Агентство "Внешняя политика"
После решения британцев покинуть ЕС Вашингтон постарался сделать все возможное, чтобы успокоить начавшуюся панику и избежать назревающего раскола между Лондоном и Брюсселем. После событий в Орландо в Конгрессе разгорелись баталии по поводу ограничений на продажу огнестрельного оружия, а кандидаты в президенты были вынуждены отбиваться от нападок своих же однопартийцев. В американо-российских отношениях забрезжила возможность сотрудничества по Сирии, вероятность реализации которой, тем не менее, Москва и Вашингтон оценивают по-разному.
ПРЕМИУМ
8 июля 2016 | 17:10

Дайджест внешней политики США (16 июня – 7 июля)

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

1. После решения британцев покинуть ЕС Вашингтон постарался сделать все возможное, чтобы успокоить начавшуюся панику и избежать назревающего раскола между Лондоном и Брюсселем.

2. Расстрел в Орландо вызвал в Конгрессе США баталии по вопросу об ограничении продажи огнестрельного оружия. Кандидаты в президенты Х. Клинтон и Д. Трамп были вынуждены отбиваться от нападок своих же однопартийцев.

3. В американо-российских отношениях появилась возможность сотрудничества по Сирии. Москва и Вашингтон по-разному оценивают вероятность и перспективы такого сотрудничества.

Реакция США на референдум в Великобритании

На фоне всеобщей паники, последовавшей за решением британцев выйти из состава ЕС, все усилия официального Вашингтона были направлены на снижение волатильности международной обстановки. Несмотря на неожиданность результатов референдума, американские внешнеполитические ведомства выступили с единым, явно скоординированным, ответом.

Во-первых, в то время как некоторые эксперты (например, Фонда Карнеги) обсуждали возможность повернуть вспять итоги референдума, Вашингтон занял однозначную позицию: выход Великобритании из ЕС является свершившимся фактом. Именно с этих слов начиналось официальное заявление президента:

«Жители Великобритании сказали свое слово, и мы уважаем их решение».

Эту же мысль повторил и пресс-секретарь Госдепартамента 24 июля:

«Какая бы ни была мотивация у голосовавших, британцы высказали свое решение, и теперь нам надо двигаться дальше».

Во-вторых, Вашингтон дал понять, что в условиях натянутых отношений между Лондоном и Брюсселем он не будет делать выбор в пользу кого бы то ни было.

«Особые отношения между Соединенными Штатами и Великобританией прочны как никогда, а членство Великобритании в НАТО лежит в основе американского подхода к выстраиванию политики в области международных отношений, безопасности и экономики, – говорится в заявлении Барака Обамы. – То же самое можно сказать и о наших отношениях с Европейским Союзом, который сделал так много для укрепления стабильности, экономического благополучия, распространения демократических ценностей и идеалов на континенте и за его пределами. Великобритания и Европейский Союз останутся незаменимыми партнерами США, несмотря на начало переговоров о будущем их отношений».

Кроме этого, госсекретарь Джон Керри, выступая на совместной пресс-конференции со своим британским коллегой Филипом Хаммондом 27 июня, заверил, что новый статус Великобритании не будет означать, что Вашингтон перестанет считаться с ее мнением:

«Конечно же, нам будет не хватать голоса (Великобритании), когда мы будем вести дела с изменившимся Евросоюзом. Я лично сожалею, что не увижу представителя Великобритании за столом переговоров во время диалога между США и ЕС. Но у меня нет и доли сомнения, что Британия будет по-прежнему вносить свой вклад в решение каждого отдельного вопроса».

Наконец, во всех заявлениях официальных лиц так или иначе звучала надежда на то, что предстоящий «развод» пройдет цивилизованно с минимальными последствиями для существующей архитектуры трансатлантических отношений. Как следует из слов пресс-секретаря Белого дома, Барак Обама, узнав о результатах референдума, в первую очередь, созвонился с британским премьер-министром Дэвидом Кэмероном, канцлером ФРГ Ангелой Меркель и американским министром финансов Джейкобом Лью. Основной темой каждого разговора стала необходимость «тесной координации» для того, чтобы предстоящие переговоры между Лондоном и Брюсселем прошли «без эксцессов» и «гарантировали стабильность в области экономики и безопасности как Европы, включая Великобританию, так и мира в целом».

Выход Великобритании из ЕС моментально нашел отражение в предвыборной кампании кандидатов от обеих партий. И республиканцы, и демократы назвали референдум «сигналом к действию», вкладывая, тем не менее, в это понятие противоположные смыслы. Первые подразумевали под «действиями» борьбу с «бюрократами-интернационалистами», как выразился Тед Круз; вторые – противостояние таким националистам, как Дональд Трамп, и приравненному к нему лидеру британской кампании по выходу из ЕС Борису Джонсону.

Представители американского, как и европейского, экспертного сообщества, в большинстве своем, оценили результаты референдума как удар по трансатлантическому сообществу в целом, которое на ближайшее время забудет о расширении и займется наведением внутреннего порядка, а также по НАТО в частности, которая, как предупредил научный сотрудник Атлантического Совета Франсис Бурвелл, может превратиться в «дитя развода».

Положительный момент в выходе Великобритании из ЕС увидел бывший госсекретарь Генри Кисиинджер, который в своей статье в «Уолл Стрит Джорнал» и в выступлении на радио заметил:

«Когда был основан Европейский Союз, начавшийся с общего рынка, вопрос стоял о создании такой политической структуры, при которой европейские страны могли бы сохранить свою национальную идентичность и избежать при этом трагических разногласий, которые привели в свое время к двум мировым войнам. Но то, что начиналось как политическая прозорливость сегодня превращается во все более запутанное бюрократическое регулирование. В результате этого было потеряно политическое единство. Что сегодня необходимо – это четкое видение общего будущего, в то время как весь мир разваливается на множество очагов нестабильности. И демократические страны по обе стороны Атлантики должны разработать политическое видение, а не увязать во взаимных обвинениях. При этом мы (США) должны дать четко понять, что развитие «особых отношений» никак не связано с динамикой отношений между Великобританией и Европой. Если США выступят в роли лидера и представят свой четкий взгляд на дальнейшую эволюцию международной системы, в которой Британия является важной составной частью Европы, но при этом остается и важным союзником Соединенных Штатов, то мы сможем добиться более позитивных результатов».

При этом Киссинджер подчеркнул, что США не стоит опасаться, что без Великобритании ЕС станет более независимым центром политической силы:

«На сегодняшний момент в большинстве крупных международных кризисов европейские страны не могли выступить в качестве единого организма, потому что в таких ситуациях страны ЕС обычно действовали как независимые субъекты. Мы должны относиться к ЕС как к потенциальному партнеру, но при этом не забывать, что, как бы ни развивались отношения (между Брюсселем и Лондоном), Великобритания останется ближайшим союзником, связь с которым заложена на глубоком межчеловеческом уровне».

Разногласия в Конгрессе и выход на финишную прямую предвыборной гонки

Тон внутриполитическим дебатам в прошлом месяце задали трагические события в городе Орландо (Флорида), где в результате массовой стрельбы в ночном клубе погибло 49 человек. Произошедшее сразу было названо терактом, за чем последовали традиционные препирательства между Белым домом и Конрессом о правильной терминологии: можно ли использовать термин «радикальный ислам». Однако как только ФБР признало, что совершивший расстрел Омар Матиин ранее находился под подозрением, и, несмотря на это, смог за три дня до теракта приобрести оружие, споры в Вашингтоне свернули в сторону ограничения продажи оружия.

После недельных дебатов в Конгрессе республиканцы (многие из которых являются объектом лоббирования влиятельной Национальной стрелковой ассоциации), ранее отказывавшиеся даже обсуждать этот вопрос, согласились на введение частичных ограничений по принципу «не летаешь – не покупаешь» (т.е. запретить продажу оружия тем, кто входит в список лиц, не допускаемых в самолеты). Демократам этого показалось мало, и 22 июня они на 25 часов оккупировали зал Палаты представителей. Драматические события того дня, тем не менее, произвели обратный эффект: разозленный спикер Палаты Пол Райан назвал действия демократов «выходкой за гранью разумного», и заявил, что теперь принятие любых законов по ограничению продажи оружия невозможно, поскольку он не собирается потакать такому вызывающему поведению.

Парламентские каникулы по случаю Дня независимости немного остудили пыл конгрессменов, и на этой неделе между лидерами обеих партий начались переговоры.

«Конечно, в конце концов, мы придем к какому-нибудь компромиссу, поскольку решение необходимо, - обнадежил сенатор-республиканец из Южной Каролины Линдси Грэм, однако тут же добавил: - Хотя, возможно, до этого успеет произойти еще один теракт».

Не менее драматичным оказался и обычно спокойный период между завершением праймериз и общенациональными конвенциями обеих партий, когда кандидаты стараются отойти в тень, чтобы перевести дух и пополнить опустевшие кошельки для окончательной схватки. В стане демократов до сих пор официально остается два кандидата. Берни Сандерс, несмотря на поражение, упорно отказывался завершать кампанию, объясняя это желанием привлечь больше внимания к своим идеям. Его позиция вызвала недовольство среди демократов, которые осудили Сандерса за внесение раскола в ряды партии и ее электората. Тем не менее, на этой неделе ему удалось достичь определенных успехов, и, после того как Клинтон согласилась внести в свою предвыборную программу пункт о бесплатном высшем образовании, самопровозглашенный социалист пообещал в скором времени объединиться со своим вчерашним конкурентом для победы над Трампом.

Между тем, и у Клинтон, которую, наконец, официально поддержал президент, не получилось оставаться в тени. Опубликованные за последний месяц доклад Комиссии по Бенгази, внутреннее расследование Госдепартамента, заявление директора ФБР Джеймса Коми и последовавшее за этим решение Министерства юстиции – все, казалось бы, были в пользу Клинтон, однако вызвали больше вопросов, чем дали ответов. Рекомендуя не возбуждать уголовного дела, Коми привел широкий список «неточностей» в заявлениях Клинтон, чем нанес удар по самому больному месту – низкому уровню доверия со стороны избирателей. Кроме этого, он подставился в глазах республиканцев, которые вызвали его и главу Министерства юстиций Лоретту Линч на слушания сразу в нескольких комитетах Конгресса. Первое из них состоялось в четверг и длилось более трех с половиной часов.

Тем временем, Дональд Трамп, вместо обещанного перехода к более умеренному «президентскому» тону, сумел настроить против себя уже было поддержавшее его руководство партии и наиболее влиятельных республиканских спонсоров. Его однопартийцы отреклись от высказываний своего кандидата по поводу «мексиканского происхождения» судьи, занимающегося делом по Университету Трампа, и его реакции на события в Орландо, граничащей с откровенной конспирологией. При этом традиционные спонсоры республиканцев братья Кох и все та же Национальная стрелковая ассоциация заявили, что повременят с предоставлением средств своему кандидату до тех пор, пока тот не перейдет на более умеренные позиции. На этой неделе в четверг Трамп отправился в Конгресс «налаживать мосты» с негодующими республиканцами.

Отношения с Россией

В последний месяц отношения с Россией развивались по двум параллельным трекам. С одной стороны, продолжался рост антагонизма на европейском направлении, где США со своими европейскими союзниками активно готовились к саммиту НАТО. С другой – в конце июня появились сообщения о возможном сотрудничестве между Россией и США в Сирии, к чему давно призывала Москва, встречая, однако, отказ со стороны Вашингтона.

Широкомасштабные военные учения, развернувшиеся по обе стороны западной российской границы, сопровождались взаимными упреками и угрозами. Ссылаясь на доклад корпорации «РЭНД», в котором говорится, что НАТО не обладает достаточными силами, чтобы сдержать наступление России в странах Восточной Европы, Пентагон озвучил идею размещения четырех батальонов в прибалтийских странах и Польше (окончательное решение будет принято на саммите). Кроме этого, Финляндия подняла вопрос о возможном формальном вступлении в Альянс. А политическое руководство западных соседей России не скупилось на эпитеты, говоря об угрозе, которую сегодня представляет агрессивный Кремль. Россия, в случае реализации этих пока что существующих лишь на словах планов, обещала предпринять аналогичные по масштабу меры со своей стороны.

Все это, тем не менее, не помешало 30 июня Вашингтону направить Москве предложение по углублению военного сотрудничества в Сирии, при условии, что Россия окажет давление на официальный Дамаск с тем, чтобы он прекратил военные действия против сил оппозиции. США, в свою очередь, обязались сообщить регионы расположения этих сил. Согласно газете «Вашингтон пост», первой опубликовавшей эту новость, формальное предложение, которому предшествовали месячные дебаты внутри администрации, было лично одобрено Бараком Обамой и «горячо поддержано» госсекретарем.

Уже на этой неделе в среду состоялся телефонный разговор между главами государств, совпавший по времени с началом трехдневного перемирия в Сирии. Перемирие Госдепартамент назвал недостаточным, но положительным первым шагом, который может привести к «длительному, настоящему, проверяемому прекращению насилия». Зато оценки результатов телефонного разговора Москвы и Вашингтона кардинально разошлись. Кремль сообщил, что «с обеих сторон подтверждена готовность к наращиванию координации по военной линии российских и американских действий в Сирии». Однако, по версии Белого дома, в разговоре обсуждалась лишь «необходимость оказания давления на сирийский режим со стороны России, чтобы тот прекратил атаки против гражданского населения и сторон (заключенного в феврале) соглашения о прекращении огня». На следующий день пресс-секретарь уточнил, что во время разговора никакого соглашения о сотрудничестве в Сирии достигнуто не было.

Другим наглядным примером подобного диссонанса между официальной жесткой позицией Вашингтона в отношении России и разговорами о сотрудничестве, ведущимися за закрытыми дверями, является тот факт, что некоторые американские официальные лица, не жалующие Москву во время пребывания на посту, оставив его зачастую начинают призывать к диалогу. Так, в июне активный сторонник эскалации конфликта с Москвой, недовольный мягкостью Администрации (о чем говорит опубликованный на днях материал портала «Интерсепт») генерал Филип Бридлав, уйдя в отставку с поста главнокомандующего Объединенных сил НАТО в Европе, неожиданно заявил:

«Я считаю, что нам необходимо целенаправленно начать установление качественного диалога с русскими. Если мы будем ждать, что это нам само свалится на голову, то мы обречены на провал, который приведет к еще большим проблемам. Возможно, поначалу это будет сложно и захочется опустить руки, но сегодня у нас просто нет другого выбора».

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

14 ноября 2014 | 15:36

Внешнеполитические последствия победы Республиканцев на выборах в Конгресс США

Промежуточные выборы 4 ноября, вполне ожидаемо принесли победу республиканцам, которые с января 2015 года будут иметь большинство в обеих палатах Конгресса. "Ястребы", активно критиковавшие президента за нерешительность во внешней политике с экранов телевизоров и на страницах газет, теперь получат в свое ведение сенатские комитеты, выполняющие контроль за действиями исполнительной власти.

14 июля 2015 | 11:25

Как избежать заморозки конфликта в Донбассе

С учетом конструкции Минского процесса урегулирования, ответственность за корректировку действий Украины лежит на «нормандской четверке». При этом, очевидно, что у Франции, Германии и России нет ресурсов, чтобы обеспечить подчинение Киеву вооруженных подразделений на линии фронта и в тылу. Более того, у самих украинских властей таких ресурсов не так много.

20 января 2015 | 15:00

«До дна еще очень далеко»

Большое значение для двусторонних отношений имеет традиция взаимодействия, унаследованная от времен холодной войны. В научной среде и дипломатическом корпусе обеих стран все еще хватает тех, кто хорошо помнит те времена. Это предельно ответственные люди, понимающие к чему может привести настоящий конфликт России и США. Вопрос в том, будут ли столь же ответственны те, кто придет им на смену.

5 мая 2016 | 23:00

Отставка Давутоглу и перспективы президенткой республики в Турции

Для России эти столкновения сами по себе идут на пользу, поскольку демонстрируют нестабильность в Турции и ослабляют обоих политиков, с которыми Кремлю сложно найти общий язык. Ахмет Давутоглу всегда позиционировался как прозападный политик, который к тому же активно занимался черкесским и крымским вопросами. А Эрдоган после событий в конце 2015 года вообще является для Москвы нерукопожатным человеком. Их конфликт же однозначно приведет к каким-либо переменам, которыми Кремль может воспользоваться.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.