Максим Старчак
Узбекистан обладает богатой урановой базой, но не может расширить добычу руды из-за политических, экономических и технологических причин. Зарубежным инвесторам не стоит ожидать либерализации политики Ташкента в отношении урановой промышленности. Возможность вхождения на узбекский урановый рынок оставляет только вероятный рост цен на сырье в будущем.
ПРЕМИУМ
19 апреля 2014 | 20:03

Стагнация в урановой промышленности Узбекистана

Узбекистан занимает второе место по запасам урана среди стран СНГ. Запасы урана до 130 долл за килограмм составляют в Узбекистане 96 тыс. тонн или немногим более 2% мировых подтвержденных запасов. Общие же ресурсы оцениваются от 137 до 185 тыс. тонн. Монополией на добычу урана обладает Навойский горно-металлургический комбинат (НГМК), являющийся восьмой компанией в мире по объему добычи.

В 1992 году боясь ухода узбекского урана в проблемные для режима нераспространения страны, США содействовали заключению монопольного контракта на покупку узбекского сырья американской компанией Nukem Inc. Компания скупала от 50 до 100% ежегодно производимого НГМК урана.

Однако если в 1990-х годах монополизм США обеспечивал НГМК необходимыми контрактами и не дал обанкротиться, то в 2000-х он стал тянуть предприятие на дно. Цены на долгосрочные контракты были фиксированы и сохранялись в течение нескольких лет, в то время как стоимость урана на спотовом рынке роста. Доход предприятия был минимален.

Ситуацию усугубляло технологическое отставание НГМК. Советская техника устаревала или приходила в негодность, а средств на закупку новой не было. Это также мешало разработке новых месторождений - урановая база Узбекистана не расширялась. Месторождения черносланцевого типа, составляющие четверть от всех запасов, из-за сложных технологических условий, не разрабатывались вовсе.

Это привело к стагнации добычи - на протяжении нескольких лет производство урана на НГМК держится в пределах 2,5 тыс. тонн в год. Узбекистан сдал позиции на мировом урановом рынке, упав с пятого места по добычи на седьмое.

Чтобы поднять прибыль и сократить монополию США НГМК несколько раз пытался диверсифицировать экспорт урана. Однако относительный успех пришел только в 2006 году, когда президент республики Ислам Каримов совершил официальные визиты в Японию и Южную Корею и подписал меморандумы о поставках урана и совместной работе по разведке урана в Узбекистане. Если совместную добычу реализовать не удалось, то о поставках стороны договорились.

Узбекистан обязался поставить Южной Корее 2,6 тыс тонн урана до 2015 года, Японии по 300 тонн в год до 2011 года и по 500 тонн в год до 2021 года. В 2012 году Узбекистан подписал крупное соглашение на поставку урана в Китай и в 2013 году стал вторым крупнейшим импортером (после Казахстана) урана в эту страну. Впервые за годы независимости и монопольного соглашения с США, Китай стал основным покупателем узбекского урана. Китаю НГМК поставил около 1,6 тыс тонн, США до 1 тыс тонн, Японии около 500 тонн, Южной Кореи около 300 тонн.

Однако к развитию урановой добычи и модернизации комбината это положение не приведет. Контракты Узбекистана с Южной Кореей, США и с Китаем краткосрочны, а объемы поставок в Южную Корею и Японии незначительны. В 2013 году Узбекистан подписал пятилетнее соглашение о поставках 2 тыс. тонн урана в Индию, однако и оно не позволяет планировать развитие урановой промышленности. Ограниченность мощности НГМК в 3,5 тыс. тонн уранового концентрата в год и стагнация добычи не вызывают у зарубежных партнеров оптимизма в способности комбината выполнять долгосрочные обязательства.

Опыт Казахстана, который еще с 1990 годов привлекал иностранных инвесторов для совместной добычи урана, доказывает эффективность инвестиций. С целью их привлечения для разработки новых месторождений Узбекистан несколько раз пытался найти партнеров, предлагая создать совместные предприятия. Однако нежелание делиться перспективными месторождениями и требования существенных инвестиций в период колебания цен на уран отпугивали инвесторов. С Nukem Inc стороны разошлись в вопросах распределения акций, прибыли и объема инвестиций. Японские компании не нашли экономической целесообразности вести добычу на предложенных рудниках в Центральных Кызылкумах и на Западно-Кокпатасской рудной площади. Российский “Техснабэкспорт” отказался от создания СП на месторождении «Актау», посчитав его недостаточно большим и рентабельным для разработки, а на просьбу заменить «Актау» месторождениями находящихся в разработке НГМК, получил отказ.

Кроме этого западных инвесторов было трудно убедить вкладывать средства в страну с неясными правилами игры. Золотодобывающие компании Newmont (США) и Oxus (Великобритания) подверглись тяжелому налоговому прессу и покинули Узбекистан.

Узбекское руководство пока не соглашается на приватизацию НГМК и не допускает иностранных инвесторов к перспективным месторождениям. Ташкент крайне настороженно относится к присутствию зарубежных компаний в стратегических секторах промышленности. К разработке черносланцевых месторождений в 2009 г. Узбекистану удалось привлечь Китай и создать СП Uz-China Uran для их разработки. Предполагалось, что Китай сможет претендовать на 2,3 тыс тонн урана с учетом своей 50% доли в СП. За это время Китай вложил в предприятие около 4,6 млн долл, а в 2013 году увеличил уставной капитал до 8,6 млн. долл. Однако китайцы вслед за японцами не смогут добиться экономической целесообразности добычи, учитывая, что цена на уран опустилась до 34 долл. за фунт – минимальный показатель за последние девять лет.

Единственной компанией имеющей хорошие шансы на добычу урана в Узбекистане является японская Jogmec. Японская компания стала первой иностранной компанией получившей в 2013 году лицензию на разработку месторождений песчаникового типа на Джюзкудукской и Тамдйкудук-Тулянташской площадях, запасы которых оцениваются в 55 тыс. тонн.

Не получив существенных иностранных инвестиций, Узбекистан намеревается провести модернизацию производства на государственные средства, что сложно, учитывая непростую экономическую ситуацию в стране и на мировом рынке. В 2007 году была разработана программа модернизации технического и технологического перевооружения производств НГМК стоимостью в 124 млн. долл. Сначала планировалось увеличить добычу урана по сравнению с 2007 г. на 1,7% к 2012 году, потом к 2014, сейчас говорят о 2016 годе. Государственные средства вкупе с американскими и немецкими кредитами способствовали поддержанию уровня добычи, но не ее росту или модернизации производства.

За последние несколько лет НГМК ввел новые рудники на месторождениях Яркудук, Майлисай, Аленды, Аульбек и Северный Канимех. Однако из-за несовершенства технологии выщелачивания при высокой карбонатности урановых руд, разработку месторождений Майлисай, Аульбек и Северный Майзак пришлось приостановить.

Узбекистан обладает богатой урановой базой, но не может расширить добычу руды уже 12 лет из-за политических, экономических и технологических причин. Зарубежным инвесторам не стоит ожидать либерализации политики Ташкента в отношении урановой промышленности. Возможность вхождения на узбекский урановый рынок оставляет только вероятный рост цен на сырье в будущем.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Экономика»

7 апреля 2014 | 18:22

Международная конкуренция за урановые руды Казахстана

Россия получила доступ к приблизительно 20% извлекаемых запасов и ежегодной добычи урана в Казахстане, что сделало ее абсолютным лидером на урановом рынке этой страны. Остальные участвующие страны контролируют совокупно около 20,5% запасов и 23,4% ежегодной добычи.

28 сентября 2015 | 18:45

Дрейф на восток: ДНР и ЛНР взяли курс на интеграцию в российское экономическое пространство

Все стороны, связанные с украинским конфликтом, признавать крах Минского процесса не торопятся. Внимание европейских правительств сейчас отвлечено от Украины острой проблемой беженцев. Американцы заинтересованы в сохранении нынешнего шаткого, вялотекущего конфликта, хотя уже понимают, что поддерживать его в таком состоянии становится крайне непросто. В этих условиях Москва запустила процесс плавной экономической интеграции Донбасса в Россию.

12 февраля 2015 | 17:13

Current economic crisis offers an important opportunity for Russia

Although coping with sanctions, plummeting oil prices and a devalued ruble is challenging, it is paramount that Russian leaders continue to spend time and energy to address the economy’s structural problems and give it a new focus. That is the path to creating an economy that is stronger, more efficient and more flexible in the years to come.

6 мая 2014 | 23:34

Социально-политическая ситуация в Туркменистане

Вывод войск НАТО из Афганистана пошатнет стабильность Туркменистана меньше других стран Центральной Азии. В основе роста туркменской экономики - высокие доходы от продажи энергоресурсов, развитый строительный и туристический бизнес. В этих условиях в Туркменистане нет почвы для социального взрыва.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
2 апреля 2014 | 01:00
6 декабря 2014 | 14:33
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова