Ольга Ребро
Встреча Меркель и Трампа не привела к значительным прорывам в американо-немецких отношениях. Во время визита госсекретаря в АТР основное внимание было уделено политике в отношении КНДР. Министерская встреча коалиции по борьбе с ИГ лишь очертила контуры новой стратегии борьбы с террористами.
ПРЕМИУМ
24 марта 2017 | 12:09

Дайджест внешней политики США (17 - 23 марта)

3 У вас осталось просмотра
Увеличить количество просмотров

1. Первая встреча Ангелы Меркель и Дональда Трампа, предваряемая месяцами взаимных упреков, не привела к значительным прорывам: по окончании пятичасового визита стороны лишь повторили свои позиции по спорным вопросам, согласившись не соглашаться.

2. Во время первого визита госсекретаря в АТР основное внимание было уделено обсуждению новой стратегии в отношении КНДР. Начав с разговоров о возможности военной операции на полуострове, Тиллерсон, однако, смягчил тон и охарактеризовал новый подход как поэтапное усиление давления на Пхеньян.

3. Первая после выборов министерская встреча коалиции по борьбе с ИГ, к разочарованию участников, лишь очертила контуры новой стратегии на данном направлении, детали которой пока вызывают множество вопросов.

 

Визит Ангелы Меркель в Вашингтон

Первой встрече двух лидеров западного мира, состоявшейся 17 марта, предшествовали месяцы заочной перепалки. Выпады Дональда Трампа в адрес Ангелы Меркель (он объявил о своем разочаровании в ней, обвинил ее в «разрушении Германии» и предрек ей скорое свержение в результате массовых протестов) не прекратились и после инаугурации, хоть и стали несколько мягче. Глава ФРГ отвечала лекциями о важности демократических ценностей: «Германия и Америка объединены общими ценностями: демократия, свобода, уважение закона и достоинств людей, вне зависимости от их происхождения, цвета кожи, религии, пола, сексуальной ориентации и политических взглядов, - заметила она, поздравляя Трампа с победой. – На основе этих ценностей я предлагаю будущему президенту США тесное сотрудничество».

Поэтому не удивительно, что Меркель начала свое выступление на совместной пресс-конференции с призыва прекратить эту практику: «Я все время повторяю, что намного-намного лучше говорить друг с другом, чем друг о друге».

Тем для такого разговора оказалось достаточно, и в отношении каждой из них проявились серьезные разногласия.

Во-первых, значительное внимание было уделено экономике и торговым соглашениям. Меркель, вопреки протестам, взяла на себя функцию мобилизации Европы в вопросе заключения  трансатлантического соглашения о свободной торговле (ТТИП). Дональд Трамп, предпочитая двусторонние сделки масштабным региональным соглашениям, не только отказался от уже согласованного аналогичного проекта в Азии, но и остановил переговоры с Европой. Для демонстрации работоспособности своего подхода Ангела Меркель привезла с собой делегацию глав ведущих немецких компаний, вносящих значительный вклад в экономику США. «Мы называем Соединенные Штаты своим вторым домом, - заявил на встрече с президентом Харальд Крюгер, глава «BMW» - кампании, неоднократно всплывавшей в выступлениях Трампа в контексте повышения импортных пошлин. – 25 лет назад мы основали наш самый большой завод в Южной Каролине. Мы создали 9000 рабочих мест. 70% продукции этого завода идет на экспорт. Он достигает 10 млрд. долл. в год».

Очевидно, главы компаний не смогли убедить американского президента, и на заключительной пресс-конференции он снова перешел к угрозам:

«Что касается торговли с Германией, мне кажется, у нас все должно получиться. Но пока что, я должен заметить, что немецкие переговорщики оказались лучше наших. Но, я надеюсь, мы сможем это исправить. Мы не хотим победы. Мы хотим, чтобы восторжествовала справедливость. Германия до сих пор брала верх в торговых переговорах с США, я уважаю их за это, но…».

Во-вторых, разногласия проявились в области безопасности. Дональд Трамп, решивший перевести разговоры о двухпроцентной планке оборонных расходов стран-членов НАТО в практическую плоскость, неожиданно пошел дальше и заговорил о «долгах» союзников:

«В разговоре с канцлером Меркель я повторил нашу поддержку НАТО, а также напомнил о необходимости наших союзников вносить свой справедливый вклад в обеспечение обороны. Многие страны задолжали нам значительные суммы за прошлые годы, это несправедливо в отношении США. Страны должны расплатиться по долгам».

В пятницу Меркель лишь невозмутимо заметила, что ФРГ выполнит данное обязательство согласно собственному плану – к 2024 году. Однако после субботнего «твиттер-напоминания» американского президента о долгах, на этой неделе и Меркель, и немецкий мид заняли жесткую позицию, категорически отвергая само понятие «долга». К слову, их поддержал и глава Пентагона, заметивший, что НАТО «не ведет учет задолженностей».

В-третьих, журналисты с нетерпением ждали заявлений лидеров по миграционной политике. Причиной интереса стали не только предполагаемые разногласия, но и большой внутриполитический резонанс данного вопроса как в ФРГ, так и в США. Накануне визита уже второй указ американского президента в этой области был приостановлен судом. Несмотря на это, в пятницу он повторил свою непреклонную позицию: «Иммиграция в США является привилегией, а не правом, и безопасность наших граждан всегда будет стоять на первом месте». Ангела Меркель, публично осудившая миграционную политику Трампа, тем не менее, в свете предстоящих выборов и сама пошла на ужесточение позиции в отношении беженцев. Во время визита Меркель поддержала необходимость укрепления границ и заботы о безопасности собственных граждан, а также подчеркнула важность помогать людям, оказавшимся в бедственном положении, в их странах, предотвращая, таким образом, их превращение в беженцев.

В целом, визит имел ознакомительный характер и не привел к значительным прорывам. «Могло бы быть и хуже», - констатировали на следующий день немецкие газеты.

«Отсутствие предсказуемости и ясности в политике (США), а также частые противоречивые и неблагоприятные заявления Вашингтона о Европе ставят (Меркель) в сложное положение, - писал накануне встречи старший научный сотрудник Центра стратегических и международных исследований Джеффри Ратке. – Поэтому во время визита в Вашингтон она постарается найти какой-то способ сосуществования с президентом Трампом, который поможет укрепить экономическое взаимодействие и трансатлантическое сотрудничество. Если сделать этого не удастся, Меркель надо будет определить, на какой дистанции ей надо будет держаться от политических взглядов Трампа, чтобы не навредить своему политическому будущему».

Новый подход к северокорейской ядерной проблеме

На прошедшей неделе состоялся первый визит главы Госдепартамента в Азиатско-тихоокеанский регион, в ходе которого он посетил Японию (15-16 марта), Южную Корею (17 марта) и Китай (18 марта). Главной темой встреч с руководством этих стран стала «координация стратегии в свете нарастающей ядерной и ракетной угрозы со стороны Северной Кореи». «Всем хорошо известно, что мы в настоящее время изучаем возможные подходы к решению вопроса КНДР, новая администрация пытается по-новому взглянуть на проблему, - заметил представитель Госдепартамента накануне визита. – Пока что мы не готовы делать каких бы то ни было заявлений, но я уверен, что во время поездки этот вопрос будет подробно обсуждаться».

Первые программные заявления последовали уже на второй день визита. Находясь в Южной Корее, Рекс Тиллерсон отметил:

«Перед лицом ужасной и растущей угрозы со стороны Северной Кореи, мне важно провести консультации с нашими друзьями. Но я бы хотел пояснить: политике стратегического терпения пришел конец. Мы рассматриваем целый спектр дипломатических, военных и экономических мер. Обсуждаются все варианты. Северная Коре должна понять, что единственный путь к безопасности и экономическому процветанию проходит через полный отказ от разработки ядерных вооружений, баллистических ракет и другого оружия массового уничтожения».

Упоминание «военных» мер всколыхнуло американские СМИ, однако американские эксперты призвали не делать поспешных выводов. «Не стоит ожидать, что (военная операция) обойдется малой ценой: главными пострадавшими станут Южная Корея и Япония», - предупредил Роберт Галуччи, глава группы переговорщиков во время северокорейского ядерного кризиса 1994 года. «Данное заявление скорее говорит о решительности администрации, чем о готовности начать войну», - предположил Гарри Казианис, аналитик по вопросам оборонной политики в Центре национальных интересов США. С этим согласился Виктор Ча, занимавшийся азиатским направлением в Совете национальной безопасности в 2004-2007 годах: «Подобная жесткая риторика призвана создать необходимый фон для последующих встреч в Пекине, дать понять Китаю, что мы шутить не намерены».

Очевидно, что в Китае Тиллерсона услышали, и в субботу на совместной пресс-конференции глава китайского МИД Ванг И призвал «не терять голову»:

«Мы надеемся, что все стороны, включая наших друзей в Соединенных Штатах, смогут трезво оценить ситуацию во всех деталях и примут мудрое решение. Китайская сторона, в свою очередь, выдвинула ряд предложений».

В чем состояла суть предложений Ванг И не пояснил, однако на следующий день в интервью изданию «Индепендент Джорнал Ревью» Тиллерсон несколько смягчил тон:

«Наш подход будет включать несколько этапов увеличения давления, таким образом, мы хотим дать северокорейскому правительству время осознать, что происходит, время принять решения и изменить свою политику. Перед нами не стоит задачи спровоцировать резкую реакцию. Мы хотим, чтобы они поняли, что если курс не будет изменен, их положение будет только ухудшаться. Мы даем им время пересмотреть курс».

В понедельник появились сообщения о возможно первом этапе такого подхода: введение широкомасштабных санкций, призванных отрезать Северную Корею от глобальной финансовой системы. В первую очередь, речь идет о вторичных санкциях, в результате которых под ударом окажутся китайские компании и банки, сотрудничающие с северокорейским режимом. Ожидается, что конкретные меры будут разработаны к встрече Дональда Трампа с китайским лидером Си Цзиньпином, запланированной на 6-7 апреля.

Тем временем Пхеньян демонстрирует нежелание поддаваться давлению Вашингтона. В воскресенье он провел испытания нового реактивного двигателя, который может быть использован для запуска межконтинентальных баллистических ракет. А в среду официальный представитель Северной Кореи заверил, что его страна «не боится» ужесточения санкций, которые вызовут лишь один ответ – ускорение разработки ядерной программы, включая возможность нанесения превентивного удара.

Встреча министров стран-участников коалиции по борьбе с ИГ

22-23 марта в Вашингтоне состоялась встреча участников американской коалиции по борьбе с ИГ – первая после избрания Трампа и самая многочисленная за всю историю ее существования (с 2014 года). Подобный ажиотаж представители делегаций объяснили, во-первых, возможностью лично встретиться с новыми американскими коллегами, во-вторых – желанием узнать планы новой администрации на данном направлении.

Разработка стратегии была поручена лично главе Пентагона Джеймсу Мэттису, который представил ее Белому Дому три недели назад. С тех пор конкретные детали так и не были оглашены, что пресс-секретарь Госдепартамента в четверг объяснил, с одной стороны, продолжающимися внутренними дебатами, с другой – намерением Дональда Трампа, часто критиковавшего своего предшественника за информирование врагов о готовящихся военных операциях, держать свои планы в тайне: «Президент не собирается телеграфировать каждое свое решение».

Выступления представителей американской делегации во время конференции позволили определить общие черты нового подхода. Главным отличием от предыдущей администраций, как неоднократно подчеркнул в четверг пресс-секретарь Госдепартамента, станет выдвижение на первое место задачи борьбы с ИГ. «Это не означает, что мы забыли о гражданской войне в Сирии, - уточнил он, - но сначала надо разгромить ИГ». Сам Рекс Тиллерсон, выступая перед своими коллегами по коалиции, повторил уже озвученную во время слушаний в Конгрессе формулу:

«Я признаю, что существует множество вызовов на Ближнем Востоке, требующих срочного решения, но разгром ИГ является главной задачей США в регионе. Если мы будем все называть приоритетом, то ничего не будет приоритетом. Нам необходимо сохранять концентрацию на самом главном».

Другим нововведением станет ускорение военной операции. Составленный Мэттисом план предполагает «скорое поражение» ИГ с использованием «всех элементов национальной мощи» на основе «трансрегионального подхода». Пока что такие расплывчатые формулировки на практике вылились в не афишируемую отправку 400 солдат в Сирию для подготовки наступления на Ракку и в расширение полномочий Пентагона в принятии решений (администрацию Обамы часто критиковали за стремление контролировать каждую деталь военных операций). Идея «ускорения» военной кампании горячо поддерживается республиканцами и критикуется демократами. «Мы становимся свидетелями кардинальных изменений, - заметил демократ из Массачусетса Джим Макговерн, ярый противник широкомасштабных военных кампаний. – Пару сотен солдат здесь, пару сотен солдат там. А на деле получается, что наше военное присутствие продолжает расти». Помимо общего увеличения количества войск, ускорение операции может означать отказ от обучения местных сил, занимающего много времени, и перемещение американских солдат ближе к линии фронта, а значит и увеличение потерь.

Наконец, если администрация Обамы делала акцент на военной операции, то Тиллерсон уделил больше внимания  послевоенному восстановлению освобождаемых территорий: «Вскоре наша кампания в Ираке и Сирии вступит в новую фазу, характеризуемую переходом от масштабных военных действий к стабилизации». Попросив (уже традиционно) союзников увеличить свой вклад, он остановился на некоторых деталях, которые, впрочем, вызвали больше вопросов. Во-первых, называя скорое возвращение к мирной жизни залогом полного уничтожения ИГ, Тиллерсон заявил, что «коалиция не будет заниматься строительством наций и восстановлением». Данная задача, по его словам, должна лечь на плечи местных властей. Учитывая, что во многих случаях вопрос местного самоуправления далеко не решен, становится непонятно, кто именно займется восстановлением (пресс-секретарь в четверг предпочел не услышать этот вопрос). Во-вторых, переход к новой фазе предполагает уменьшение роли Пентагона и увеличение роли Госдепартамента. Это противоречит бюджетному плану администрации, урезавшей на треть финансирование внешнеполитического ведомства (пресс-секретарь лишь отметил, что данный бюджет является предварительным). В-третьих,  наибольшую неразбериху вызвало упоминание Тиллерсоном планов по «созданию промежуточных зон стабильности посредством заключения перемирий, которые позволят беженцам вернуться домой». Ни между кем будут заключаться перемирия, ни кто будет обеспечивать стабильность в этих зонах, госсекретарь не сказал (пресс-секретарь лишь заверил, что речь ни в коем случае не идет о «зонах безопасности» и «бесполетных зонах», а значит, не предполагает дополнительных ресурсов).

Отсутствие деталей расстроило не только журналистов, но и самих участников конференции. Так, министр иностранных дел Франции Жан-Марк Эйро отметил: «Я надеялся услышать больше конкретики. Я уже около двух недель задаю администрации конкретные вопросы. Я понимаю, что ей требуется некоторое время для принятия решений. Но и у нас есть свои планы, нам тоже надо двигаться дальше». «Прошедшие встречи были больше похожи на брифинг, чем на изложение конкретного плана, которого, очевидно, пока не существует, - приводит слова другого участника – «представителя арабской страны» – новостное агентство «Си-Эн-Эн». – Администрация говорит правильные вещи, но широкие мазки пока не преобразовались в цельную стратегию».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

8 мая 2015 | 13:49

Дайджест внешней политики США за неделю (1-7 мая)

Главным событием американской внутриполитической повестки, связанной с внешней политикой Вашингтона, на прошедшей неделе стала стрельба в Техасе на выставке карикатур на Пророка Мохаммеда. Важное значение для оценки перспектив американо-российских отношений имело выступление на заседании Сенатского комитета по вооруженным силам главнокомандующего НАТО в Европе. Наконец, были разрешены продолжавшиеся прения между Сенатом и Белым домом в отношении заключения договора с Ираном.

16 ноября 2016 | 17:07

Китайское направление внешнеполитической программы Трампа

Внешнеполитическая риторика Дональда Трампа и в ходе президентской гонки, и после её завершения отводила значительное место американо-китайским отношениям. По мнению миллиардера, Поднебесная является основной угрозой для американского лидерства. России важно правильно отреагировать на новую американскую систему приоритетов в сфере национальной безопасности.

11 ноября 2016 | 20:07

Президентство Трампа прагматизирует отношения России и США в Закавказье

Победа Дональда Трампа на президентских выборах вызвала оживленную дискуссию о преемственности американского внешнеполитического курса при новом лидере. Безусловно, фундаментальные изменения здесь маловероятны, однако стоит отметить, что одна лишь прагматизация подходов к решению актуальных проблем способна дать некоторые результаты. Например, упорядочить российско-американские противоречия в Закавказье.

19 июля 2016 | 19:21

Истоки радикализации внутренней политики Армении

Протестный избиратель Армении готов поддерживать не столько конструктивную программу, сколько кандидата-критика власти. Это придает всей конструкции армянской политической системы неустойчивый характер. Недовольство политикой властей может вынести на поверхность случайных персонажей, не обладающих достаточным уровнем компетенции и подготовки для управления страной. Этому сценарию способствует и пополнение рядов недовольной молодежью.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.