Геворг Мирзаян
После начавшегося 10 августа усиления боевых действий на линии соприкосновения в Донбассе риторика в публичном поле более или менее стандартная: Украина привычно обвиняет Россию и ополчение, Москва настаивает на необходимости выполнения взятых на себя Киевом обязательств, а Париж и Берлин выражают озабоченность разной степени интенсивности. Однако в привычное русло дипломатии неожиданно вмешалась Польша, выступившая с предложением расширить состав переговорщиков.
ПРЕМИУМ
20 августа 2015 | 10:00

Минский марш Варшавы: почему невозможно расширение «нормандской четверки»

1 У вас остался просмотр
Увеличить количество просмотров

Текст подготовлен в сотрудничестве с Lenta.ru

19 августа «нормандская четверка» (Россия, Германия, Франция и Украина) обменялась заявлениями относительно судьбы Минских соглашений, которые уже очевидным образом не выполняются сторонами конфликта на юго-востоке Украины. После начавшегося 10 августа усиления боевых действий на линии соприкосновения в Донбассе риторика в публичном поле более или менее стандартная: Украина привычно обвиняет Россию и ополчение, Москва настаивает на необходимости выполнения взятых на себя Киевом обязательств, а Париж и Берлин выражают озабоченность разной степени интенсивности. Однако в привычное русло дипломатии неожиданно вмешалась Польша, выступившая с предложением расширить состав переговорщиков. По мнению президента этой страны Анджея Дуды, в переговорах по урегулированию ситуации в Донбассе должны принимать участие самые сильные государства Европы — в том числе и Польша.

Великодержавные мечты

Понятно, что высказанная новым президентом Польши идея является прежде всего отражением чаяний и воззрений электората его партии «Право и справедливость», а вовсе не желанием оказать влияние на украинских соседей. Этот момент отмечают все эксперты — в частности, бывший директор департамента информационной политики МИД Украины Олег Волошин сразу подметил, что «Дуда пытается набрать очки в глазах польских великодержавников, которые мечтают о четвертой Речи Посполитой и о том, что Варшава будет фактически задавать тон, если даже не диктовать свою волю и Вильнюсу, и Киеву, и Минску».

Политические круги Варшавы, транслирующие великодержавные взгляды, давно работают над польским влиянием на соседние страны. Еще в двухтысячных они с огромным удовлетворением восприняли передачу Варшаве мандата на управление и институционализацию восточноевропейского пространства. Для них эта инициатива означала признание Брюсселем великой роли Польши. И надо сказать, что польские чиновники использовали полученную возможность по полной: активно продвигали политику «Восточного партнерства», работали с гражданскими обществами Украины и Белоруссии и даже пытались примерить на себя роль представителя Евросоюза на переговорах с Москвой. Правда, не очень удачно.

Однако сразу после начала острой фазы кризиса на Украине Польша была оттеснена от процесса принятия решений — слишком опасной стала ситуация, чтобы доверять судьбу всего Евросоюза стране, руководствующейся в своей политике историческими претензиями. Естественно, это устроило не всех.

«Поляки хотели бы, чтобы в решении украинского вопроса им было предоставлено право голоса, а не только следование требованию присоединиться к общим санкциям в отношении России», — поясняет нынешние настроения в Варшаве полонист Дмитрий Офицеров-Бельский.

Естественно, польское предложение не нашло одобрения ни в России, ни тем более у ополченцев. Представитель ДНР Денис Пушилин уже заявил, что увеличение числа переговорщиков в минском формате «усугубит ситуацию, поэтому мы будем блокировать такие инициативы». Понимая все сложности продвижения этой идеи, поляки попытались даже пойти другим путем — потребовать от Парижа и Берлина уступить место за столом переговоров Брюсселю. В Варшаве понимают, что участие Европейского союза в переговорах даст Польше больше влияния на процесс принятия решений по Украине — хотя бы потому, что председателем Совета Европы является бывший премьер-министр Польши Дональд Туск. Но это предложение тоже обречено на провал: канцлер Ангела Меркель ни за что не допустит бюрократический механизм Европейского союза к переговорному процессу. И если к прагматичным и жестким контактам не подпускают даже Брюссель, Варшава тогда тем более остается за бортом переговоров по Украине. И вот по какой причине.

Кому не нужно перемирие

Сегодня сложились два формата переговоров: «нормандский» и «минский». Они решают несколько разные задачи, зато сообща буксуют. Происходит это по вполне объективным причинам.

«Минский формат» в составе представителей России, ОБСЕ, Украины и самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик был создан для вывода Украины из состояния гражданской войны и имплементации Минских соглашений. В этом формате прошло огромное количество встреч и консультаций — как реальных, так и видеоконференций, однако итог их близок к нулевому. Стороны не смогли добиться даже эффективного выполнения первого и базисного пункта — перемирия. Сейчас на линии соприкосновения идут столкновения, усилились взаимные обстрелы. По мнению штаба ополченцев, украинская армия активно готовится к наступлению.

Позиция России по этому вопросу базируется на одном важном тезисе: Минский формат оказался неэффективен потому, что украинские власти не желают следовать договоренностям. Механизм перемирия создавался для политического урегулирования проблем между киевскими властями, с одной стороны, и ополчением — с другой. Как отмечает Сергей Лавров, «прямые переговоры между Киевом, Луганском и Донецком — это суть всех договоренностей, которые были заключены в Минске. Без этого никуда нам не продвинуться».

Украинские власти тоже трактуют ситуацию вполне однозначно: в стране нет никакой гражданской войны. При этом обвиняют Россию в поддержке Донецкой и Луганской республик, которых в Киеве считают «террористами». Этот контекст не позволяет Киеву вступить в переговоры, поскольку любые прямые контакты будут означать автоматическое признание ополченцев реальной стороной конфликта. Поэтому, кстати, и «Минский формат» на Украине называют «трехсторонним» — с участием Киева, Москвы и ОБСЕ. Ну, а самое главное в позиции Петра Порошенко — это абсолютная неготовность отказаться от решения проблемы военным путем. Пока сохраняется агрессивная риторика Киева, а на линии соприкосновения продолжаются кровопролитные бои, украинское общество не вспоминает о коллапсе экономики и проблемах социальной сферы.

Неуступчивость Киева, кстати, диктует и состав «Минского формата». Фактически единственный, кто сейчас нужен внутри Минской группы переговорщиков, — сторона, способная оказать сильное давление на Украину и принудить ее изменить подход к переговорам. Понятно, что ни Польша, ни другие страны Восточной Европы сделать этого не в состоянии. Наоборот — Варшава наверняка поддержит неконструктивную позицию Киева.

«Нормандский формат» — в составе России, Франции, Германии и Украины — решает более глобальные, стратегические задачи. Среди них как внешнее администрирование украинского кризиса, так и поиск modus vivendi между Россией и Западом на постсоветском пространстве после окончания или хотя бы заморозки украинской гражданской войны.

С внешним администрированием пока получается не очень. Москва призывает Францию и Германию повлиять на Киев и заставить его вести себя конструктивно.

В конце концов, Париж и Берлин не меньше Москвы заинтересованы в нормализации ситуации и недопущении новой войны. Однако партнеры по «нормандскому формату» такого влияния не оказывают.

Для них публичное согласие с позицией Москвы равносильно критическому удару по европейскому единству, иллюзия которого так тщательно поддерживается Брюсселем. Далеко не все страны Европы готовы подписаться под осуждением Украины, а значит, возможная критика со стороны Франции и Германии может вызвать серьезный скандал в Евросоюзе.

Переговоры бесполезны

Ну, а самое главное — говорить о расширении любого формата сейчас как минимум преждевременно. Даже в существующих условиях договаривающиеся стороны не способны добиться соблюдения важных условий — остановить боевые действия и перевести переговорный процесс в конструктивное русло. В случае с «нормандской четверкой» необходимо выработать хотя бы общую позицию по второстепенным вопросам. По этой причине присоединение Польши (да и любого другого государства Европы) к контактам только усугубило бы ситуацию — пока идут бои в Донбассе, переговоры вполне ожидаемо считаются бесполезными.

Даже если не принимать во внимание эскалацию конфликта на юго-востоке Украины, отношения России с Европой будут находиться в кризисе ровно до тех пор, пока не будет выработан новый порядок взаимодействия, на основе прекращения дискриминации российских интересов на постсоветском пространстве.

Кроме того, совершенно непонятно: если расширять любой из форматов, добавляя новых участников, как следует относиться к предыдущим договоренностям? Полностью их отменить? Впрочем, последний вопрос уже, похоже, не актуален: вновь развязанные военные действия автоматически отменяют все Минские соглашения.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

14 декабря 2015 | 21:00

Дайджест внешней политики России за неделю (7-14 декабря)

На прошлой неделе российский министр иностранных дел России Сергей Лавров совершил визит в Италию. Накануне визита стало известно, что Рим затормозит решение о продлении санкций ЕС против России. Между тем, вопрос об отказе Украины от погашения долга России получил продолжение и стало ясно, что компромисс в этом году практически недостижим. И, конечно же, важным событием стало изменение российского законодательства, которое теперь предписывает приоритет национального права над международным.

31 июля 2015 | 19:19

Дайджест внешней политики США за неделю (24 - 31 июля)

Уже две недели споры по поводу договора по иранской ядерной программе не сходят с передовиц американских газет. На этой неделе интерес к вопросу подогрели выступления троицы - госсекретаря Джона Керри, министра финансов Джейкоба Лью и министра энергетики Эрнеста Моница – на трех заседаниях комитетов обеих палат Конгресса. Каждое из заседаний длилось по несколько часов, и если первые два проходили в комитетах по международным делам, где присутствие министров было обязательно, то на заседание Комитета по вооруженным силам 29 июля все три министра пришли без формального запроса со стороны главы комитета Джона Маккейна. Об этом Маккейн не преминул заявить в самом начале заседания и даже предложил начать заседание, не дожидаясь нежданных гостей.

19 марта 2014 | 17:21

Экономическая экспансия Китая в Центральной Азии

Стремительный экономический рост Китая подтолкнул его к поиску новых источников сырья и рынков сбыта. После распада СССР перспективным направлением реализации китайского экономического потенциала стали страны Центральной Азии.

8 июля 2015 | 09:00

Место для дискуссий: Почему России не стоит отказываться от членства в ПАСЕ

В Москве хорошо понимают, что имеют дело с провокацией, на которую поддаваться нельзя. Именно поэтому дальше угроз выхода из Совета Европы процесс пока не пошел. В крайнем случае это будет точка невозврата в отношениях России и Европы. От такого поворота событий не выиграет ни Россия, ни Европа, но этому будут очень рады за океаном. А это значит, что вести политику «равнодушно и терпеливо» придется и в этот раз.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
17 декабря 2014 | 20:00
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.