Антон Федяшин
За последний месяц правительству Терезы Мэй удалось создать нарратив, возвращающий нас к  Яну Флемингу, который внес значительный вклад в психологическое измерение Холодной войны. Освещение СМИ «дела Скрипалей», химическая атака в Сирии и ракетные удары по войскам Асада в ответ на неё – всё это создает видимость значимости Великобритании на международной арене, тогда как продолжающийся развод с ЕС говорит об обратном.
ПРЕМИУМ
26 апреля 2018 | 09:16

Тереза Мэй и Джеймс Бонд: от Солсбери до Сирии

За последний месяц правительству Терезы Мэй удалось создать нарратив, возвращающий нас к  Яну Флемингу, который внес значительный вклад в психологическое измерение Холодной войны. Освещение СМИ «дела Скрипалей», химическая атака в Сирии и ракетные удары по войскам Асада в ответ на неё – всё это создает видимость значимости Великобритании на международной арене, тогда как продолжающийся развод с ЕС говорит об обратном.

Замещающая психологическая ценность «фактора Бонда» возвращает нас в эпоху стремительного упадка Британской империи в 1950-х годах. Первая книга бондианы – «Казино Рояль» –  вышла в 1953 году. Именно в ней отражен болезненный поиск Лондона своей пост-имперской идентичности в условиях, когда Британия оказалась отодвинута на второй план новыми сверхдержавами: США и СССР. Страх перед происходящим был столь велик, что в ходе предвыборной кампании 1950 года консерваторы под руководством Уинстона Черчилля использовали лозунг «Сделаем Британию снова великой». Играя на имперских чувствах британцев, Флеминг смог стать великим историком, фантастом и целителем. Посреди опустошенного пейзажа послевоенной Британии был воздвигнут идол Джеймса Бонда, показательный для своего времени. Этот истинно британский воин возглавил борьбу с превосходящими силами «империи зла», став верным средством от пост-имперской депрессии. Американцы выступали здесь как младший партнер – богатый на ресурсы, но обделенный опытом.

В то время как Британия переживает непростой период расставания с ЕС, делая этот шаг самостоятельно из чувства собственной неуместности на континенте, кабинет Терезы Мэй примеривает на себя одновременно роль жертвы российской агрессии и образ центра борьбы всего свободного мира против карикатурного злодея Владимира Путина. Политика, достойная Флеминга. Как говорил сам Бонд в «Казино Рояль», зло Лё Шиффра «создавало основные параметры всего плохого, по отношению к которому определялись и параметры всего хорошего». Запад много рассуждает о нарушающей международный порядок России, но историки еще долго будут спорить о том, как его действия по изменению границ (Косово), свержению неугодных режимов (Ливия, Украина) и вторжения на территорию других государств (Ирак) вызвали распад послевоенного миропорядка, установленного самим Западом.

Параллели с бондианой слишком очевидны, чтобы их не заметить. В трактовке Лондона, российский президент Владимир Путин, отдавая приказ о ликвидации бывшего шпиона, не представляющего угрозы для России, тем самым решил бросить вызов всему миру. Натянутый и надуманный сюжет. По некоторым сведениям, боевое отравляющее вещество было нанесено на ручку входной двери (и это в стране, известной своей дождливой погодой), но сработало только спустя несколько часов после того, как предполагаемая жертва вступила с ним в контакт. Как правило, подобные яды действуют мгновенно, чтобы не дать противнику возможности сражаться после отравления. В конце концов, покушение не удалось, но британская разведка восстановила и разоблачила заговор на глазах у изумленной аудитории. Обе жертвы смогли благополучно оправиться от яда, более опасного, чем VX. Настоящий счастливый конец.

«Брексит» стал для Британии началом поиска новой идентичности за пределами ЕС. Неуместность Лондона в европейских делах неизбежно повлечет за собой укрепление его связей с США. Ситуация будет напоминать конец 1950-х годов, когда Флеминг изображал Бонда и все британское правительство как лидеров борьбы против коммунизма. Между тем, французский президент Эммануэль Макрон, кажется, увидел свой шанс переиграть Берлин и добиться доминирования в ЕС в качестве самого надежного союзника Вашингтона на континенте. Это объясняет трения между Лондоном и Парижем вокруг вопроса о том, кто будет первым сотрудничать с Вашингтоном в военной операции против режима Башара Асада, якобы применившего химическое оружие в Думе в апреле этого года. Между тремя странами, запустившими ракеты по сирийской территории, возникла геополитическая теснота, ставшая следствием их подлинной целеустремленности.

Впрочем, за действиями Вашингтона, Лондона и Парижа не просматривается единой стратегии. В конечном счете, атака сыграла на руку России и Ирану, напомнив Асаду, что его безопасность все еще под угрозой. Едва он начал чувствовать себя увереннее на фоне побед в гражданской войне, Дамоклов меч Запада тут же напомнил, насколько он все еще зависит от своих покровителей. В 1950-х годах Никита Хрущев набрал союзников на Ближнем Востоке за счет поддержки движения деколонизации. Владимир Путин пытается повторить нечто подобное поддерживая государственный суверенитет в том же регионе.

В условиях отсутствия прямых доказательств в пользу версии Лондона, направленной против Кремля и Дамаска, западное демократическое сообщество столкнулось с проблемой секретности, характерной для шпионских скандалов 1950-х годов. Тогда от общества ожидали доверия к секретным доказательствам, признающим вину. Это было удобно для разведывательных служб, сражающихся против коммунистов на полях Холодной войны и против друг друга за бюджетные поступления. Но это одновременно подрывало либеральную концепцию демократического государства как  рынка идей, открытых для обсуждения. Сегодня мир еще больше погружается в ситуацию, когда внешняя политика основана на слепой вере , ведущей к размножению теорий заговора.

В 1950-е годы бондиана стала замещающим средством на фоне сообщений о реальном присутствии советской разведки в западных спецслужбах и правительствах. Книги Флеминга и фильмы на их основе имели двойное действие: шпиономания подогревала интерес к бондиане и наоборот. Телесериалы, посвященные проблемам безопасности государства, получили заметное распространение на американском и британском телевидении за последние полтора десятка лет. Общественный запрос заново открывает парадоксы раздвоенного мира – обманчивую, поверхностную публичную реальность и скрытую под ней реальность, связанную с безопасностью государства и силовыми организациями, защищающими ее.

Все это может ограничить способность западного общества оценивать действия своих правительств и влиять на них. Ни один из лидеров трех стран, участвовавших в ракетных атаках против Сирии, не потрудился получить одобрение со стороны парламента. Однако эти лидеры смогли укрепить свою популярность за счет создания нарративов, отдаляющих избирателей от реальных вызовов современным международным отношениям: размывание роли Запада в геополитике спустя пять столетий евро-атлантического господства и чрезвычайно болезненная адаптация либерального миропорядка к этим глобальным трансформациям.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

10 марта 2017 | 08:42

Дайджест внешней политики США (3 - 9 марта)

Новый виток эскалации напряженности на Корейском полуострове заставил США ускорить размещение систем ПРО в Южной Корее. Администрация американского президента, проведя работу над ошибками, опубликовала новый миграционный указ. Публикация «Викиликс» документов ЦРУ стала третьим громким скандалом в разведсообществе США за последнее время.

20 октября 2015 | 12:44

Как спасать Приднестровье? Экономическая блокада республики и российские интересы

Приднестровье является не просто региональным оплотом РФ — там живут сотни тысяч российских граждан. По сути, непризнанная республика стала тем самым слабым местом России, на которое могут давить ее недоброжелатели. Не только для того, чтобы вытеснить ее из северо-западного Причерноморья и нанести Кремлю имиджевый или экономический ущерб, но также для того, чтобы вынудить Россию на ответные агрессивные шаги. Москве необходимо спасать Приднестровье, но пока непонятно, как это сделать.

18 ноября 2015 | 11:52

Дайджест внешней политики России за неделю (8-16 ноября)

На прошедшей неделе лидеры стран большой двадцатки и дипломаты готовились к саммиту G20,  на повестке которого много вопросов - от проблем экономики и миграции до борьбы с терроризмом и решением сирийского кризиса. Помимо этого получила развитие тема крушения российского самолета над Египтом, состоялись визиты кувейтского эмира - в Москву и российского министра иностранных дел - в Ереван. Также прошла очередная международная встреча в Вене по вопросу сирийского урегудирования.

9 июня 2017 | 10:10

Дайджест внешней политики США (1-8 июня)

Выступление американского министра обороны на конференции «Шингри-Ла Диалог» было призвано изложить политику США в азиатско-тихоокеанском регионе. После сообщений о разрыве дипломатических отношений между Саудовской Аравией и Катаром Пентагон и Госдепартамент предпочли занять нейтральную позицию. Постпред США в ООН Никки Хейли приступила к выполнению данного конгрессменам обещания – давлению на Совет по правам человека.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
17 декабря 2014 | 20:00
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова