Ольга Ребро
Министр обороны США Джеймс Мэттис совершил свой первый зарубежный визит в Южную Корею и Японию, подтвердив верность Вашингтона союзническим обязательствам. В отношении Ирана новая американская администрация проводит политику последовательной эскалации. Эксперты Фонда Карнеги предложили сбалансированный подход по восстановлению доверия между США и Россией.
ПРЕМИУМ
10 февраля 2017 | 10:00

Дайджест внешней политики США (2-9 февраля)

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

1. Во время визита в Южную Корею и Японию министр обороны попытался и заверить союзников в верности США своим обязательствам, и успокоить Китай обещанием не использовать военную силу для решения проблем до тех пор, пока не будут исчерпаны все возможные инструменты дипломатии.

2. Администрация Трампа, поддерживаемая республиканскими законодателями и Пентагоном, взяла курс на эскалацию отношений с Ираном, хотя и сняла с повестки дня вопрос о выходе из соглашения по иранской ядерной программе.

3. Пока Администрация и Конгресс в очередной раз столкнулись по вопросу будущих отношений с Россией, эксперты Фонда Карнеги предложили более сбалансированный подход по восстановлению доверия между Вашингтоном и Москвой.

 

Визит главы Пентагона в Японию и Южную Корею

На прошедшей неделе состоялась первая зарубежная поездка министра обороны США Джеймса Мэттиса. Глава Пентагона посетил Южную Корею и Японию, чтобы заверить союзников, обеспокоенных предвыборной риторикой Дональда Трампа, в верности Вашингтона союзническим обязательствам.

«Мы поддерживанием нашего миролюбивого союзника Республику Корея в ее стремлении сохранять стабильность на полуострове и в регионе. Обязательства Америки по защите наших союзников и по предоставлению расширенных возможностей сдерживания остаются неизменными. Любая атака на Соединенные Штаты и на наших союзников будет отражена, а любое использование ядерного оружия вызовет эффективный и сокрушительный ответ», - заявил Мэттис, находясь в Южной Корее.

«Я хотел, чтобы мой первый визит состоялся именно в этот регион. Я хочу, чтобы в этот переходный период в Вашингтоне ни у кого не возникло сомнений в том, что мы твердо, на все сто процентов, плечом к плечу стоим рядом с народом Японии», - заметил глава Пентагона, выступая вместе с премьер-министром Японии Синдзо Абэ.

При этом Мэттис сообщил, что новое американское руководство продолжит реализацию планов предыдущей администрации. В Южной Корее будет размещена американская противоракетная система THAAD (Terminal High Altitude Area Defense), против чего выступают Китай и Россия, а пятая статья союзного договора между Японией и США, определяющая американские обязательства по защите японской территории, будет распространяться на спорные острова. (В 2014 году Барак Обама стал первым американским президентом, который однозначно поддержал Японию в территориальном споре с Китаем относительно островов Сенкаку, принадлежность которых находится под вопросом со времен Второй мировой войны.) «Сегодня я четко дал понять, что наша позиция относительно островов Сенкаку остается неизменной, - подчеркнул Мэттис на пресс-конференции по окончании визита. – Соединенные Штаты будут по-прежнему признавать принадлежность островов Японии, а значит, они подпадают под действие пятой статьи».

Подобные заявления, направленные союзникам, Мэттис уравновесил и обращением к КНР. После достаточно жесткой риторики нового госсекретаря относительно закрытия Китаю доступа к спорным островам, а также нарушения политики «одного Китая» новым президентом глава Пентагона предложил Пекину «таблетку успокоительного» (как охарактеризовала его слова китайская газета  «Чайна Дейли»): «Что нам необходимо сейчас сделать, это бросить все дипломатические усилия на разрешение данного вопроса должным образом, используя все возможные каналы, - заметил Мэттис, отвечая на вопрос о Южно-Китайском море. – Конечно, наша военная мощь должна служить опорой для дипломатов, однако в данный момент нет необходимости в военных маневрах или чем-то подобном для решения вопроса, который должен обсуждаться, в первую очередь, дипломатами».

Несмотря на это, за высказыванием Мэттиса незамедлительно последовал жесткий ответ Пекина:

«Мы призываем американскую сторону занять ответственную позицию, прекратить делать неправильные заявления и избегать усложнения этого вопроса и привнесение нестабильности в региональную ситуацию. Острова Дяоюйдао и примыкающие к ним острова с древних времен представляют собой неотъемлемую часть Китая, что является неизменным историческим фактом».

Эти слова КНР подтвердил на практике и в понедельник три китайских судна береговой охраны приблизились к спорным островам.

Вашингтон, тем временем, не только не пошел на эскалацию, но, напротив, сделал примирительный шаг: в среду Дональд Трамп отправил письмо Си Цзиньпину, в котором, помимо запоздалых поздравлений с китайским новым годом, содержался неожиданный призыв наладить «конструктивные» отношения.

Обострение отношений  Ираном

Противоположная ситуация наблюдалась в американо-иранских отношениях. Как и Китай, Иран являлся постоянным объектом критики в предвыборных речах Дональда Трампа, однако если в случае с Пекином новая администрация предпочла забыть о сделанных заявлениях, то в отношении Тегерана она не только ужесточила риторику, но и перешла к конкретным действиям.

Обострение отношений произошло уже менее чем через неделю после инаугурации. Подписанный 27 января указ о временном запрете на въезд граждан семи стран, хоть и не был направлен исключительно на Иран, вызвал резкую реакцию и пропорциональный ответ Тегерана.

30 января сотрудники Администрации сообщили (позже это официально подтвердил пресс-секретарь Белого Дома), что Иран накануне провел первые со времен вступления нового президента в должность испытания баллистических ракет. На следующий день, выступая на экстренном совещании Совета Безопасности ООН, созванном по инициативе США, американский постпред Никки Хейли сказала, что испытания «абсолютно неприемлемы» и добавила:

«Мы примем соответствующие меры… так, чтобы нас услышали».

Иран, в свою очередь, назвал такую реакцию США попыткой отвлечь внимание мировой общественности от непопулярного «антимусульманского запрета».

1 февраля очередной пресс-брифинг Белого дома неожиданно посетил советник по национальной безопасности Майкл Флинн. В своем коротком заявлении он раскритиковал «провокационные» запуски баллистических ракет, действия поддерживаемых Ираном хуситов в Йемене, упомянул бездеятельность предыдущего президента и завершил выступление расплывчатой угрозой:

«Президент Трамп жестко критиковал различные соглашения, заключенные между Ираном и администрацией Обамы, а также ООН за ее слабость и неэффективность. Вместо того чтобы быть благодарным Соединенным Штатам, Иран стал действовать более решительно. Сегодня мы выносим Ирану официальное предупреждение».

Что подразумевалось под «официальным предупреждением» Флинн не уточнил, однако на следующий день Дональд Трамп, отвечая на вопрос о возможности военных действий в отношении Ирана, заметил, что «ничего нельзя исключать». ("Nothing's off the table,") В ответ советник аятоллы Хомейни пообещал, что Иран не уступит перед «туманными» угрозами «человека, не имеющего никакого опыта».

3 февраля Вашингтон перешел от угроз к действиям и наложил санкции на 25 физических и юридических лиц, причастных к разработке баллистической программы Ирана. «Международная общественность была слишком терпеливой по отношению к Ирану, - гласило сообщение Белого дома. – Ритуальных созывов СБ ООН на экстренные совещания и жестких заявлений не достаточно. Дни, когда все закрывали глаза на враждебное и воинственное поведение Ирана, закончились».

4 февраля Иран ответил проведением военных учений с использованием ракетных и радарных установок. Официальное заявление Корпуса стражей Исламской революции назвало учение иллюстрацией готовности дать ответ на любые угрозы:

«Если враг совершит неосторожный шаг, наши ракеты начнут падать ему на голову».

Находящийся в это время в Японии Джеймс Мэттис поддержал выбранный администрацией курс на эскалацию:

«Иран является самым большим государством-спонсором терроризма в мире, и я считаю правильным наше решение дать Ирану понять, что его действия не останутся без ответа, это является нашей обязанностью, обязанностью всех государств, которые поддерживают сохранение стабильности».

При этом, однако, он заметил, что не считает нужным увеличивать военный контингент США на Ближнем Востоке.

7 февраля в американских СМИ появились сообщения, что администрация провела консультации с несколькими ведомствами по вопросу официального причисления Корпуса стражей Исламской революции к списку террористических организаций. (Наряду с КСИР в данный список может войти организация «Братья-мусульмане».) Однако, как заметило новостное агентство «Рейтер» со ссылкой на официальных лиц, после резкой общественной реакции на первые указы президента, администрация стала внимательнее подходить к выпуску новых, потенциально противоречивых, директив.

В условиях роста инти-иранской риторики в Вашингтоне показательно отсутствуют призывы к выходу из Соглашения по иранской ядерной программе. Вице-президент Майк Пенс заметил, что президент пока не принял окончательного решения на этот счет, а спикер Палаты представителей Пол Райан признал, что действие соглашение является уже необратимым, поэтому он поддерживает решение администрации ужесточить давление по другим направлениям.

 

Противостояние Трампа и Конгресса по российскому вопросу

На фоне обострения ситуации на востоке Украины, на этой неделе снова в центре внимания оказались противоречия между Белым домом и Капитолийским холмом по поводу политики в отношении Москвы.

Вслед за критическим выступлением Никки Хейли в ООН, в котором она возложила вину за эскалацию конфликта на Россию, последовали призывы конгрессменов поставить Киеву летальные вооружения. В рамках закона об оборонном бюджете на 2017 год Конгресс уже выделил средства для этих целей, однако Обама не поспешил ими воспользоваться. «В свете последних атак России и вероятности продолжения агрессии в отношении Украины, - написал в письме президенту Джон Маккейн (респ., Аризона), - я призываю Вас использовать данные Вам полномочия и предоставить Украине защитные летальные вооружения для обороны собственной территории».

Давление на президента как со стороны Конгресса, так и американских СМИ усилилось после воскресного интервью Дональда Трампа телеканалу «Фокс Ньюз». В очередной раз отвечая на вопрос об отношениях с Владимиром Путиным, Трамп отклонился от заученной фразы «Я его уважаю, однако это не означает, что между нами будут хорошие отношения» и сделал выпад в адрес критиков России в целом и Путина в частности:

«Вы что, думаете, что наша страна святая? Посмотрите, что мы натворили. Мы совершили множество ошибок, в результате которых погибло много людей. Среди нас много убийц».

Незамедлительно республиканцы обвинили Дональда Трампа в недопустимом «моральном уравнивании» России и США, а демократы потребовали срочного расследования связей Дональда Трампа с Россией во время избирательной кампании. И тем, и другим Трамп ответил в твиттере:

«Я не знаю Путина, у меня нет никаких сделок с Россией, а ненавистники просто сходят с ума».

Помимо громких заявлений, законодатели в среду внесли в Сенат новый законопроект, предписывающий президенту предоставить Конгрессу весомые аргументы в том случае, если он решит смягчить антироссийские санкции, после чего у Конгресса будет 120 дней, чтобы рассмотреть их обоснованность.

Между тем Фонд Карнеги за международный мир в четверг опубликовал итоги деятельности рабочей группы, призванной сформулировать принципы будущих отношений с Россией. Критикуя и слепую демонизацию России со стороны Конгресса, и чрезмерное дружелюбие Трампа, эксперты призвали прервать цикл «бум-спад», при котором «перезагрузка» сменялась замораживанием отношений, и перейти к «четко выверенному управлению глубоких противоречий в отношениях с Москвой».

«Стабильные отношения с Россией являются залогом достижения жизненно важных приоритетов США. Тем не менее, проблемы, разделяющие наши две страны, скорее всего не имеют быстрых решений. Снижение напряженности, восстановление диалога по вопросам, представляющим взаимный интерес, противостояние российским попыткам вмешательства во внутренние дела США и их союзников – другими словами, выстраивание отношений на основе терпения и твердости – станет необходимым условием до тех пор, пока не будет восстановлен необходимый уровень доверия между Вашингтоном и Москвой. Такое положение дел не приведет к кардинальным изменениям, но является более предпочтительным по сравнению с крутыми виражами российско-американских отношений последних 25 лет. Со временем данный методичный подход позволит создать более прочные и продуктивные отношения, которые принесут пользу всему мировому сообществу».

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

10 июня 2015 | 01:00

Продлить нельзя ужесточить: Украинские итоги саммита G7 в Германии

Очевидно, санкции продлят до конца 2015 года, а затем, возможно, и дальше, поскольку этот вопрос упирается в довольно специфическое понимание некоторыми лидерами Европейского союза «полного выполнения Минских соглашений». В Европе не хотят слышать о том, что это зависит не только от России, но и от других сил, так или иначе вовлеченных в реализацию мирного плана. Как минимум одна из этих сил — Украина — взяла четкий и однозначный курс на полный срыв дорожной карты.

7 июня 2015 | 13:00

Стеклянный потолок: Будут ли нормализованы отношения России с Грузией

Назначение бывшего грузинского президента Михаила Саакашвили главой областной администрации Одессы вновь заставило Россию обратить внимание на своего южного соседа — Грузию. Может показаться странным, что грузинские власти комментировали это решение Петра Порошенко с плохо скрываемым раздражением. А все потому, что сложный, но крайне важный процесс нормализации российско-грузинских отношений идет вот уже несколько лет.

23 октября 2015 | 22:26

Дайджест внешней политики США за неделю (16-22 октября)

Прошедшие в Канаде парламентские выборы и победа на них Либеральной партии означает предстоящие изменения в американо-канадских отношениях: от решения одних проблем до возникновения противоречий - по другим. Бывший Госсекретарь США Киссинджер выразил свою точку зрения в отношении конфликта в Сирии и оптимальной, по его мнению, политики Вашингтона в отношении него: эксперт выдвигает непопулярное решение дилеммы о том, кого считать "меньшим злом" - Асада или ИГИЛ. Происходящие во внутриполитической жизни США события все более ощутимо чувствуют на себе влияние набирающей ход предвыборной гонки.

24 апреля 2015 | 17:47

Дайджест внешней политики США за неделю (17-23 апреля)

Начало подготовки американскими военными украинской армии вызвали в очередной раз противоречивую реакцию, как внутри страны, так и за рубежом. С началом председательства США в Арктическом Совете регион рискует стать новой сферой нагнетания противоречий между Вашингтоном и Москвой. И в то время, как переговоры по ТТИП продолжают сталкиваться с непониманием со стороны Демократической партии, определенные подвижки наметились на направлении реализации проекта ТТП.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.