Ростислав Ленчук
Предвыборная платформа Моди опиралась на приоритет восстановления высоких темпов экономического роста и укрепление оборонного потенциала Индии. Моди не раз акцентировал внимание на том, что именно экономические императивы развития страны будут формировать внешнеполитическую линию государства и подходы к двусторонним отношениям с теми или иными странами.
ПРЕМИУМ
7 июля 2015 | 11:18

Внешнеполитическая стратегия Индии в правление Нарендры Моди

В индийских элитах вне зависимости от политических предпочтений существует консенсус о необходимости повышения роли и места Индии в системе международных отношений, достижения великодержавного статуса. По мере успешного развития Индии после начала либеральных реформ в 1991 году эта цель стала реалистичной.

В отличие от стремительного подъема КНР, рост возможностей Индии (в том числе военных) на сегодняшний день практически не вызывает противодействия со стороны ведущих западных держав. Более того, от Индии, которая является третьей экономикой мира по объему ВВП по ППС и четвертой страной мира по боеспособности своих вооруженных сил, на Западе ждут большего участия в международных делах, считая ее подлинно демократической державой и возможным союзником в поддержании действующего миропорядка. Тем не менее, голос Индии не всегда отчетливо слышен на международной арене. Позиция Нью-Дели в большинстве вопросов мировой повестки дня чрезмерно осторожна и размыта.

Как и большинство крупных игроков в Азии, Нью-Дели накапливает силы, попутно пытаясь разрешить многочисленные внутренние проблемы.

Индия упорно продолжает гнуть свою линию, которая на первый взгляд может показаться набором примитивных принципов и штампов, заключающихся в стремлении поддерживать хорошие отношения с наибольшим числом государств. Такие взгляды в значительной степени культивируются отсутствием официальных внешнеполитических документов, стратегических доктрин и концепций национальной безопасности.

Избрание Нарендры Моди в мае 2014 года сопровождалось спекуляциями о возможных сдвигах во внешней политике Индии и в системе приоритетов в целом. Предвыборная платформа Моди опиралась на приоритет восстановления высоких темпов экономического роста и укрепление оборонного потенциала Индии.

Н.Моди не раз акцентировал внимание на том, что именно экономические императивы развития страны будут формировать внешнеполитическую линию государства и подходы к двусторонним отношениям с теми или иными странами. Это практически полностью совпадает с многолетней риторикой предыдущей правительственной коалиции под эгидой Индийского национального конгресса (ИНК). В этом смысле Моди, признает он это или нет, является продолжателем дела партии-соперника.

Однако, несмотря на идентичность задач, которые ставили перед собой обе администрации, подходы к решению одних и тех же проблем разнятся. Моди значительно модернизировал внешнеполитическую платформу Индии, наполнил ее содержанием и энергичностью, а также внес элементы стратегии, которые, по большому счету, отсутствовали у предыдущей администрации.

В начале 2012 года коллектив авторитетных индийских ученых во главе с действующим на то время советником по национальной безопасности Шившанкором Меноном опубликовал доклад «Неприсоединение 2.0: Внешнеполитическая стратегия Индии в 21 веке». Этот документ является весьма примечательным - он описал понимание правящей элитой Индии геополитической ситуации на международной арене. Основную суть концепции «Неприсоединения 2.0» можно резюмировать в нескольких пунктах:

1. Мир стоит на грани нового биполярного противостояния между двумя сверхдержавами – США и КНР. Однако это противостояние не будет играть такого значения как «холодная война» между СССР и США.

2. Индия не должна быть втянута в противостояние двух ведущих игроков, так как это помешает ей реализовать цели экономического развития и значительно ухудшит ситуацию в сфере национальной безопасности.

3. Индия должна вести активную внешнюю политику для создания коалиций и договоренностей с другими центрами силы (АСЕАН, Япония, ЕС, Австралия, Россия), чтобы США и КНР не смогли оказывать на нее нежелательное влияние или вынудить ее действовать вопреки собственным интересам.

В докладе перечисляются принципы, в соответствии с которыми должна строиться внешняя политика Индии. Однако неясно, как балансирование между США и КНР поможет Индии в достижении ее главных целей. Итогом для предыдущего правительства под руководством Манмохана Сингха стала ситуация, когда в результате введения в практику элементов стратегического балансирования отношения как с США, так и с КНР значительно ухудшились. На деле же идеи авторов доклада «Неприсоединение 2.0» были резко раскритикованы, так как у аудитории создалось ощущение, что Индия планирует проводить политику самоизоляции и предпочитает не связываться ни с США, ни с КНР.

Ввиду внутренних конъюнктурных причин Моди отказался от использования в своей риторике терминов «неприсоединение» и «стратегическая автономность». В отличие от Сингха, который пытался проводить политику балансирования без серьезных экономических основ и заведомо отвергал присоединение к любому лагерю, Моди не столь категоричен и в общем-то дает понять, что все возможно при достаточном уровне помощи в развитии Индии.

Однако цель поддержания «стратегической автономности» остается ключевой для индийского премьер-министра, несмотря попытки Нью-Дели подыграть Вашингтону, а также Токио и Канберре в политике по возможному сдерживанию КНР в будущем.

При нынешнем правительстве произошла увязка внешней и внутренней политики и превращение ее в национальную стратегию. Ключевое изменение произошло в сфере внутренней политики, что было обусловлено тем, что Индия значительно снизила темпы экономического роста и перестала создавать рабочие места - в условиях пополнения рынка труда по разным оценкам от 12 до 18 млн рабочих рук ежегодно. Если КНР за период экономического роста в 2000-х годов создал 130 млн рабочих мест, то показатели Индии далеко не столь впечатляющие. За весь период было создано около 75 млн рабочих мест, причем уровень прироста новых рабочих мест значительно упал во второй половине 2000-х в сравнении с их первой половиной, когда было создано около 60 млн рабочих мест. Ответ новой администрации не заставил себя ждать. В августе 2014 г. премьер-министр Индии Моди, выступая по случаю Дня Независимости, объявил о запуске программы «Делай в Индии». Эта инициатива премьер-министра должна превратить страну в одну из лидирующих мировых промышленных держав. Достигнуть этой цели правительство предполагает за счет массового привлечения инвестиций в 25 ключевых отраслей экономики.

Благодаря новой инициативе внешняя политика Индии в действительности стала подспорьем экономического развития, так как успех ключевой инициативы Моди зависит от способности государственного аппарата привлечь зарубежные инвестиции. По оценкам министерства финансов Индии, только инфраструктурный сектор индийской экономики потребует 1 трлн долларов США в следующие десять лет для проведения необходимой модернизации. В случае неуспеха нового премьер-министра выполнить свои обещания так называемый «демографический дивиденд», который выражается в наличии огромного количества дешевых трудовых ресурсов, вместо того, чтобы быть опорой экономического роста Индии, - станет главным фактором дестабилизации ситуации в стране.

Сегодня главной целью Индии является попытка повторить путь своего восточного соседа и стать вторым Китаем. Успех Индии в этом деле не предопределен.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

22 марта 2014 | 01:02

Франко-британское сотрудничество и будущее европейских вооруженных сил

Кооперация Лондона и Парижа объясняется теми же причинами, что и их противостояние в прошлом. Страны имеют сходные амбиции, являются обладателями ядерного оружия и постоянными членами СБ ООН. Это позволяет им выстраивать отношения в формате альянса равных.

7 августа 2015 | 00:40

Дайджест внешней политики США за неделю (31 июля - 7 августа)

Статья в газете «Нью-Йорк Таймз» под заголовком «США решили нанести ответный удар китайским хакерам» вызвала на этой неделе широкую дискуссию в американских экспертных кругах. Чашу терпения американского руководства переполнил скандал со взломом базы данных Управления кадрами, в результате которого хакеры получили доступ к личной информации 20 миллионов американских госслужащих. Несмотря на отсутствие официальных заявлений Белого Дома о виновниках атаки, руководство страны так или иначе дало понять, что за атакой стоит Китай. До сих пор наиболее известным (хотя и не подтвержденным официально) обменом кибер-ударами был инцидент с Северной Кореей, когда после атаки на компанию «Сони» американское правительство пообещало нанести ответный удар, после чего на несколько дней Северная Корея осталась без интернета.

11 апреля 2015 | 10:00

Глубокая разморозка: Порошенко открывает «западный фронт»

Киевские власти приняли решение закрыть на приднестровско-украинской границе все пропускные пункты, через которые провозились в обе стороны промышленные товары, тем самым усилив режим экономической блокады непризнанной республики Приднестровье. Президент Украины Петр Порошенко стремится обрушить приднестровскую экономику, рассчитывая перевести замороженный региональный конфликт в горячую фазу и втянуть в него Россию с Евросоюзом.

26 июля 2014 | 20:54

Американская версия событий вокруг малазийского Боинга

Самое дорогое в мире разведывательное сообщество США с ежегодным бюджетом более 50 млрд. долл. США в последнее десятилетие дает настолько малоубедительные выводы, от которых так много зависит в международных отношениях.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
26 декабря 2014 | 09:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова