Андрей Сушенцов
Гипертрофированное внимание к России в контексте выборов – следствие редкой для США неуверенности в себе. Связано оно не с реальным или мнимым вмешательством Москвы во внутреннюю политику США. Оно вызвано непониманием американским политическим истеблишментом причин популярности протестных настроений и готовности людей голосовать за Трампа. США переживают самый глубокий раскол общества за последние десятилетия.
ПРЕМИУМ
5 августа 2016 | 15:29

Политический раскол в США перестал быть партийным

В конце июля в США завершились съезды Республиканской и Демократической партий, на которых кандидатами на пост президента утвердили Дональда Трампа и Хиллари Клинтон. Форумы позволили провести смотр платформ, с которыми кандидаты собираются идти в Белый дом.

Трамп выступил с программой национального эгоизма «Америка прежде всего». В ее основу легла консервативная республиканская экономическая платформа, однако основной акцент сделан на безопасности и мнимой слабости США перед внешними и внутренними угрозами. Трамп также обратился к широкому кругу американцев, которые выступают против политического истеблишмента как такового, предложив им «стать их голосом». В выступлениях и интервью накануне и после съезда Трамп выступил против ортодоксальных внешнеполитических установок Вашингтона – в первую очередь по вопросам украинского кризиса и роли НАТО в обеспечении европейской безопасности. С уверенностью можно говорить о том, что, став президентом, Трамп не остановится перед демонтажем результатов политики Барака Обамы, если в его понимании они будут вредить американским интересам.

Съезд демократов прошел на неделю позже республиканского. Клинтон представила классическую демократическую платформу последних двух десятилетий с акцентом на участии США в глобализации и сохранении мирового лидерства США. Чтобы заручиться поддержкой сторонников Берни Сандерса, Клинтон привнесла в свою программу элементы социального реформизма. При этом Клинтон постаралась играть на поле Трампа, призывая к локализации производства и усилению внутренней безопасности. Однако наиболее ярко она выступила на съезде в амплуа первой женщины – кандидата в президенты США. Будет ли этого достаточно для победы, пока не ясно.

В последние недели Россия неожиданно заняла одно из центральных мест в предвыборной борьбе в США. Сначала демократы упрекали Трампа в симпатиях к Владимиру Путину, а после хакерской атаки на серверы Национального комитета Демократической партии и вовсе стали искать «российский след» в выборах. Вспомнили, что советник Трампа Пол Манафорт консультировал экс-президента Украины Виктора Януковича, сам Трамп бывал в России и тепло отзывался о Путине. Барак Обама даже заявил, что Россия попытается повлиять на американские выборы.

Лагерь Трампа ответил демократам той же монетой, указав на финансовые связи руководства избирательной кампании Клинтон – семьи Подеста – и фонда самих Клинтонов с российскими компаниями, в том числе в оборонном секторе. СМИ до предела раскрутили российскую тему во многом из стремления оттенить факты жульничества со стороны руководства съезда демократов. И в результате, как шутили в прессе, «Хиллари Клинтон вступила в избирательную гонку с Владимиром Путиным».

Возникла редкая «симметричная паранойя» в российско-американских отношениях. США оказались так же поглощены «российским следом», как Москва ищет американский во всех цветных революциях на постсоветском пространстве. Трудно было представить, что США могут затронуть такие фобии – но вот мы наблюдаем их «в прямом эфире».

Гипертрофированное внимание к России в контексте выборов – следствие редкой для США неуверенности в себе. Связано оно не с реальным или мнимым вмешательством Москвы во внутреннюю политику США. Оно вызвано непониманием американским политическим истеблишментом причин популярности протестных настроений и готовности людей голосовать за Трампа. США переживают самый глубокий раскол общества за последние десятилетия. Демократы не понимают и отвергают сторонников Трампа, считая их ненормальными – расистами, сексистами, гомофобами, «быдлом». Поддерживать Трампа в США стало социально порицаемо среди элиты и образованных кругов.

