В Венесуэле самый масштабный политический кризис со времен ухода Уго Чавеса. Неудачная социально-экономическая политика Николаса Мадуро и его нежелание идти на компромисс с недовольными привели к тому, что сравнительно небольшая студенческая демонстрация в феврале переросла в общенациональные акции протеста. 
ПРЕМИУМ
25 марта 2014 | 14:22

Николас Мадуро не справился с ролью наследника Чавеса

Вот уже два месяца Венесуэла живет у условиях самого масштабного политического кризиса со времен ухода Уго Чавеса. Неудачная социально-экономическая политика наследника Чавеса Николаса Мадуро и его нежелание идти на компромисс с недовольными привели к тому, что сравнительно небольшая студенческая демонстрация в феврале переросла в общенациональные акции протеста. Жертвами стали уже три десятка человек, сотни ранены и более тысячи заключены под стражу. 

Страна раскололась на два враждебных лагеря, и шансы на национальное примирение невелики - никто не готов идти на компромисс. Президент возлагает вину за беспорядки на оппозицию и на США, которые, по его словам, хотят устроить в стране государственный переворот, а лидеры оппозиции отказываются от любых переговоров с Мадуро и требуют проведения досрочных выборов. 

Бескомпромиссность оппозиции объясняется ее уверенностью в электоральной победе. Прошедшие в апреле 2013 года президентские выборы показали, что общество разделено пополам между сторонниками чавизма и либералами. Тогда назначенный наследником Уго Чавеса Николас Мадуро, опередил своего соперника -  кандидата от оппозиции Энрике Каприлеса -  всего на полтора процента. Оппозиция попыталась оспорить результаты выборов (данные Национального избирательного совета базировались на электронном голосовании, пересчет бюллетеней вручную власть проводить не стала), однако просьбы о пересмотре итогов голосования Мадуро проигнорировал. Сейчас же электоральные предпочтения населения сместились в сторону оппозиции. Отчасти потому, что у нее сменился лидер - вместо относительно инертного и умеренного Энрике Каприлеса во главе венесуэльских антиправительственных сил встал харизматичный политик Леопольдо Лопес

Однако основная причина электорального сдвига в том, что венесуэльское правительство не смогло справиться с экономическим кризисом, начавшимся еще в период правления Уго Чавеса. Пытаясь побороть рост цен (резкое падение курса боливара вызвало повышение стоимости импортных товаров), Николас Мадуро обвинил в неурядицах спекулянтов, ввел 30% потолок прибыли для частных компаний, и попытался регулировать курс национальной валюты. Однако все попытки остановить кризис привели к обратным результатам. Инфляция в Венесуэле достигла 56%, рост ВВП практически остановился и в стране возник дефицит основных товаров потребления.

Исправить ситуацию за счет доходов нефтяной отрасли власти уже не могут - годы неграмотного управления венесуэльской нефтяной компанией PDVSA и постоянные изъятия Чавесом средств из ее фондов привели к падению доходов, уровня добычи, и резкому росту амортизационных расходов. В итоге, по данным опроса Gallup, если в 2012 году доля венесуэльцев, довольных и недовольных текущим состоянием экономики страны, составляла 41% против 22%, то в 2013 году эти показатели изменились на 12% против 62%. 

Росту недовольства населения способствовала еще одна важная причина – неспособность власти обуздать уличное насилие. Уровень преступности в Венесуэле едва ли не самый высокий среди стран Южной Америки, а Каракас по показателю криминогенности стабильно входит в десятку мировых лидеров. Во многом этому способствовала политика предыдущего президента - Чавес не создавал рабочих мест, но при этом активно поддерживал и защищал беднейшие слои населения, используя набранные из люмпенов боевые отряды для борьбы со своими политическими соперниками. 

Студенческое восстание 12 февраля началось именно как протест против высокого уровня преступности (на одну из студенток напали насильники), а когда власти в ответ стали задерживать митингующих, к ним присоединились другие недовольные. Организованная оппозиция также немедленно примкнула к студенческому движению, и в результате протест распространился на всю страну. Со второй половины февраля в Каракасе, и многих других городах начали сооружаться баррикады. 

Первые столкновения с полицией, повлекшие за собой гибель людей, заставили лидера венесуэльской оппозиции Энрике Каприлеса призвать сторонников воздержатся от насилия, однако протестующие его не поддержали (в результате чего репутации Каприлеса был нанесен очень серьезный урон). На первый план вышел другой оппозиционный политик - Леопольдо Лопес - который 18 февраля призвал людей выйти на всеобщую акцию протеста. 

На ней требования восставших уже касались смены правительства, неспособного, по их мнению, справится с ухудшающейся экономической ситуацией, нехваткой продовольствия и обеспечением безопасности граждан. Однако власть не захотела идти на диалог и в ответ начала создавать вооруженные проправительственные отряды, натравливать на манифестантов агрессивных байкеров - членов радикальных группировок. Леопольдо Лопеса обвинили в терроризме и организации переворота. После чего тот публично сдался властям «ради того, чтобы страна наконец проснулась» и, сев в тюрьму, набирать политические очки - как в 1992 году сделал сам Чавес. Преследованиям подверглись не только лидеры оппозиции, но и все противники действующей власти. Они были объявлены президентом «фашистами», и речь уже идет о приостановке подачи газа в регионы «осажденные фашистами». 

Мировое сообщество по-разному реагирует на венесуэльский политический кризис. США требуют от Мадуро прекратить «террор против собственного народа». Эту позицию поддержала Испания, Германия, Великобритания и ряд европейских государств. Соседи Венесуэлы по континенту разделились во мнениях. На сторону Мадуро встали левые латиноамериканские режимы - Аргентина, Боливия, Эквадор, а также Куба (чьей креатурой и является нынешний венесуэльский президент). Колумбия, - союзник США  имеющая к тому же территориальные споры с Венесуэлой придерживается стороны оппозиции. Бразилия и Чили заняли нейтральную позицию. Россия, для которой Венесуэла является одним из ключевых партнеров в Латинской Америке, реагирует на ситуацию крайне осторожно. Российский МИД призывает уважать Конституцию, «демократически избранное руководство Венесуэлы» и решать проблемы путем мирного диалога, не допуская «раскручивания маховика насилия».

Кризис в Венесуэле еще не достиг точки невозврата. Кровопролитие можно остановить через вовлечение в переговорный процесс всех политических сил. Возможно, оптимальным выходом были бы досрочные выборы. Если же стороны и дальше будут продолжать игру «в одни ворота», то в стране может начаться гражданская война, которая приведет к серьезным последствиям для соседних государств и для всего латиноамериканского региона.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

11 октября 2017 | 12:04

К вопросу о «мягкой силе» России

Среди стандартного набора упреков в адрес русской внешней политики особое место занимает критика неспособности России проводить политику «мягкой силы». Эта формула произносится без рефлексии, как нечто само собой разумеющееся. Её некритическое воспроизведение несет опасность повторения нескольких простых и из-за этого особенно досадных ошибок.

15 ноября 2014 | 20:36

Конституционный суд ограничил внешнеполитические перспективы Молдовы

Фракция Коммунистической партии в молдавском парламенте направила в Конституционный суд страны запрос о конституционности заключения Соглашения об ассоциации с ЕС. Опубликованные недавно выводы и решение суда имеют не только правовые, но внешнеполитические последствия. В документах, которые по действующему законодательству нельзя оспорить, содержится прямое указание на вектор внешнеполитической ориентации.

23 сентября 2014 | 23:44

Политические цели международного терроризма на Ближнем Востоке

Очевидно, что международный терроризм не мог бы быть столь успешен без финансовой и политической поддержки ряда государств. Несмотря на провал американских «контролеров», некоторые элиты в других странах до сих пор полагают, что способны справиться лучше американцев и успешно использовать международных террористов в своих целях.

26 апреля 2018 | 09:16

Тереза Мэй и Джеймс Бонд: от Солсбери до Сирии

За последний месяц правительству Терезы Мэй удалось создать нарратив, возвращающий нас к  Яну Флемингу, который внес значительный вклад в психологическое измерение Холодной войны. Освещение СМИ «дела Скрипалей», химическая атака в Сирии и ракетные удары по войскам Асада в ответ на неё – всё это создает видимость значимости Великобритании на международной арене, тогда как продолжающийся развод с ЕС говорит об обратном.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
2 апреля 2014 | 01:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова