Как известно, Турция давно и активно ведет переговоры с Россией и Ираном в рамках «астанинского процесса», целью которого является установление локальных режимов прекращения огня. Суть заключается в том, что Турция дает обязательства оказать давление на (сирийскую) оппозицию, Россия, что важно, дает обязательства оказать давление на режим. Это, в свою очередь, гарантирует прекращение огня. Мы хотим, чтобы таким образом устанавливались зоны – особенно вдоль границ наших союзников, - где возможна де-эскалация гражданской войны, куда можно доставить гуманитарную помощь, где люди могут возвращаться к мирной жизни и куда, в конечном итоге, могут возвращаться беженцы».

 

Внутриполитические баталии

На прошедшей неделе вопросы внешней политики отошли на второй план на фоне драматичных событий внутриполитической жизни, развернувшихся сразу на нескольких направлениях.

Во-первых, всеобщее внимание было приковано проводимому законодателями расследованию «российского вмешательства» в американские выборы. 20 марта состоялось первое слушание по данному вопросу в Комитете по разведке Палаты представителей. Несмотря на то, что приглашенные свидетели – глава ФБР Джеймс Коми и директор Агентства национальной безопасности Майк Роджерс – лишь подтвердили уже появлявшиеся ранее (еще до выборов) в СМИ сообщения о том, что американское разведсообщество расследует связи Дональда Трампа с Россией, демократы воспользовались такой возможностью, чтобы нанести очередной удар по позициям президента. В этой связи наибольший резонанс вызвало выступление Джеки Спейер (дем., Калифорния), назвавшей вмешательство России «актом войны» и сравнившей российского президента с «пауком тарантулом», который сплел паутину вокруг администрации Трампа. «Оборона» республиканцев заключалась в смещении акцентов со связей Трампа с Москвой на необходимость разобраться с утечками, сопровождающими расследование. Здесь наиболее показательными стали вопросы Трея Гауди (респ., Южная Каролина), попытавшегося определить круг лиц, имевших доступ к информации. Поскольку это в основном были люди из предыдущей администрации, конгрессмен завуалировано продвигал мысль, что демократы используют утечки, чтобы подорвать президентство Трампа. Наконец, все это сопровождалось третьей «историей» - о незаконной «прослушке» самого президента. Несмотря на то, что и демократы, и республиканцы, и главы разведывательных ведомств, и представители предыдущей администрации категорически опровергли это предположение, сделанное 4 марта самим Дональдом Трампом, именно оно имело самые долгоиграющие последствия.

22 марта глава Комитета по разведке Девин Нюнез (респ., Калифорния) неожиданно посетил Белый дом, после чего дал понять, что у него имеется информация, что прослушка в том или ином виде все-таки имела место. Это дало повод вице-председателю комитета Адаму Шиффу (дем., Калифорния) обвинить Нюнеза в предвзятости и потребовать либо формирования отдельной комиссии по расследованию, либо отстранения главы Комитета от расследования. В этой неразберихе, сопровождавшейся переносами слушаний, «тайным» оповещением свидетелей и множеством резких заявлений, все на время забыли о России. Поэтому неудивительно, что аналогичное слушание в сенатском комитете, состоявшееся 30 марта, началось с укора в адрес членов Платы представителей: «Вице-председатель и я понимаем, что если подобная политизация всего расследования будет продолжаться, мы просто зайдем в тупик», - заметил во вступительной речи глава комитета Ричард Берр (респ., Северная Каролина).

Во-вторых, члены Планы представителей, не участвующие в разбирательствах относительно связей с Россией, в конце прошлой недели вплотную занялись вопросом реформы системы здравоохранения. Новый законопроект, призванный заменить «Обамакэир» (программу предыдущей администрации, несостоятельность которой была обнаружена накануне выборов), был составлен спикером Палаты представителей Полом Райаном (респ., Висконсин) и был полностью поддержан президентом. Теоретически, для принятия данного законопроекта требовалось простое большинство в Палате, что позволяло не учитывать мнение демократов, априори выступающих против любой политической инициативы президента. Однако на практике все оказалось не так просто.

По мере приближения запланированного на 23 марта голосования по данному законопроекту консервативное крыло республиканской партии («Фридом кокус») выступило против, назвав предлагаемую реформу «облегченной версией» «Обамакэир». В надежде заполучить недостающие голоса (25 республиканцев сказали твердое «нет») Дональд Трамп и Пол Райан пошли на уступки, внеся ряд радикальных изменений в законопроект. Это, в свою очередь, привело к недовольству умеренных республиканцев, которые один за другим стали переходить в лагерь несогласных. В результате голосование в четверг было сначала перенесено на пятницу, после чего отменено вовсе, оставив, таким образом, разваливающуюся на глазах программу «Обамакэир» без изменений. В настоящий момент поступают противоречивые сигналы о дальнейшей судьбе реформы. Дональд Трамп, больше желающий «отремонтировать» здравоохранение (и добиться хотя бы одной победы), нежели продвинуть политическую повестку дня одной из партий, не исключил сотрудничества с демократами. Опасающийся потерять «свой» законопроект Пол Райан 30 марта предостерег однопартийцев, что в результате их неуступчивости вместо децентрализации системы здравоохранения и ее перевода на рыночные основы (позиция республиканцев) они могут получить очередную государственную программу (позиция демократов).

В-третьих, ситуация накалилась вокруг заполнения вакансии в Верховном Суде. 1 февраля Дональд Трамп выдвинул на эту должность судью из Колорадо Нила Горсача, известного своими консервативными взглядами (в первую очередь, речь идет о праве на ношение огнестрельного оружия, однополых браках и абортах). Таким образом, на место одного консерватора (умершего в феврале 2016 года Антонина Скалиа) должен прийти другой консерватор, что сохранит примерно равную расстановку сил в Верховном суде: 4 либерала и 5 консерваторов, один из которых (Энтони Кеннеди) находится «в центре» и часто голосует с либералами. В прошлом году республиканцы саботировали заполнение вакансии, не допустив прихода на место Скалиа предложенного Обамой либерала. На этот раз демократы решили отплатить той же монетой. Главным провокатором стал лидер сенатского меньшинства Чак Шумер (дем., Нью-Йорк), объявивший после многодневного марафона слушаний, что демократы «не были впечатлены» Госачем и лишь единицы пока не приняли окончательного решения.

Между тем, по мере приближения дня голосования (назначенного на 7 апреля) республиканцы полны решимости добиться назначения Горсача любой ценой. Для преодоления флибустьерства им необходимо 60 (из 100) голосов сенаторов. Это означает, что республиканцам, имеющим 52 места, надо «переманить» на свою сторону 8 демократов. Пока что надежда на это не потеряна. Опасаясь, что до конца президентства Трампа объявить об уходе могут другие либеральные члены Верховного суда, некоторые демократы считают, что обструкционистский запал следует сохранить на предстоящие, куда более важные, схватки с республиканцами.

Если этого не произойдет, лидеры республиканской партии говорят о готовности пойти по т.н. «ядерному сценарию» («nuclearoption»): изменить процедуру голосования и разрешить преодоление флибустьерства при одобрении кандидатуры верховного судьи простым большинством. Обосновывая свои намерения, они ссылаются на аналогичные действия демократов в 2013 году, когда они снизили планку до 51 голоса при одобрении кандидатур на министерские посты и в суды низшей инстанции. Но и среди республиканцев есть сомнения относительно этого плана: некоторые опасаются, что, изменив правила сегодня, они могут отрезать себе возможности сопротивления в будущем, когда и президент, и сенат будут демократическими.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

30 октября 2015 | 13:00

Узоры персидского ковра: как Ирану стать региональным лидером

Иран мог бы действовать в обход США - совместно с Россией, заинтересованной в эффективной стабилизации Ближнего Востока и, в общем-то, занимающейся этой стабилизацией в Сирии. Проблема в том, что у Ирана и России, несмотря на внешнее согласие и совпадение интересов разное понимание слова «стабилизация». Иран жаждет ликвидации своих противников и хочет сам контролировать регион от Афганистана до Леванта. Москве же нужен баланс сил между всеми игроками региона.

13 мая 2015 | 22:00

Грузия: приближение к НАТО или сближение с США?

11 мая 2015 года в Грузии стартовали совместные американо-грузинские военные учения «Достойный партнер». Они продлятся две недели. Учения в таком формате проводятся на грузинской территории впервые. Они нацелены на проверку боеготовности военнослужащих национальной армии Грузии, которым предстоит участвовать в силах быстрого реагирования Североатлантического альянса. Впрочем, любые учения выходят за рамки специальных военно-технических сюжетов. И нынешние совместные грузино-американские тренинги проходят во вполне определенных международных контекстах.

6 апреля 2016 | 21:00

Перспективы Минского процесса и проблема признания Нагорного Карабаха

Пока «минский процесс» продолжается (и в какой стадии он сейчас, скоро станет ясно), идти на односторонние действия и признавать Нагорный Карабах до проведения юридически обязывающего референдума означает нарушение «базовых принципов», ответственность за которое однозначно возложат на Ереван. Бенефициарием от этого вряд ли возможно стать, а реальное взаимодействие Армении и НКР от этого не станет более крепким и содержательным. Издержки же очевидны. Конечно, это дало бы дополнительные козыри Баку не только на поле боя, но и на переговорах.

31 октября 2014 | 04:00

Мотивы возвращения Николя Саркози в большую политику Франции

В действительности столь скорое возвращение не входило в планы Саркози. Он собирался  исполнять роль почтенного государственного деятеля еще два года, а в 2017 заставить себя вернуться только по зову долга. Но когда разгорающийся финансовый скандал спровоцировал борьбу за лидерство в неспокойной и почти обанкротившейся партии, Саркози не смог остаться в стороне.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.