Орхан Гафарлы
В связи с наступлением "ИГИЛ" в Ираке Турция заинтересована в безопасности своих энергетических интересов в Курдистане и делает попытки найти взаимопонимание с Ираном, который поддерживает шиитское правительство в Багдаде. 
ПРЕМИУМ
10 июля 2014 | 18:23

Турция ищет содействия Ирана для защиты своих интересов в иракском Курдистане

АНКАРА, ТУРЦИЯ. - Военное вторжение США в Ирак в 2003 году изменило расклад политических сил в этой стране – суннитское правительство БААС было свергнуто и к власти пришел кабинет шиитского большинства. Соседние с Ираком страны - Турция, Иран, Саудовская Аравия и страны Персидского залива начали рассматривать эту страну как полигон для конкуренции в целях восстановления своего лидерства на Ближнем Востоке. Главными конкурентами за влияние в Ираке стали Турция и Иран. 

Как Анкара, так и Тегеран имеют исторически тесную культурную и религиозную связь с Ираком. Иранцы рассматривают Ирак как часть шиитской географии, в то время как Турция рассматривает суннитскую часть Ирака как родственный народ, долгое время проживавший в Османской империи и разделявший общую культуру и религию. Утрату иракских земель в турецком обществе воспринимают как навязанную европейцами несправедливость – эти территории принадлежали Турции до 1916 году и были утеряны при подписании соглашения Сайкса-Пико о разграничении сфер интересов Британии и Франции на Ближнем Востоке после Первой мировой войны. 

Со временем регионы Киркук и Мосул стали частями Ирака, однако в Анкаре продолжают смотреть на них как на значимые для турецких интересов территории. И хотя в XXI веке попытка возвращения исторических территорий рассматривается как аннексия чужой земли, Турции могла бы воспользоваться этой возможностью, если бы была достаточно сильна, что мировое сообщество закрыло бы на это глаза. Пока же единственным выходом для Анкары остается установление политического и экономического контроля над элитами и экономикой этих регионов. 

Турцию также связывает с Ираком курдский вопрос. Большую роль играет потребность Анкары в энергоресурсах и транзитная роль Турции в доставке кавказских и ближневосточных нефти и газа в Европу. Поэтому иракскую политику Турции надо рассматривать по трем основным направлениям. Во-первых, как геополитическое соперничество Турции со странами Ближнего Востока в Ираке. Во-вторых, через призму курдского вопроса, связанного с курдской территорией Ирака. В-третьих, через необходимость в удовлетворении потребностей Турции в нефти и газе месторождений Киркука и Мосула.  

Пост-саддамовский период в Ираке насыщен политическим хаосом, который год за годом не может прекратиться. После парламентских выборов 2014 года в Ираке снова возникли трудности с формированием правительства. Проблемы заключаются в суннитском и курдском меньшинствах. Они углубляют политический кризис в Ираке, отказываясь голосовать в парламенте за утверждение правительства. 

В пост-саддамовский период Турция строила свою политику опираясь на иракских суннитов (около 40% населения страны) и этническое меньшинство – туркменов. Но в 2008 году после очередной победы шиитов на парламентских выборах в Ираке официальная Анкара осознала, что эта политика не дает реальных результатов –турецкие сторонники всегда проигрывают проиранским шиитским силам электоральную борьбу. Это побудило Турцию начать активнее вовлекать в сотрудничество иракских курдов. Расчет был на то, что после ухода США курды на севере Ирака будут нуждаться в силе, которая сможет стать гарантом безопасности их автономии. Турция была готова стать таким гарантом, что сделало бы ее позиции в Ираке более независимыми.   

Со временем, Турция поменяла свою политику на иракском направлении. Во внутренней политике в связи с курдской проблемой правительство предложило программу примирения и начало вести переговоры с боевой организацией курдов «Курдской рабочей партией». Одновременно были начаты переговоры о сотрудничестве с курдами в Ираке. Развязывая этот узел проблем, Турция создала для себя новый плацдарм для игры в курдском регионе. 

В итоге своими действиями Турция смогла усилить свое влияние во внутренней политике Ирака и получила доступ к курдской нефти. Анкара помогает курдам в транзите нефти через свою страну, что раздражает официальный Багдад. В каком-то смысле США и Израиль также не довольны этим, но выступать против турецкой политики в регионе считают для себя не целесообразным. 

В последние месяцы на Ирак перекинулся сирийский конфликт, где Турция соперничает с иранским и российским влиянием. Успехам исламистов из «Исламского государства Ирака и Леванта» способствовал провал политического диалога между шиитами и суннитами в Ираке. В сложившейся ситуации Турция заинтересована в безопасности своих энергетических интересов на севере Ирака и делает попытки найти взаимопонимание с Ираном, который поддерживает шиитское правительство в Багдаде. Анкара и Тегеран оказываются тактическими союзниками против возникшей угрозы суннитского исламизма, поддержку которому оказывают арабские государства Персидского залива.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

3 июля 2017 | 22:50

Роль Германии в организации встречи Путина и Трампа

28-29 июня глава МИД ФРГ Зигмар Габриель совершил рабочую поездку в Россию, в ходе которой министр выступил на конференции городов-партнеров России и Германии в Краснодаре, провел переговоры с российским коллегой Сергеем Лавровым и президентом России Владимиром Путиным. Визит немецкого министра иностранных дел связан с подготовкой саммита «большой двадцатки» в Гамбурге и главной интригой мероприятия – встречей Трампа и Путина.

18 ноября 2015 | 11:52

Дайджест внешней политики России за неделю (8-16 ноября)

На прошедшей неделе лидеры стран большой двадцатки и дипломаты готовились к саммиту G20,  на повестке которого много вопросов - от проблем экономики и миграции до борьбы с терроризмом и решением сирийского кризиса. Помимо этого получила развитие тема крушения российского самолета над Египтом, состоялись визиты кувейтского эмира - в Москву и российского министра иностранных дел - в Ереван. Также прошла очередная международная встреча в Вене по вопросу сирийского урегудирования.

22 декабря 2017 | 11:09

Дайджест внешней политики США (15-21 декабря)

Новая стратегия национальной безопасности США провозглашает возвращение «феномена противостояния великих держав», и прокладывает курс на подготовку страны к глобальной конкуренции. Администрация Трампа всерьез взялась за глобальную борьбу с коррупционерами и нарушителями прав человека. Первый визит Тиллерсона в Канаду в качестве госсекретаря был посвящен координации действий в вопросах Северной Кореи и поставки летальных вооружений Украине.

25 сентября 2015 | 23:00

Дайджест внешней политики США за неделю (18 - 24 сентября)

Пока Белый дом находится в ожидании встреч высшего руководства США с китайским и индийским лидерами, последние увлечены развитием контактов с американскими бизнес-кругами. На фоне этого в Вашнгтоне состоялся визит Папы Римского, чья речь в Конгрессе была неоднозначно встречена законодателями США. Параллельно с этим остается нерешенной проблема утверждения бюджета на предстоящий год, и Пентагон начал готовиться к реализации экстренного сценария.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова