Владимир Аватков
Ключевые вопросы двустороннего взаимодействия — безопасность и геополитика. От их решения зависит будущее партнерства двух бывших «заклятых друзей». Судя по тому, что мэр Анкары сразу после переворота заявил, что один из путчистов участвовал в уничтожении российского самолета, перспективы для взаимодействия между Москвой и Анкарой будут только увеличиваться, вне зависимости от степени авторитарности турецкого режима.
ПРЕМИУМ
23 июля 2016 | 22:09

Последствия переворота в Турции для российско-турецких отношений

Выступая по прилете в Стамбул из Мармариса после вынужденно прерванного отпуска, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган был встречен как герой и заявил, что произошедшее — «подарок Бога», потому что теперь можно вычистить начисто ряды военных. И действительно, произошедший провальный, неграмотно подготовленный и глупый переворот, похоже, становится подарком закулисных сил для правящей элиты Турции.

Военные перевороты для Турецкой Республики — это абсолютная норма, заложенная идеей основателя государства Мустафой Кемалем Ататюрком. Ататюрк, будучи сам из среды военнослужащих, завещал, что новые устои — «стрелы» — республики предстоит охранять именно военным. Среди этих «стрел» был и секуляризм — принцип, который часто нарушался, что и приводило к путчам. Однако военные перевороты проходили быстро, подготовленно и слаженно. После непродолжительного нахождения у власти генералитет проводил выборы и передавал бразды правления новым партиям, новым лидерам. Параллельно военные решали и другую задачу — сажали неугодных, особенно тех, кто подозревался в сотрудничестве с СССР или в противодействии США.

На этот раз военные не справились. И на то есть несколько причин.

Во-первых, с самого начала своего правления Партия справедливости и развития объединила целый ряд политических умеренно исламистских субъектов как раз с целью отстранения генералитета от рычагов управления страной. Был раскручен целый ряд судебных разбирательств против высокопоставленных военных, за решетку сели, а потом были выпущены генералы, ректоры вузов, все те, кто противился укреплению команды Эрдогана. Таким образом, военные уже были ослаблены в первом десятилетии XXI века, генералитет стал подконтролен правящей элите и не встал на сторону среднего звена, которое попыталось осуществить путч.

«Среднезвенные» путчисты же не рассчитали свои силы. Грамотное планирование отсутствовало, имела место переоценка ресурсов. Вместо того чтобы брать «телефон, телеграф» и проч. — в турецком случае это одно лицо под фамилией Эрдоган, — путчисты взялись вводить комендантский час и бомбить парламент, ожидая, что народ им подчинится. А в это время народ получал от власти по всем возможным средствам связи (исключая центральное телевидение, захваченное полковниками) призывы выйти и защитить демократию по-эрдогановски. В результате столкновений люди гибли под танками, военным отрубали головы.

И все это для чего? Для того чтобы президент Эрдоган красиво выступил и получил карт-бланш на закручивание гаек, аресты, переход к президентской системе правления. Теперь, получается, и среднее звено армии вычищено, все возможные путчисты выявлены и нейтрализованы. Такая операция по силам подконтрольному Эрдогану Национальному разведывательному управлению (MİT).

Но нельзя исключать и иного сценария.

В Пенсильвании (США) живет в изгнании турецкий проповедник и общественный деятель Фетхуллах Гюлен. С ним ассоциируется целый ряд влиятельных группировок, неформально объединенных в единую сетевую структуру пирамидального типа. Все эти группировки наращивают влияние Турции (читай — Гюлена) за рубежом и формируют подконтрольное лобби через образование, науку и экономику. Цель у Гюлена была и остается простая — вырастить новое «золотое поколение», основанное на тюркском факторе. Стоит отметить, многие организации, ассоциируемые с Гюленом, в России запрещены.

После конфликта Гюлена и Эрдогана нельзя исключать того, что США попытались протестировать силу власти последнего таким псевдопереворотом.

Были ли для этого основания в Вашингтоне? Однозначно, да. Действия и риторика Эрдогана и его подчиненных в отношении США не могли не вызывать вопросов в Белом доме.

Но кто выигрывает в наибольшей степени от провального путча? Бесспорно, действующая власть. Она и ряды своих противников теперь сможет почистить — кстати, премьер-министр страны Бенали Йылдырым уже высказался за возврат смертной казни, — и прервать цепь военных переворотов сможет, и улучшить отношения с Россией и странами региона. На последнем факторе следует остановиться отдельно.

Российско-турецкие отношения были испорчены после того, как российский бомбардировщик Су-24 был сбит в небе над Сирией, пилот же был убит террористической группировкой с земли при катапультировании. После полугода молчания Эрдоган вдруг принес странные и запоздалые извинения, опубликованные на сайте Кремля. И отношения с большой скоростью начали набирать обороты, что явно было связано с какими-то закулисными договоренностями.

О чем России и Турции нужно договориться для поступательного развития отношений? О крупном экономическом проекте «Турецкий поток», который был прерван из-за стратегии Турецкой Республики в отношении Сирии и в целом Ближнего Востока.

Но не только об этом.

На самом деле ключевые вопросы двустороннего взаимодействия — безопасность и геополитика. От их решения зависит будущее партнерства двух бывших «заклятых друзей».

Судя по тому, что мэр Анкары сразу после переворота заявил, что один из путчистов участвовал в уничтожении российского самолета, перспективы для взаимодействия между Москвой и Анкарой будут только увеличиваться, вне зависимости от степени авторитарности турецкого режима.


Впервые опубликовано на сайте газеты "Известия"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

4 мая 2015 | 23:00

О чем теперь говорить в Минске

Новая встреча в Минске состоится в течение 10 дней. Однако вряд ли на ней будут обсуждать меры по реинтеграции ДНР и ЛНР в состав Украины. На это не готовы ни сами республики, ни даже официальный Киев. Петр Порошенко продолжает отказываться от выполнения политической части Минских соглашений и вести предметный диалог с лидерами ополченцев по конституционной реформе.

31 июля 2015 | 19:19

Дайджест внешней политики США за неделю (24 - 31 июля)

Уже две недели споры по поводу договора по иранской ядерной программе не сходят с передовиц американских газет. На этой неделе интерес к вопросу подогрели выступления троицы - госсекретаря Джона Керри, министра финансов Джейкоба Лью и министра энергетики Эрнеста Моница – на трех заседаниях комитетов обеих палат Конгресса. Каждое из заседаний длилось по несколько часов, и если первые два проходили в комитетах по международным делам, где присутствие министров было обязательно, то на заседание Комитета по вооруженным силам 29 июля все три министра пришли без формального запроса со стороны главы комитета Джона Маккейна. Об этом Маккейн не преминул заявить в самом начале заседания и даже предложил начать заседание, не дожидаясь нежданных гостей.

6 сентября 2016 | 17:25

Перспектива заключения мирного договора между Россией и Японией

Прошедшие 2-3 сентября во Владивостоке переговоры Владимира Путина и Синдзо Абэ в рамках ВЭФ отличались открытой и доверительной атмосферой. Риторика российского и японского лидеров позволяют утверждать, что работа по подготовке мирного договора идёт в Москве и Токио полным ходом. Обе стороны не хотят упускать благоприятный момент, чтобы решить вопрос, тормозящий развитие отношений между странами многие десятилетия.

28 февраля 2015 | 22:22

Международная реакция на убийство Бориса Немцова

В целом, официальная реакция большинства по поводу смерти Бориса Немцова сдержанная. Но информационное противостояние России и Запада накладывает отпечаток на циркулирующие в публичном пространстве мнения. Поэтому версии о «кремлевском» следе в преступлении намного популярнее версий о бытовых, финансовых, случайных или религиозных причинах для убийства. 

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова