18 ноября 2014 | 09:00 Андрей Сушенцов

Саммит G20 и беспомощность СМИ

В Брисбене пресса увидела, чего не было

Текст подготовлен в сотрудничестве с Lenta.ru / English version

Прошедший в Австралии саммит «Группы двадцати» наглядно показал, что нередко СМИ — ложные друзья аналитика. Из российских, да и международных медиа о саммите известно только то, что президент России якобы получил там холодный прием и поэтому покинул его раньше других.

Однако медийная картина отличается от фактической. Никакого демарша не было — о раннем отъезде Владимира Путина было известно еще до начала саммита. Все два дня в Брисбене мировые лидеры мирно общались с российским президентом, а австралийский премьер Тони Эбботт, обещавший накануне взять Путина «за грудки», излучал радушие и доброжелательность.

Кто-то, как Барак Обама, председатель КНР Си Цзиньпин или тот же Эбботт наслаждался компанией Путина второй раз на неделе — первый был в Пекине, на саммите АТЭС. Поэтому если и было кого «брать за грудки», то только китайское руководство, которое запланировало саммит АТЭС за несколько дней до встречи «Группы двадцати». Ведь для мировых лидеров из первой тройки "Форбс" брисбенский саммит стал последним пунктом долгой рабочей недели. Тем сильнее был соблазн пропустить встречи по второстепенным вопросам.

Я нередко сталкиваюсь с ситуацией, когда СМИ искажают содержание международных событий. Не всегда это происходит намеренно, однако каждый раз это заставляет задаваться вопросом: кому мы доверяем собственное информирование, если даже респектабельные медиа скатываются в обсуждение поведения коалы Путина?

Действительно, в происходящем на заседаниях G20 трудно разобраться неспециалисту. Решения этой группы посвящены исключительно экономике и при этом нацелены на изменение правил, эффект от которых всегда отложенный. Но это не значит, что вместо разбирательства по существу следует выдумывать политические байки.

Для всех стран-участниц саммит «двадцатки» — это, в первую очередь, возможность понять международную среду своей деятельности и немного повлиять на ее динамику. Логика формата G20 состоит в координации усилий по снижению макроэкономических рисков планетарного масштаба — от нестабильности финансовых рынков и до неконтролируемой миграции.

На саммите в Брисбене был выдвинут приоритет — достижение роста глобальной экономики в два процента к 2018 году. Для поддержки роста был принят специальный план по имплементации более 800 мер. План был поддержан экспертами ОЭСР и МВФ, которые приняли обязательство по мониторингу его исполнения. Каждая страна представила свои планы по стимулированию экономического роста и борьбе с безработицей.

Одним из стимулов к росту, по мысли австралийского председательства, должен стать вновь создаваемый Центр инфраструктурного развития в Сиднее. При том, что глобальная потребность в строительстве оценивается в 70 триллионов долларов до 2030 года (это вдвое больше совокупного ВВП стран G7), Центр должен обеспечить обмен информацией по новым проектам и координацию международных инвестиций. На саммите также были взяты обязательства по созданию новых рабочих мест и половому равенству при трудоустройстве.

Для российского лидера визит в Австралию был завершением двойного азиатского турне. После визита в Китай Путин провел несколько дней во Владивостоке и только после этого вылетел в Брисбен.

Несмотря на всю важность международных форумов вроде «двадцатки», главные задачи любого государственного руководителя всегда лежат в области внутренней политики.

От источников в правительстве России известно, что в конце года общественности будет представлена программа экономического и инфраструктурного развития на ближайшие пять лет. Ряд приоритетов этой программы уже озвучен — инвестиция средств из Фонда национального благосостояния в развитие транспортной инфраструктуры вокруг Москвы, строительство и расширение возможностей движения товаров на Восток по Транссибу и БАМу, создание условий для скоростного железнодорожного сообщения, развитие портовой и аэропортовой инфраструктуры.

Поэтому в Брисбене, как и на саммите АТЭС, Путина скорее интересовали тенденции азиатской торговли с Европой. Часть этой торговли в перспективе может проходить по российской территории. Намеков на этот интерес Москвы в контексте саммита «двадцатки» из СМИ выделить невозможно.

Также, вопреки критическому медийному фону о саммите в Брисбене, Владимир Путин похвалил австралийцев за конструктивную атмосферу обсуждения, а лично Тони Эбботта — за хорошее модерирование дискуссий. Сам Эбботт в ходе пресс-конференции радовался тому, что на саммите удалось создать условия для искреннего обмена мнениями. Когда у него попросили подтвердить свои критические высказывания в адрес Путина, он без обиняков ответил:

«Президент Путин является членом "Группы двадцати", и я был счастлив продемонстрировать ему уважение и гостеприимство во время его пребывания в Австралии».

Для Путина, как и для других лидеров, повестка саммита не ограничивалась официальной программой. На полях форума состоялись переговоры российского лидера с премьер-министром Италии Маттео Ренци, который заинтересованно расспрашивал Путина о его встречах в рамках АТЭС. В беседе с Ангелой Меркель выяснилось, что из-за антироссийских санкций в Германии под угрозой около 300 тысяч рабочих мест. Во время саммита в эфир германского телевидения вышло пространное интервью с Путиным.

Президент Франции Франсуа Олланд в ходе встречи с «дорогим Владимиром» выразил надежду, что «мы еще недолго будем страдать от турбулентности, которая сейчас происходит в мире». «Международную изоляцию России» закрепили лидеры стран БРИКС, которые на встрече с Путиным по своей инициативе дружно осудили санкции.

Все это вовсе не означает, что между мировыми лидерами царит мир и солидарность. Это значит только то, что не нужно преувеличивать масштабов их разногласий и совершать ошибку дилетанта, который из пустячных поводов делает глобальные выводы.

Международные отношения в целом проще и скучнее, чем о них пишут СМИ. Вероятно, поэтому медиа стремятся смещать фокус внимания аудитории с реально происходящего на яркое, пусть и выдуманное. Но в итоге в прессе возникает виртуальная реальность, в которой репортер выражает ответы на собственные ожидания и страхи. Чтобы извлекать смысл из наблюдаемого, журналистам необходимо обладать способностью смотреть на вещи глазами героев своих репортажей.

Да, Путин пропустил последнее мероприятие саммита «Группы двадцати» в этом году. Но давайте вспомним, что всего два года назад он вообще не поехал на саммит «восьмерки» в США и небеса не разверзлись. Россию на той встрече представлял премьер-министр Дмитрий Медведев.

Читать еще по теме «Реалистический подход»

13 июня 2016 | 18:18

Политический аспект боев за Ракку в Сирии

Ситуация в чем-то напоминает гонку за Берлин в 1945 году - у сирийской армии и поддерживающих ее подразделений российских ВКС и иранских советников есть конкуренты в лице курдов, которые при помощи американцев рвутся к Ракке с севера. И тот, кто возьмет столицу сирийского филиала ИГ, сможет назвать себя победителем этой организации.

10 февраля 2015 | 19:27

Украинский кризис: угроза эскалации ограниченного конфликта

Киев допускает серьезную ошибку требуя у западных государств летальные вооружения. Пытаясь изменить баланс сил в вооруженном конфликте на Донбассе, Киев провоцирует Москву на эскалацию, рискуя оказаться в еще более сложном положении. Готовность России отвечать на повышение ставок говорит о том, что в Кремле есть уверенность – Киев проиграет давлению Москвы раньше, чем Россия не выдержит нарастающего давления с Запада.

12 июля 2016 | 17:00

Признаки прогресса в Нагорно-Карабахском урегулировании

Визит российского министра и в Азербайджане, и в Армении, и в соседних странах, и в США вызывает значительный интерес. От него ждут если не сенсаций или прорывов, то определенной конкретизации относительно нагорно-карабахского урегулирования в целом и позиции Москвы, в особенности. Сразу оговоримся, эти ожидания имеют различное наполнение. Естественно, Ереван и Баку надеются на то, что РФ сделает выбор в их пользу, а партнеры России по Минской группе ОБСЕ  не хотели бы концентрации дипломатического влияния на мирный процесс в руках Москвы.

30 марта 2016 | 21:09

Геополитика и идеология в основе внешнеполитической линии США

США начинают переживать переосмысление своей роли в мире. Они еще не дошли до полного переосмысления. Они просто начинают видеть проблемы и неадекватности своей политики. Переосмысление произойдет через несколько лет. Тогда идеологическая компонента в наших отношениях минимизируется. Это может быть связано с новым президентом, но необязательно произойдет в период его правления.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.