Однако американский избиратель устал от неискренних и показно благочестивых политиков. Если Обама вызывал искреннюю симпатию среди сторонников, то у Клинтон очень высокий антирейтинг. Высокий антирейтинг и у Трампа (в июле корпорация Gallup Poll зафиксировала одинаковые рейтинги одобрения/неодобрения у Клинтон и Трампа – 37%/58%), однако СМИ однобоко хвалят Клинтон и часто несправедливы к Трампу. Это вызывает глухой протест среди «молчаливого большинства».

Как республиканцы, так и демократы признают углубление разрыва между истеблишментом и простыми американцами. Однако именно съезд демократов выглядел как общество респектабельных джентльменов, или, как в кулуарах выразился вице-президент Джо Байден, «либералов в лимузинах».

На этом фоне самодовольный стиль Трампа апеллирует к простому американцу, но сильно раздражает прессу, которая ежедневно критикует его новые экспромты. Однако СМИ добиваются обратного – вместо падения рейтингов популярность Трампа среди сторонников растет. Постоянно будоража общественность, Трамп успешно остается в центре внимания и контролирует повестку дня.

Сейчас Трамп отстает от Клинтон на несколько процентных пунктов и на четыре десятка выборщиков. Однако социологические данные сыграли злую шутку со сторонниками компании Remain в Британии, которые посчитали, что выход из ЕС невозможен. При том что исключать избрание Трампа в президенты нельзя, в США на социологические исследования тратятся кратно большие суммы, чем в Британии, – что может сделать эти исследования более достоверными.

Обычно итоговый разрыв между кандидатами в президенты США не так велик, а нынешние выборы обещают быть особенно конкурентными. Следует помнить, что американская политика сильно зависит от текущего контекста, поэтому любое событие в промежутке между августом и ноябрем способно серьезно изменить расстановку сил.

 

Впервые опубликовано на сайте газеты "Независимая газета"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

10 сентября 2015 | 01:00

Суданская головоломка: Каковы интересы России, США и Китая в регионе двух Суданов

Новое обострение между Суданом и его южным соседом произошло в 2012 году, после того как Южный Судан оккупировал несколько ключевых нефтеносных районов Судана, повстанческие группировки организовывали нападения на правительственные силы, — перспектива новой полномасштабной войны в регионе была реальной. В связи с этим запрос на российское дипломатическое участие, политическую поддержку и экономическое сотрудничество со стороны суданского руководства возрастал.

22 марта 2014 | 01:02

Франко-британское сотрудничество и будущее европейских вооруженных сил

Кооперация Лондона и Парижа объясняется теми же причинами, что и их противостояние в прошлом. Страны имеют сходные амбиции, являются обладателями ядерного оружия и постоянными членами СБ ООН. Это позволяет им выстраивать отношения в формате альянса равных.

14 июля 2017 | 12:36

Дайджест внешней политики США (7 - 13 июля)

Саммит «двадцатки» и предшествовавшая ему дипломатическая подготовка стали первым «пробным» столкновением двух конкурирующих взглядов на развитие международной системы. Освещение давно ожидаемой встречи Трампа с Путиным в США сопровождалось усилением атак на администрацию по линии «русских связей». «Челночная дипломатия» Тиллерсона в Персидском заливе позволила выйти из объявленного Вашингтоном тупика в разрешении ситуации вокруг изоляции Катара.

23 июня 2015 | 09:00

Химера взаимодействия: США и КНР вырабатывают правила на случай конфликта

И в Пекине, и в Вашингтоне прекрасно осознают, что в ближайшее время соперничество между двумя странами будет только нарастать. Если за последние 40 лет США не удалось превратить Китай в «ответственного международного игрока», то, по крайней мере, они получили «ответственного конкурента», который, прежде чем идти на эскалацию противостояния, готов определить правила.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
13 января 2015 | 11:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова