Сергей Маркедонов
Артем Соколов
Хасавюртовские соглашения 1996 г. остаются неприятной страницей современной российской истории, которая почти затерялась на фоне событий Второй чеченской кампании и послевоенного восстановления республики. Однако именно тогда, вместе с унизительным поражением федеральных сил, начался и стремительный закат чеченского сепаратистского проекта.
ПРЕМИУМ
19 сентября 2016 | 09:59

Политические уроки Хасавюртовских соглашений

В современной истории России Хасавюртовские соглашения 1996 г. стоят в одном ряду с унизительными Брестским (1918 г.) и Рижским (1921 г.) мирными договорами молодого советского правительства. Документ, ознаменовавший окончание Первой чеченской кампании, с момента своего подписания воспринимался как безусловное поражение федеральной власти. Российские войска выводились с территории Ичкерии, которая уверенно брала курс на полную независимость от Москвы.

За прошедшие с подписания соглашений 20 лет ситуация на Северном Кавказе значительно изменилась. Руководство Чеченской республики прочно ассоциирует себя в качестве субъекта Российской Федерации. На фоне Второй чеченской кампании и непростого послевоенного восстановления республики события первой войны и обстоятельства её завершения несколько теряются. Однако важно помнить, что, с одной стороны, Хасавюртовские соглашения не были единственно возможным следствием конфликта руководства Чечни с федеральным центром, а с другой  - автоматически не предопределяли возобновления боевых действий в 1999 г.

Прежде всего, стоит отметить, что Хасавюртовские соглашения, и предшествовавшая им война, не были отчаянной попыткой чеченского руководства добиться признания со стороны России и мирового сообщества любой ценой. На фоне Беловежских соглашений и «парада суверенитетов» центробежные тенденции в Чечне не были чем-то принципиально отличным от духа времени. Москва испытывала тревогу, но рассчитывала на компромисс. Джохар Дудаев в 1991-1993 гг. получил из федерального центра 11 различных вариантов разграничения полномочий с федеральной властью, однако не один из них не был принят чеченской стороной. Последняя попытка со стороны президента России Бориса Ельцина решить чеченский вопрос в правовом поле была предпринята в апреле 1994 г., когда правительство РФ получило распоряжение подготовить проект договора с Грозным по «татарской модели», подразумевавшей широкие полномочия. Однако и он не нашел поддержки в Чечне.

Пожалуй, именно Хасавюртовский мир наиболее наглядно обнаруживает противоречия сепаратизма Чечни 1990-х гг. Одержав в Хасавюрте убедительную победу, Масхадов и Яндарбиев не смоги воспользоваться её плодами. Вместо взвешенной политики по послевоенному восстановлению республики Грозный погряз в коррупции и криминале, неуклонно попадая под влияние радикальных исламистов. Между тем, чеченский прецедент стал первым на постсоветском пространстве, когда сепаратистский проект получал, пусть и с боем, одобрение на государственное строительство со стороны центра. На это важное обстоятельство указывает аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов:

«Ни одно де-факто государство, возникшее в результате распада Союза ССР, будь то Абхазия или Нагорный Карабах, не получало даже теоретической возможности на реализацию своего национально-государственного проекта. Между тем, пункт первый Хасавюртовских «Принципов» провозглашал, что основы взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой будут определены в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права до 31 декабря 2001 года. Заметим, Соглашение двадцатилетней давности не закрывало сецессии для Ичкерии».

Москвы была готова идти в рамках Хасавюрта, поддерживая Масхадова, но не могла терпеть взрывоопасную вольницу полевых командиров-исламистов. Здесь она сравнительно легко находила поддержку среди чеченских лидеров, таких как Ахмат Кадыров, которые успели пройти сложную идейную эволюцию и разочаровались в сепаратистском проекте. Как отмечает Сергей Маркедонов:

«Именно в период между двумя антисепаратистскими кампаниями был предопределен закат национально-сепаратистского чеченского проекта, чьи представители впоследствии разошлись по разным (даже диаметрально противоположным) лагерям. И если кто-то встал под российский трехцветный флаг, а кто-то маргинализировался, превратившись в профессионального ичкерийца - эмигранта, то кто-то сделал ставку на радикальный исламизм».

Хасавюртовские соглашения продемонстрировали, что даже вооруженная победа сепаратистского проекта не гарантирует его успешного развития при отсутствии к этому объективных предпосылок. Потерпев поражение в 1996 г., Москва сумела сохранить свой авторитет среди значительной части чеченской элиты и широких слоев общества. Это стало важнейшим фактором, обеспечившим победы федеральных сил во Второй чеченской кампании.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

19 декабря 2016 | 22:52

Мифы и реальность в победе Трампа – доклад «Минченко Консалтинг»

19 декабря агентство «Минченко Консалтинг» опубликовало доклад «Аутопсия кампании Хиллари: как победил Трамп. Политтехнологический анализ выборов президента США», в котором на основании анализа большого объема открытых данных делаются выводы о причинах неожиданного для многих успеха Дональда Трампа. В докладе доказательно критикуются основные мифы, сложившиеся вокруг победы миллиардера.

20 февраля 2015 | 15:00

Хотят ли русские войны?

Для моралистов идеал — справедливость. Для прагматиков — мир и безопасность. В ходе конфликта для многих постепенно становится очевидно, что справедливость можно отложить на потом, а сейчас главное безопасность. Наступил ли этот момент в украинском кризисе?

10 декабря 2014 | 10:00

За Москву и против Брюсселя

Отправная точка внешнеполитической доктрины французских националистов — евроскепсис. Агитация за выход из ЕС и отказ от выполнения экономических требований Брюсселя находит в обществе отклик не только из-за утраты Францией «суверенитета», но и в силу нарастания социальных проблем.

14 ноября 2016 | 16:20

Турцию не беспокоит критика со стороны ЕС

Глава Европарламента Мартин Шульц заявил 13 ноября в интервью газете Bild am Sontag, что Европейский союз может ввести санкции в отношении Турции из-за проходящих в стране задержаний оппозиционных политиков и журналистов. Кроме того, по словам политика, планы Анкары ввести смертную казнь закроют ей двери в ЕС. Вероятнее всего, президент страны Реджеп Эрдоган оставит угрозы из Брюсселя без внимания.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова