Максим Сучков
Республиканцы фактически признали Хиллари Клинтон своим главным и единственным оппонентом еще до того, как демократы официально выдвинули ее в качестве своего номинанта. Более того, первые дебаты в стане демократов пройдут только в начале октября, а столь ранние и массовые атаки на экс-сенатора штата Нью-Йорк истощают их «ресурс критики», предоставляя Клинтон достаточно времени, чтобы подготовить адекватный ответ.
ПРЕМИУМ
12 августа 2015 | 13:55

Обзор итогов первых дебатов республиканских кандидатов на пост президента США

Шестого августа крупнейший город штата Огайо Кливленд принял первые в начавшейся гонке за партийную номинацию Республиканские дебаты. Выбор места весьма символичен – съезд Республиканской партии, на котором будет названа фамилия номинанта от «слонов», предполагается провести здесь же в июне следующего года, в городе на южном берегу озера Эри. Серия подобных мероприятий традиционно предшествует самим праймериз Республиканцев. Старт им будет положен голосованием в штате Айова первого февраля следующего года. Пока же у всех кандидатов есть возможность показать себя избирателю, «обкатать» отдельные вопросы своей программы, подать собственную кандидатуру в выгодном ракурсе для потенциальных спонсоров, доказать внутрипартийную конкурентоспособность партийному истеблишменту и продемонстрировать потенциал к межпартийному противостоянию на национальных выборах.

Немаловажной задачей на этом этапе является и оценка позиций конкурентов – по мере того, как круг претендентов будет сужаться, тактические альянсы и поддержка от недавних конкурентов будут ценным капиталом для тех, кто решит идти до конца.

В этом году число желающих побороться за республиканскую номинацию как никогда велико – на данном этапе 17 человек. Дабы оставить каждому кандидату больше времени для представления собственной позиции и дискуссий с оппонентами, организаторы дебатов решили разделить их на две группы, согласно текущим рейтингам популярности среди избирателя. В итоге, во «вторую лигу» (т.н. undercard debate) попало семь кандидатов: Карли Фиорина, Рик Перри, Бобби Джиндал, Рик Санторум, Линдси Грэм, Джим Гилмор и Джордж Патаки. Интерес к этим дебатам был незаслуженно более низким, как среди американских журналистов и политических комментаторов, так и среди самих избирателей. На принявшей дебаты Куикен Лоанс-Арене – спортивном комплексе финалистов текущего розыгрыша НБА «Кливленд Кавальерс» – было много свободных мест.

Спустя два часа картина была совершенно иной, арена была заполнена буквально под крышу. На импровизированную сцену вышли десять текущих фаворитов «доблестной старой партии»: Крис Кристи, Бен Карсон, Марко Рубио, Джеб Буш, Скотт Уокер, Майкл Хакаби, Тед Круз, Рэнд Пол, Джон Касиш и Дональд Трамп. Основная масса этих кандидатов, так или иначе, сигнализировали свою заинтересованность в гонке к началу года и единственной «неожиданностью» стало, пожалуй, самовыдвижение последнего.

Именно Трамп на текущий момент является фаворитом республиканских избирателей и главным раздражителем для партийного руководства.

Вечер четверга стал ярким свидетельством, почему дело обстоит именно так.

Трамп был верен себе: его ответы на колкие вопросы журналистов телеканала «Фокс Ньюз», модерирующих дебаты, кому-то могли показаться скандальными, кому-то – просто некультурными. Однако их точно нельзя было назвать политкорректными, чего сам Трамп и не скрывал:

«У нас нет времени на политическую корректность».

Его откровения о финансировании «многих, кто стоит со мной сейчас на этой сцене», равно как и заклятого соперника из стана демократов Хиллари Клинтон, резкие высказывания о мексиканских мигрантах и американском руководстве – вызывали бурную реакцию у зала, а едкие шутки в адрес оппонентов («Твой вечер сегодня не задался [к Рэнду Полу]») – смех аудитории. Однако за эпатажным поведением миллиардера скрывается жесткий бизнесмен и проницательный прагматик, который видит многие процессы если не глубже своих коллег, то уж точно лучше, чем полагают его критики (в частности, по системе здравоохранения). Версии о том, что Трамп это «троянский конь» Х. Клинтон в стане республиканцев пока муссируется на уровне конспирологии, хотя его связи с семейством Клинтон не вымысел. Так или иначе, первые дебаты показали, что воспринимать Трампа как серьезного претендента на номинацию может и не стоит, но пренебрегать им как дискуссантом, не способным отобрать очки и симпатии избирателей, для оппонентов губительно. По сути, при всей несуразности своей риторики, именно это он и сделал.

Самый молодой кандидат – Марко Рубио – собрал очень хорошую прессу. Плоды работы с ним профессиональных пиарщиков, сумевших раскрыть его харизму, бойкий стиль аргументации и нужные «месседжи» стали очевидны с первых минут. Это касается и заготовок, которые его команда подготовила по каждому значимому вопросу, адресованному Рубио ведущими дебатов. Каждый шанс выступить сенатор от штата Флорида превратил в мини-обращение потенциального президента к нации – по крайней мере, со стороны это выглядело именно так. Некоторые даже считают, что именно противостояние с Рубио было бы для демократов (главным образом для Х. Клинтон) самым нежелательным:

«Представьте себе их стоящими на сцене, этот контраст: одна представляет прошлое, второй – будущее Америки».

Один из основных претендентов на республиканскую номинацию – Джеб Буш – разочаровал многих из числа своих сторонников. Наследие брата давило и будет давить на него на протяжении всей компании и его команде предстоит серьезная работа над тем, как нивелировать его негативный эффект. Перенос акцента с фамилии «Буш» на имя «Джеб» ловкий ход, но этого явно недостаточно. Образ Буша, как интеллектуального кандидата (в этом смысле антипода брата), успешного управленца и вдумчивого лидера на прошедших дебатах сыграл, скорее, в минус. На фоне других оппонентов он мог показаться менее ярким, потому что был менее экспрессивен, менее заметным, в силу меньшего артистизма.  Но в том числе и эти качества делают его стабильным фаворитом на долгой дистанции, когда ресурс «всеотрицающей критики» и экспрессия его однопартийцев истощатся.

Самопрезентация другого фаворита, Скотта Уокера, также получила неоднозначную оценку среди американских журналистов и политических консультантов. Одни записали его в «победители», поскольку он сумел грамотно «отбиться» от неприятных вопросов, касающихся экономики его родного Висконсина, другие посчитали «проигравшим», так как он не сумел развернуть свои тезисы в выгодном для себя ракурсе. Уокер действительно держался уверенно, подкрепляя свой образ жесткого управленца опытом победы над профсоюзами в своем штате, но от одного из лидеров рейтинга ожидали большего. Ничего запоминающегося он не сказал, кроме, пожалуй, шутки о том, что «правительства России и Китая знают о письмах Хиллари Клинтон больше, чем Конгресс США».

Приятно удивил своих сторонников «хозяин» дебатов, губернатор штата Огайо Джон Касиш. Его презентацию нельзя назвать выдающейся, но он показал себя сдержанным, способным держать удар и развивать актуальные для республиканцев темы в рациональном дискурсе. Касиш вряд ли может всерьез претендовать на место номинанта, но его поддержка кому-то из коллег, кто дойдет до этого этапа, будет хорошим подспорьем. Майк Хакаби много критиковал сделку с Ираном, демонстрируя на этом примере несостоятельность Обамы как лидера и собственную приверженность вопросам национальной безопасности. Успешный опыт участия в подобных дебатах в прошлом (на дебатах президентских выборов 2008 года он стал третьим) оказался полезным. Он старался нравиться и избегать ошибок при ответах на дискуссионные вопросы – в целом, ему это удалось.

Немного сконфуженно смотрелся еще один любимец республиканцев Тед Круз.

«Он даже как-то физически весь сжался, стоя на сцене» - написал один американский журналист.

Круз пытался демонстрировать знание темы и был, как обычно, излишне красноречив. Однако, образ «правдоруба» был интересен только поначалу. Когда практически каждый свой ответ он пытался трансформировать в критику президента Обамы, давая торжественные обещания, что непременно отменит все ключевые «незаконные и неконституционные» принятые им инициативы, это смотрелось немного тривиально.

Бледно смотрелся и Рэнд Пол. Попытка развернуть дискуссию в характерное для него русло не увенчалась успехом. Это в очередной раз показало, что его повестка привлекательна только для определенной части населения, но не для политического истеблишмента республиканцев. Отсылки к принципам отцов-основателей и акцент на правах человека в пику интересам безопасности делали его в тот вечер своеобразным изгоем среди однопартийцев. Перепалка с Крисом Кристи так же, если верить опросам, не пошла на пользу его рейтингу. Нельзя сказать, что и сам Кристи был на высоте. Его желание стать лидером было заметно, апелляции к опыту борьбы с международным терроризмом в бытность федеральным прокурором штата Нью-Джерси – ожидаемы. Однако патетика лозунгов о будущем Америки в его исполнении звучала так, как она обычно звучит в голливудских фильмах. Нередко создавалось впечатление, что он просто не дотягивает до более высокого уровня.

Единственный афроамериканский кандидат от республиканцев нейрохирург Бен Карсон выбивался из общего ряда. Вероятно, этому способствовали недостаток опыта политического управления и полная некомпетентность, особенно в вопросах внешней политики. Тем не менее, каждый представленный ему шанс он пытался использовать, отвечая на заданный вопрос яркой фразой. В частности, с вопросом ведущих о расовой напряженности в США, он «расправился» метафорой о «равенстве всех на операционном столе, вне зависимости от цвета кожи», чем и сорвал аплодисменты зала. Но его все равно было явно мало.

Кого было много, так это Хиллари Клинтон. Дебаты действительно получились клинтоно-центричными: незримое присутствие бывшего Госсекретаря и некогда первой леди страны среди республиканских кандидатов было заметно с первых минут.

Практически любую внутриполитическую проблему чуть ли не каждый кандидат считал своим долгом увязать с Обамой, в то время как все внешнеполитические просчеты (за исключением сделки по Ирану) – с Клинтон.

Примечательно, что вопросы о внешней политике журналисты консервативного канала «Фокс Ньюз» задавали в форме, косвенно подталкивающей к критике действий администрации Обамы. Однако эта критика была не всегда безосновательной, а в текущих обстоятельствах и вовсе прогнозируемой. За семь лет у руля страны и четыре во главе Государственного департамента Обама и Клинтон соответственно собрали достаточный «политический багаж», чтобы не воспользоваться им в предвыборной кампании.

Показательно другое – республиканцы фактически признали Хиллари Клинтон своим главным и единственным оппонентом еще до того, как демократы официально выдвинули ее в качестве своего номинанта.

Более того, первые дебаты в стане демократов пройдут только в начале октября, а столь ранние и массовые атаки на экс-сенатора штата Нью-Йорк истощают их «ресурс критики», предоставляя Клинтон достаточно времени, чтобы подготовить адекватный ответ. Есть и другая сторона – скорее всего, каждый республиканский претендент при встрече со своим избирателем будет акцентировать не столько собственные преимущества в сравнении с однопартийцами, сколько те политические и личностные ресурсы, за счет которых он может дать бой Хиллари.

В целом, дебаты стали прекрасной иллюстрацией палитры мнений внутри партии. Особенно это касалось социально-значимых вопросов – медицинское страхование, аборты, амнистия для нелегальных мигрантов. Много говорили о кризисе американского лидерства в мире и единстве (unity/union), играя этими словами в разных контекстах. Некомпетентность в вопросах внешней политики стала уже традиционной для дебатов на этом уровне – хотя эта тема не была центральной на первых дебатах, к ней вернуться еще не раз. «Российский вызов» упоминался в привязке к деградации репутации Соединенных Штатов как гаранта безопасности своим союзникам, потенциальной связи с иранским генералом, причастным к гибели американских военнослужащих и киберугрозы со стороны российских (и китайских) хакеров.

Однако в приоритетности внешнеполитических вызовов, тема России заботит республиканских кандидатов пока меньше, чем отмена сделки с Ираном, выполнение союзнических обязательств перед Израилем и странами Залива, а также растущая мощь Китая.

Напоследок каждый кандидат попробовал себя в роли политического миссионера – важной составляющей американской идеологии. Редакторы дебатов выбрали вопрос: «Слышат ли кандидаты слово Бога относительно того, о чем им следует позаботиться в первую очередь». Желая показать себя хорошим американским христианином, Касиш поделился с аудиторией собственной триадой ценностными приоритетов, нашедшей отклик у большей части американского Среднего Запада – «семья, вера, друзья». В свою очередь Круз рассказал семейную историю о пути преображения через веру своего отца (к слову, пастора Евангелистской церкви), из человека, злоупотреблявшего алкоголем, в добропорядочного семьянина.

Основной лейтмотив заключительных ремарок всех кандидатов состоял в демонстрации существования американской мечты на примере истории успеха – своей и своих родителей. Идея возрождения и укрепления веры в Америку как мечту-идеологему, мирового лидера, «сияющий город на вершине холма» видится им магистральной темой, способной мобилизовать электорат.

Двухчасовое политическое шоу – в хорошем смысле этого слова – собрало аудиторию в 24 миллиона телезрителей. Это рекордный показатель в истории праймериз-дебатов. Для сравнения, аудитория дебатов на праймериз, собравших наибольшее число просмотров на прошлых выборах, составила 7,3 миллиона. Более того, нынешний показатель превзошел численность аудитории большего числа матчей прошедшего сезона в американской Национальной футбольной лиге и всей финальной серии матчей Национальной баскетбольной ассоциации.

Американские комментаторы разошлись во мнении, кто, все же, выиграл дебаты, если так вообще можно ставить вопрос. В статистическом выражении, согласно опросу, проведенному телеканалом NBC, дебаты как в «основной подгруппе», так и в «андеркарте» выиграла Фиорина (22%). Следом идут Трамп (18%), Рубио (13%), Круз (12%), Карсон (8%), Хакаби (5%). Сами же рейтинги кандидатов после дебатов, по опросу той же телекомпании, выглядят следующим образом: Трамп – 23%, Круз – 13%, Карсон – 11%, Фиорина – 8%, Рубио – 8%, Буш – 7%, Уокер – 7%. Разумеется, делать далеко идущие выводы на основе этих данных преждевременно. Время на исправление ошибок, подготовку адекватных и развернутых ответов на ожидаемые вопросы, работу над собственным имиджем и корректировку программ еще есть. К тому же, реальные претенденты на номинацию еще не включили ресурсы своих кампаний на полную мощность.

В чем многие сошлись, так это в том, что уровень дискуссии в содержательном плане был невысок, кандидаты откровенно слабо разбираются в вопросах внешней политики, список претензий к Обаме легко прогнозируем, а их подача излишне эмоциональна.

Для формирования монолитной силы, способной противостоять демократам на президентских выборах, предстоит долгая работа по наведению порядка в собственном «разделенном доме», подготовка свежих, актуальных и, что самое важное, конструктивных посылов, как своему, так и колеблющемуся электорату. Для этого у республиканцев еще есть десятки индивидуальных туров по стране и восемь раундов общепартийных дебатов.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

10 мая 2015 | 17:19

Армяно-югоосетинские контакты и кризис доверия между Ереваном и Тбилиси

Проблема в том, что нынешний скандал возник не на пустом месте, а на фоне определенного обострения отношений между Ереваном и Тбилиси. За последние несколько дней грузинские власти предприняли ряд шагов, которые хоть и выглядели весьма логичным, но все же были крайне болезненно встречены в Армении.

26 апреля 2018 | 09:16

Тереза Мэй и Джеймс Бонд: от Солсбери до Сирии

За последний месяц правительству Терезы Мэй удалось создать нарратив, возвращающий нас к  Яну Флемингу, который внес значительный вклад в психологическое измерение Холодной войны. Освещение СМИ «дела Скрипалей», химическая атака в Сирии и ракетные удары по войскам Асада в ответ на неё – всё это создает видимость значимости Великобритании на международной арене, тогда как продолжающийся развод с ЕС говорит об обратном.

1 октября 2014 | 23:38

Россия и ТС в восприятии стран постсоветского пространства

Представленные данные показывают, что интеграционные проекты с участием России имеют наилучшие шансы в республиках Центральной Азии, включая даже нейтральный Туркменистан. В этих странах восприятие России в качестве дружественного государства и позитивное отношение к участию ТС является доминирующим трендом, который чаще всего поддерживает более половины населения.

 

12 октября 2017 | 09:13

Стеклянный потолок российско-саудовских отношений

Завершился рабочий визит короля Саудовской Аравии Салмана бин Абдельазиза аль-Сауда в Москву. Приезд саудовского монарха стал первым в истории отношений России и королевства, что сделало его поистине историческим, несмотря на весьма скромные в практическом плане результаты проведенных встреч и переговоров. Вместе с тем нельзя отрицать, что отношения между Москвой и Эр-Риядом действительно вышли на новый уровень.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
13 января 2015 | 11:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова