Сергей Маркедонов
Геворг Мирзаян
Артем Соколов
14 октября в Ереване состоялся очередной саммит ОДКБ. В ходе встречи было подписано более 20 документов, касающихся текущего состояния организации и перспектив её развития. ОДКБ не станет в ближайшем будущем евразийским аналогом НАТО, но сможет эффективно бороться с региональными вызовами.
ПРЕМИУМ
18 октября 2016 | 18:49

Саммит ОДКБ в Ереване определил направления развития организации до 2025 г.

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

14 октября в Ереване состоялся очередной саммит ОДКБ. В ходе встречи было подписано более 20 документов, касающихся текущего состояния организации и перспектив её развития. Среди них стоит выделить "Стратегию коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности на период до 2025 года", которая определяет основные направления развития ОДКБ на ближайшие годы

Главная идея принятого документа – углубление взаимодействия между государствами-членами ОДКБ в сфере безопасности и обороны, а также политики и международных отношений. Целью организации признается "обеспечение коллективной безопасности путем консолидации усилий и ресурсов государств – членов ОДКБ на основе стратегического партнерства и общепризнанных норм и принципов международного права", где базовым является "принцип обеспечения коллективной безопасности государств – членов ОДКБ через укрепление национальной безопасности каждого из них".

Характер принятых на съезде документов указывает, по крайне мере на уровне деклараций, на стремление ОДКБ укрепить свои позиции в качестве влиятельной военно-политической организации. Можно ли утверждать, что в скором времени в мире появится полноценный преемник Организации Варшавского Договора, способный стать альтернативой НАТО? Даже если такие идеи разделяются кем-то из архитекторов ОДКБ, нельзя не отметить объективные сложности, с которыми придется столкнуться организации при формировании единой позиции по отношению к ключевым вызовам современности.

Главная проблема заключается в довольно различных интересах стран-участниц ОДКБ как на территории постсоветского пространства, так и в более глобальном масштабе. По мнению аналитика агентства "Внешняя политика" Сергея Маркедонова:

"Только Россия готова одновременно заниматься и проблемами Центральной Азии, и западными рубежами (Белоруссия), и закавказским направлением. В самом большом клубе внутри ОДКБ представлены среднеазиатские государства, которые готовы кооперировать друг с другом по проблемам, имеющим отношение к их региону. Но угроза «афганизации» Центральной Азии малоинтересна Армении, у которой вопросом номер один является неразрешенный нагорно-карабахский конфликт и угроза его полной «разморозки». Ситуация же вокруг Нагорного Карабаха не является внешнеполитическим приоритетом для Минска или среднеазиатских республик, у которых есть свои особые отношения с Баку (включая и экономическое измерение). Москва же вынуждена аккуратно дирижировать этим разносторонним оркестром, избегая резких движений".

Именно пассивность ОДКБ во время последнего обострения карабахского конфликта породила у скептиков, среди которых был и президент Белоруссии Александр Лукашенко, точку зрения о недееспособности организации перед лицом вызовов, с которыми она призвана бороться. На прошедшем саммите Нагорному Карабаху было посвящено отдельное заявление, в котором страны-участники выразили "поддержку договорённостям, достигнутым на саммитах по нагорно-карабахской проблеме 16 мая в Вене и 20 июня в Санкт-Петербурге, направленных на недопущение эскалации ситуации в зоне конфликта, стабилизацию обстановки и создание условий для продвижения мирного процесса".

Фактически, документ признает текущее положение вещей, что может быть недостаточным при возобновлении вооруженного противостояния в НКР. Так или иначе, Москва будет до последнего стремиться исключить карабахскую проблему из повестки дня ОДКБ во избежание ненужных дискуссий.

Другой проблемой развития и консолидации ОДКБ является обострение противоречий между Россией и Западом. Итоговые документы последнего саммита содержат явные отсылки к действиям НАТО и США. К таковым можно отнести, например, заявление «О влиянии односторонних действий по развертыванию глобальной системы противоракетной обороны на международную безопасность и стабильность». Принятая стратегия коллективной безопасности содержит положения о «продвижении на международных площадках линии на недопущение поддержки неконституционных и неправовых действий в какой бы то ни было стране, ведущих к разрушению государственности» и о необходимости проводить «изучение и анализ практики применения технологий так называемых "цветных революций" и "гибридных войн".

Однако на фоне обострившейся в последние недели международной риторики со стороны России, США и ЕС, стратегия коллективной безопасности и принятые заявления стран-участниц не содержат резких формулировок в адрес американских и европейских партнеров. Москва понимает, что форсированное втягивание партнеров по ОДКБ в нарастающее противостояние с Западом не встретит у них поддержки и понимания. По словам аналитика агентства "Внешняя политика" Геворга Мирзаяна:

"Некоторые политики и активисты […] выступают за коллективное сопротивление агрессивному Западу, созданию некой "евразийской НАТО". Но, судя по всему, этого не произойдет, и ни в какое НАТО Организация не трансформируется — ни сейчас, ни в обозримом будущем. Как минимум потому, что страны-члены (даже Беларусь) не заинтересованы принимать участие в системной конфронтации между Россией и странами Запада. От участия в этой словесной дуэли они ничего не приобретут, кроме экономических потерь и усиления политико-экономической зависимости от России (ведь при вступлении в конфронтацию им придется отказаться от "западного" вектора своей внешней политики, который у некоторых является единственной альтернативной российскому вектору)".

Таким образом, для того, чтобы ОДКБ имела возможность на равных оппонировать НАТО, необходимо провести значительную работу по синхронизации интересов государств-участников, что представляется труднодостижимым в обозримой перспективе. При этом данное обстоятельство отнюдь не делает ОДКБ бесполезной организацией. Очевидно, что у неё есть хороший потенциал и конкретные наработки в укреплении стабильности среднеазиатского региона, борьбе с наркотрафиком из Афганистана, международной преступностью. Продуктивная работа по этим и смежным направлениям повысит авторитет ОДКБ как эффективной международной структуры.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

5 апреля 2016 | 22:00

Причины и значение новой эскалации конфликта в Нагорном Карабахе

Причин множество. Самая главная — это внутренняя динамика конфликта. Сейчас многие аналитики пытаются найти там и турецкий, и американский, и российский след. Но в первую очередь это ситуация на самой линии соприкосновения. То, что мы видели в последние годы, особенно с 2014 г. — это резкое увеличение количества инцидентов. Поэтому назвать сюрпризом обострение в зоне конфликта в Нагорном Карабахе нельзя.

16 апреля 2016 | 18:15

Лекции и выступления Андрея Сушенцова в Лондоне

11–15 апреля 2016 года руководитель агентства «Внешняя политика» Андрей Сушенцов находился в Лондоне по приглашению Королевского института международных отношений Чатэм Хаус.

11 марта 2015 | 21:00

Почему Москва заговорила о признании ДНР и ЛНР

6 марта стал днем дипломатической активности вокруг Украины. Эта тема обсуждалась в Берлине на заседании представителей МИД стран-членов «нормандской четверки».В столице Германии за закрытыми дверями стороны обсуждали ход реализации минских соглашений. Судя по тому, что встреча длилась несколько часов, обсуждение шло крайне непросто.

19 мая 2016 | 00:59

Новый виток кризиса в Афганистане и интересы России

Российские эксперты солидарны в том, что ситуация в Афганистане ухудшается. Однако между ними нет согласия относительно того, как на это ухудшение должна реагировать Россия. Одни утверждают, что безопасность России и ее союзников вынуждает Москву вмешаться в конфликт и оказать значительную помощь правительству в Кабуле. Другие эксперты придерживаются мнения, что афганская угроза для России неоправданно преувеличивается. Компромиссной платформой российской политики могло бы стать включенное наблюдение за развитием ситуации в Афганистане и участие в смягчении гуманитарной напряженности.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.