Ольга Ребро
Принятый Конгрессом США 28 сентября "Закон об 11 сентября" преодолел вето президента и может в скором времени ударить по международному авторитету Вашингтона. Американо-российские соглашения по Сирии закончились провалом и вернули стороны на уровень взаимных обвинений и угроз. Предвыборные дебаты разочаровали американских избирателей, которые ожидали зрелищного поединка, и не внесли существенных изменений в рейтинги кандидатов.
ПРЕМИУМ
1 октября 2016 | 21:13

Дайджест внешней политики США (22 - 29 сентября)

1. Популистский «Закон об 11 сентября», с одной стороны, фиксирует ослабевающее влияние Саудовской Аравии на вашингтонских законодателей, с другой – создает опасный прецедент в международном праве, который в будущем может быть использован против самих же США.

2. Американо-российское соглашение по Сирии, ознаменовавшее собой неутраченную способность двух государств вести диалог, на этой неделе вылилось в, казалось бы, оставшийся в прошлом лавинообразный рост взаимных обвинений.

3. Пока кандидаты в президенты и их сторонники спорят о том, кто одержал победу в первых дебатах, разочарованные американцы отмечают, что они практически никак не повлияли на их предпочтения.

«Закон об 11 сентября»

Закон о справедливости в отношении спонсоров терроризма (Justice Against Sponsors of Terrorism Act – JASTA), вступивший в силу 28 сентября после того, как Конгресс подавляющим большинством голосов преодолел президентское вето, позволит американским судам отклоняться от принципа «иммунитет суверена» в тех случаях, когда теракты, совершенные на территории США, привели к смерти американских граждан. На практике это будет означать, что семьи пострадавших в терактах граждан смогут подавать в суд на иностранные государства и должностных лиц, если их причастность будет доказана.  Несмотря на то, что в самом тексте закона нет ни слова ни про Саудовскую Аравию, ни про нью-йоркские теракты 2001 года, данный закон в народе окрестили «Законом об 11 сентября», а главной пострадавшей стороной от его введения назвали саудовское правительство.

Относительное единодушие Конгресса (за преодоление президентского вето было отдано 97 голосов против 1 в Сенате и 348 против 77 в Палате представителей) объясняется стремлением заработать политические очки в преддверие выборов. Как признал сам Барак Обама, «(поддержка вето) была бы воспринята как голосование против семей жертв 11 сентября прямо накануне выборов, поэтому не удивительно, что (законодателям) было бы сложно пойти на это».

«Все думали только о том, какую выгоду это принесет американским гражданам, однако никто не задумался о потенциальных проблемах с точки зрения международных отношений», - предупредил лидер сенатского большинства Митч Макконнелл, которому принадлежал единственный голос «против». Именно на такие последствия упирал в «защите вето» президент. Во-первых, по словам Администрации, JASTA фактически передаст разбирательства о причастности иностранных государств к терактам на территории США в руки частных лиц и судов, вместо того, чтобы позволить профессиональным ведомствам проводить четкую политику по защите национальной безопасности.

Во-вторых, данный закон станет поводом для ответных действий со стороны других государств, что может поставить под угрозу американских военных и американские активы в этих странах. Профессор юриспруденции Стивен Владек, чье интервью было опубликовано на сайте Совета по международным отношениям, замечает, что наиболее очевидным последствием в этой связи может стать ответный иск со стороны сирийского правительства: как повсеместно признано, американское вооружение использовалось для совершения «терактов» в отношении легитимных властей. Но это будет еще не самым опасным, продолжает Владек:

«Сирия, по большому счету, не должна нас беспокоить, потому что у нас там нет таких активов, которые сирийское правительство могло бы арестовать. Однако если на место Сирии поставить таких партнеров как Египет или Саудовскую Аравию, где находятся значительные американские активы, то тут уже стоит серьезно задуматься».

В-третьих, продолжает президент, JASTA способен создать разногласия в отношениях с рядом американских партнеров и союзников. В первую очередь, речь идет о Саудовской Аравии, спекуляции по поводу причастности которой к терактам 11 сентября стали поводом для законопроекта. К аргументации Белого дома можно добавить доводы военных кругов, опасающихся, что в судебных разбирательствах американские военные будут вынуждены раскрывать под присягой конфиденциальную информацию, а также беспокойство американских компаний, зарубежные активы которых окажутся под угрозой (к саудовским лоббистам против данного закона присоединились лоббисты таких компаний как «Дженерал Электрик», «Дау Кемикал», «Боинг» и «Шеврон»).

Как бы то ни было, американские юристы советуют не паниковать раньше времени. Так, группа законодателей уже на следующий день после преодоления вето начала готовить «уточнения» к закону, которые ограничат его применение. Но даже текущая формулировка закона предоставляет широкое поле для маневра. В частности, в нем не прописана конкретная процедура компенсаций жертвам терактов, то есть они могут рассчитывать лишь на моральное удовлетворение. Кроме этого, исполнительная власть получила право приостанавливать данные судебные разбирательства на неограниченное время.

Этот популистский и юридически слабый закон, тем не менее, символизирует необратимость тенденции ухудшения отношений с Саудовской Аравией. Так, журнал «Политико» назвал JASTA очередным проявлением уже ставшего нормой «шизофренического поведения» в отношении ближневосточных монархий. Президент, публично назвавший ближневосточных союзников «нахлебниками», становится главным защитником интересов Саудовской Аравии в Вашингтоне. Госдепартамент, обеспокоенный жертвами среди местного населения, поддерживает саудовскую операцию в Йемене. Наконец, сами законодатели голосуют за привлечение к суду саудовского правительства в обвинении в терроризме через неделю после одобрения продажи Эр-Рияду вооружений на сумму 1,15 млрд. долл. «Неужели тут никто не замечает иронии?», - обратился (31:44) к конгрессменам с риторическим вопросом сенатор Рэнд Пол, один из немногих, кто попытался заблокировать продажу вооружений.

Провал российско-американского диалога по Сирии

Тема сирийского урегулирования, а вернее провала очередной попытки, стала основной на брифингах Госдепартамента на прошедшей неделе. Соглашение от 9 сентября, призванное сократить взаимное недоверие, углубить сотрудничество в борьбе с терроризмом и, в конечном итоге, ускорить мирное разрешение сирийского конфликта, привело к противоположному результату, став очередным поводом для взаимных – и крайне острых – обвинений.

Первые дни перемирия, вступившего в силу 12 сентября, выглядели достаточно многообещающими: Госдепартамент в публичных заявлениях отмечал снижение общего уровня насилия и призывал не придавать значения единичным случаям нарушений. Казалось, ситуации должно было пойти на пользу и недельное отсутствие брифингов, а значит относительно затишье в СМИ. Однако именно на этой неделе все пошло не так.  Не прошло и пяти дней, когда американские военно-воздушные силы обстреляли сирийские войска в городе Дейр-эз-Зор. Пентагон незамедлительно признал ошибку, принеся извинения и пообещав разобраться в происшедшем. Официальный Дамаск извинения не принял и назвал инцидент намеренным нападением. Через несколько дней – 19 сентября – в Сирии обстрелу подвергся гуманитарный конвой ООН, в чем Госдепартамент не замедлил обвинить Россию. Москва, в свою очередь, обвинения отвергла, потребовав международного разбирательства. Дальше риторика с обеих сторон начала нарастать как снежный ком.

На фоне душераздирающих кадров результатов российских обстрелов, транслируемых в американских СМИ, Госдепартамент перешел к угрозам прекратить дипломатические контакты с Москвой по сирийскому вопросу и вернуться к разработке других «недипломатических» способов влияния на ситуацию, не исключая введения новых санкций и новые поставки вооружений умеренной оппозиции (эту информацию, периодически «просачивающуюся» в СМИ, Госдепартамент ни отрицает, ни подтверждает). Россия, в свою очередь, возобновила операцию по освобождению Алеппо, чем вызвала, вполне ожидаемо, гнев Вашингтона, а также уже на официальном уровне озвучила обвинения в адрес Вашингтона относительно целенаправленного сохранения террористической организации «Ан-Нусры» в качестве силы для свержения режима Асада.

В пятницу Госдепартамент категорически отверг данное обвинение, заметив, что США не наносят удары по «Ан-Нусре» в связи с тем, что это может привести к многочисленным жертвам среди местного населения. При этом неспособность «размежевать» террористов и умеренную оппозицию – главное требование, выдвигаемое Москвой, - Вашингтон объяснил недостатком времени:

«Никто не ожидал, что это произойдет мгновенно. Нам не хватило времени, чтобы полностью выполнить данное обязательство. Начавшиеся обстрелы Алеппо с воздуха снова подтолкнули (умеренную) оппозицию в объятия Нусры».

Сегодня остается мало надежды, что ситуация изменится. Вашингтон, отмечает, что соглашение от 9 сентября «может быть расторгнуто в любое время, может через несколько часов, а может через несколько дней». Москва, выражая сомнения в том, какое американское ведомство имеет последнее слово в реализации внешней политики, кажется, уже потеряла терпение в отношении текущей Администрации, полностью поглощенной предвыборной политикой.

Президентские дебаты в Университете Хофстера

Первые президентские дебаты, состоявшиеся 26 сентября в штате Нью-Йорк, вопреки всеобщим ожиданиям, оказались на удивление заурядными. Верные сторонники кандидатов, ожидавшие ожесточенной схватки, были вынуждены довольствоваться «умеренным» Трампом и пышущей здоровьем Клинтон. Ни с чем остались и неопределившиеся избиратели, ждавшие столкновения двух взглядов на будущее страны: кандидаты быстро скатились от содержания своей политической программы к – уже порядком надоевшим – взаимным обвинениям.

Хиллари Клинтон, накануне дебатов посвятившая все время подготовке, за полтора часа смогла преломить ситуацию в свою пользу. Уступая Трампу в первой трети дебатов, когда речь шла об экономике, она, умело забрасывая наживки в виде личных атак, заставила своего оппонента тратить отпущенное ему по регламенту время на оправдания. Дональд Трамп, в свою очередь, отказавшись от усиленных «тренировок», эти наживки заглатывал, однако выполнил свою главную цель – выглядел вполне «президентским». При этом если выступление Клинтон было достаточно ровным, то Трамп «скакал» от удачных маневров (например, он попытался заставить Клинтон публично отмежеваться от политики Обамы, а значит – отказаться от его поддержки) до явных провалов (к таковым аналитики отнесли целый ряд упущенных моментов для атаки, например по поводу Бенгази).

В результате, оба кандидата объявили о своей безоговорочной победе, цитируя сомнительные источники: Клинтон сослалась на опрос «Си-Эн-Эн», где выборка респондентов была сильно искажена в пользу демократов, а Трамп – на целый ряд «ненаучных», а следовательно вызывающих мало доверия, Интернет-опросов. При этом показательно, что подавляющее большинство американцев (например, в опросе «Политико» и «Морнинг Консалт») сказали, что дебаты никак не повлияли на их предпочтения.

И тем не менее, первые рейтинги, опубликованные после дебатов, показывают, что Клинтон удалось, если не вырваться вперед, то остановить негативную тенденцию, преследовавшую ее кампанию вторую половину сентября. Команда Трампа же обещает, что на следующие дебаты их кандидат придет более подготовленным, тем более что они будут проходить в формате общения с аудиторией, что для Трампа-шоумена будет намного привычнее «молчаливого» зала университета Хофстера.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

27 марта 2014 | 15:50

Крымский прецедент и его восприятие на постсоветском пространстве

Неопределенность географии понятия "русский мир" пугает соседей России, которым ясно лишь одно - включение Крыма в состав России обозначило принципиальную готовность Москвы пересматривать границы на постсоветском пространстве. Страны СНГ на эту угрозу отреагировали весьма неоднозначно.

23 июня 2016 | 13:25

Особая роль Москвы в нагорно-карабахском урегулировании

Сама апрельская эскалация не была чем-то неожиданным для всех, кто следил за динамикой армяно-азербайджанского этнополитического противостояния. Рост числа инцидентов и жертв (включая не только военнослужащих, но и гражданских лиц) уже не первый год является отчетливым трендом. Что же касается дипломатического формата, то ни Ереван, ни Баку не демонстрировали вчера и не демонстрируют сегодня приверженности к компромиссам и уступкам.

9 февраля 2016 | 21:00

Напряженность в российско-польских отношениях: Конфликт с Россией как попутный ветер

Последнее время в российской повестке стало много Польши. Скандал с перевозчиками, снос памятника Черняховскому, возобновление расследования катастрофы с самолетом Качинского, оскорбительное интервью с Мединским. Польша обречена быть застрельщиком против России, и, в общем, даже совсем не против такой роли.

2 октября 2017 | 21:10

Дайджест внешней политики Германии 26 сентября – 2 октября

После окончания предвыборной гонки немецкое экспертное сообщество принялось обсуждать: как АдГ удалось стать третьей по популярности партией? Прошедшие в парламент партии придумывают новые способы усложнить жизнь депутатам АдГ, параллельно договариваясь о конфигурации нового правительства. На фоне «разбора полетов» известие об избрании Герхарда Шрёдера председателем совета директоров «Роснефти» было истолковано едва ли не как предательство национальных интересов.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова