Геворг Мирзаян
Соглашение с оппозицией фактически высвобождает значительные силы сирийской армии для похода на восток - на территории, подконтрольные ИГ. Да, со стратегической точки зрения глупо идти в наступление до окончательной зачистки флангов и тыла от местных «демократов», однако сейчас не до осторожности - началась игра за звание победителя ИГ. Это звание и все причитающиеся бонусы получит тот, кто первым возьмет Ракку - сирийскую столицу «Исламского государства».
ПРЕМИУМ
24 февраля 2016 | 16:50

Российско-американское соглашение о перемирии в Сирии и борьба за Ракку

Россия и США официально объявили о выработке совместного предложения о перемирии в Сирии. Весь вопрос в том, будет ли оно соблюдаться.

4 дня на войну

Сам текст перемирия достаточно простой. Помимо прекращения огня, стороны должны четко выполнять условия, прописанные в резолюции Совбеза №2254 от 18 декабря 2015 года. Сделать это будет несложно - резолюция как и многие другие документы ООН не содержит каких-то четких требований и дедлайнов, за исключением призывов к противоборствующим сторонам начать диалог и обеспечить доступ гуманитарных организаций на свою территорию. Если противники Башара Асада (за исключением запрещенных на территории РФ «Исламского государства», Джебхат ан-Нусры и других организаций, признанных ООН террористическими) согласны с этими условиями, они должны сообщить об этом не позднее 24.00 26 февраля либо Москве, либо Вашингтону, а также предоставить данные о месторасположении своих сил.

«Российские и американские военные совместно, на картах определят территории, на которых действуют такие группировки. Против них боевые операции вооруженных сил САР, российских вооруженных сил и возглавляемой США коалицией вестись не будут», - заявил президент РФ Владимир Путин.

Если же отдельные группы оппозиции откажутся принять эти условия, они останутся за бортом режима прекращения огня.

На первый взгляд, соглашение крайне невыгодно Башару Асаду. Сирийские войска при поддержки российских ВКС, иранских подразделений, «Хезболлы» и иракских ополчений успешно наступают на позиции боевиков. И поскольку нет никаких факторов, которые могли бы переломить данный тренд  (последняя возможность в лице турецкого вторжения отпала после отказа турок вводить войска без американцев), было очевидно, что через какое-то время вся западная Сирия вернется под контроль Дамаска. Перемирие же вынуждает армию остановить наступление, дать боевикам возможность перевооружиться и восстановить свои силы (ведь в тексте соглашения о прекращении огня нет никаких пунктов, четко обязывающих третьи страны прекратить снабжение рукопожатной части светской оппозиции). А значит у оппозиции не будет никаких оснований для того, чтобы конструктивно участвовать в переговорном процессе - будучи на содержании у Турции и КСА и одновременно с этим не рискуя умереть от сирийской пули или российской бомбы, они могут имитировать переговоры столько  времени, сколько нужно их хозяевам.  

Без Нусры

Между тем, в соглашении есть несколько тонких моментов, которые делают его не столь уж невыгодным для Башара Асада. А в некоторых вопросах оно даже облегчает сирийским войскам путь к победе.

Во-первых, далеко не факт, что та же просаудовская оппозиция его признает. Да, так называемый Высший комитет по переговорам (ВКП) устами своего лидера Рияда Хиджаба заявила о согласии с этим перемирием, однако решение еще не окончательное. Оно должно быть еще одобрено КСА. Напомним, что одним из основных требований ВКП было включение в режим перемирия их братьев по оружию и по получению спонсорской помощи от Эр-Рияда - Джебхат ан-Нусры. Это требование исполнено не было.

Для Саудовской Аравии это принципиальный вопрос. И не только потому, что ан-Нусра не пойдет с Асадом на переговоры и будет способствовать продолжению гражданской войны. А потому, что  - и это второй тонкий момент нынешнего соглашения о прекращении огня - выключение ан-Нусры из режима перемирия облегчит Асаду наступление и в Идлибе, и в Алеппо, и в Дераа, и под Хомсом. То есть почти на всех основных фронтах Западной Сирии. Дело в том, что на этих территориях есть анклавы Нусры, иногда достаточно существенные. Обычно у них с соседями были соглашения о коллективной обороне - то есть местные светские боевики помогали «Нусре» защищаться от Асада и наоборот. И если сейчас боевики присоединятся к соглашению, они вынуждены будут отказать Нусре в поддержке и сирийская армия сможет спокойно захватить территории, контролируемые террористами. 

Ракка и турки

В третьих, соглашение с оппозицией фактически высвобождает значительные силы сирийской армии для похода на восток - на территории, подконтрольные ИГ.

Да, со стратегической точки зрения глупо идти в наступление до окончательной зачистки флангов и тыла от местных «демократов», однако сейчас не до осторожности - началась игра за звание победителя ИГ.

Это звание и все причитающиеся бонусы получит тот, кто первым возьмет Ракку - сирийскую столицу «Исламского государства». Поддерживаемые сирийской авиацией курды наступают к городу с севера, а армия Асада - с запада. И для того, чтобы обогнать американцев и курдов, Асаду нужны все резервы.

Да, он вынужден будет снять войска с ряда направлений в Западной Сирии, однако оппозиция не сможет извлечь из этого никаких выгод. Дело в том, что одним из пунктов соглашения является четкий запрет участникам перемирия захватывать территории, принадлежащие их партнерам по соглашению. То есть, в переводе на русский язык, аннексия оппозицией подконтрольных Асаду городов под любым предлогом («случайно вошли», «нас пригласили», «народ решил, что под нами им будет лучше», «сторонники Асада сами сбежали, и мы пришли, чтобы обеспечить порядок») неприемлема, и захватчики будут вынуждены как минимум вернуть эти территории. Если же они откажутся, то официально нарушат режим перемирия и будут из него исключены - со всеми вытекающими в виде захвата их анклавов армией Асада.

Наконец, в-четвертых, соглашение наносит серьезный удар по интересам несостоявшихся интервентов - турок. Фактически РФ и США выступают гарантами режима прекращения огня, причем среди сторон, которым запрещено нарушать соглашения, называются не только российские вооруженные силы, сирийская армия и остальные участники перемирия (то есть члены светской оппозиции), но и члены американской антитеррористической коалиции. Это означает, что если сирийские курды (которые не были признаны ООН террористической организацией) присоединятся к соглашению, то они а) могут спокойно продолжать наступление вдоль границы с Турцией на запад от Евфрата, поскольку там позиции ИГ и б) Турция как член международной коалиции не имеет права открывать по ним огонь. В ином случае перемирие можно считать нарушенным, причем с американской стороны. Более того, турки даже не могут открывать ответный огонь - соглашение о перемирии фиксирует «право на пропорциональное использование силы в качестве меры самообороны»,однако оно касается лишь оппозиции и сил, связанных с армией Асада. В итоге Анкара получила еще одну возможность убедиться в истинном отношении к ней и ее поведению со стороны американских союзников. Возможно, Реджеп Эрдоган извлечет из этого правильные выводы.

Безусловно, весь приведенный в тексте анализ будет иметь смысл лишь в том случае, если перемирие проживет хоть какое-то время. В  идеале, конечно, хотя бы до взятия Ракки сирийскими войсками. Однако некоторые политологи уверяют, что оно будет сорвано уже 27 февраля. Посмотрим. 

 

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

2 апреля 2015 | 14:01

Allies on alert: NATO’s reaction to the threat of a Russian ‘hybrid war’

The key question for Russia is whether the Operation Atlantic Resolve will become the start of permanent stationing of American and NATO forces in the countries of former Warsaw Pact and the post-Soviet space. Moscow insists that its security needs be taken into account, whereas the American leadership believes that the motives of Russia stem from “misinterpretations and outdated thinking”.

5 августа 2015 | 10:53

Известный разведчик-нелегал, доцент МГИМО Андрей Безруков о сценариях будущего

Пять лет назад в результате обмена заключенными между Москвой и Вашингтоном в Россию вернулся один из членов сети законсервированных разведчиков-нелегалов Андрей Безруков (по легенде его звали Дональд Хитфилд, и он руководил консалтинговой компанией в сфере стратегического планирования), проработавший за рубежом более 20 лет. С тех пор он работает советником президента компании «Роснефть» и преподает в МГИМО. На днях при участии Андрея Безрукова вышла книга «Россия и мир в 2020 году. Контуры тревожного будущего».

11 апреля 2018 | 09:04

Перспективы многомерной войны России и Запада: интервью Андрея Безрукова

10 апреля советник президента НК «Роснефть», доцент МГИМО Андрей Безруков дал интервью изданию «Московский комсомолец». В ходе беседы обсуждались перспективы развития отношений России и западных стран, последствия отравления в Солсбери Сергея Скрипаля и его дочери, ситуация в Сирии и на Украине.

3 декабря 2015 | 21:00

Россия-Турция: Кавказская площадка для восстановления позитивной динамики

Встает вопрос о готовности Анкары и Москвы к поиску modus vivendi в двусторонних отношениях. Понятное дело, речь о возвращении к ситуации до 24 ноября 2015 года не идет. Но и «точку невозврата» еще можно не допустить, так как в противном случае «в нагрузку» к имеющимся проблемам на Ближнем Востоке можно получить и набор противоречий в других регионах, в частности, на Большом Кавказе. Притом, что обретения в конкуренции на этой площадке крайне сомнительны, а опыт выхода с нулевой отметки к позитивной динамике уже имеется.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова