Иван Лошкарёв
Боевые столкновения в Дарфуре стали результатом борьбы за водные и территориальные ресурсы в регионе между представителями арабизированных и негроидных племен, а затем усугубились в связи с подъемом этнического самосознания последних. Стремление неарабизированных регионов к самостоятельности натолкнулось на сопротивление Хартума.
ПРЕМИУМ
2 декабря 2014 | 11:04

Урегулирование Дарфурского конфликта вновь отложено

В Аддис-Абебе безрезультатно завершился очередной раунд переговоров правительства Судан и представителей повстанческих групп, не подписавших Дохийское соглашение 2011 года. В западных и центральных штатах (вилайятах) страны, составляющих исторический регион Дарфур, до сих пор не утихают боевые столкновения между противоборствующими группировками, правительственными войсками и кочевыми отрядами разбойников-джанджавидов. Несмотря на значительные усилия международного сообщества и суданского правительства, наличие большого количества участников переговоров более 10 лет срывает мирный процесс в стране.

Боевые столкновения в Дарфуре стали результатом борьбы за водные и территориальные ресурсы в регионе между представителями арабизированных и негроидных племен, а затем усугубились в связи с подъемом этнического самосознания последних. Стремление неарабизированных регионов к самостоятельности натолкнулось на сопротивление Хартума. С учетом негативной международной реакции на репрессивные действия суданских властей в Дарфуре, руководство страны перешло к поощрению деятельности отрядов джанджавидов, связь которых с официальными властями не столь очевидна. Кочевники-джанджавиды (араб. «джинны на коне») до сих пор осуществляют негуманные операции по сжиганию поселений негроидных племен и осквернению их религиозных объектов, хотя многие отряды кочевников переключились на более прибыльные виды деятельности – разбой, захват заложников, торговля оружием.

В 2006 году в Абудже (Нигерия) было подписано мирное соглашение между суданским правительством и умеренной фракцией Армии освобождения Дарфура, представляющей интересы северных родов этноса загава. В рамках этого документа лидер умеренной фракции АОД (ММ) Сулейман «Минни» Миннави получил должность старшего помощника президента страны и главы временной региональной администрации Дарфура. В феврале 2011 года эта крупнейшая по численности дарфурская группировка вышла из соглашения, что вынудило правительство Судана пойти на сближение с более радикальными участниками конфликта – Движением свободы и справедливости и Движением справедливости и равенства. Первое включает в себя 9 различных группировок, представляющих, главным образом, народ фор, а второе отстаивает интересы земледельческих родов загава, проживающих в южной и восточной части Дарфура. Оба движения пользовались поддержкой Ливии, которая сократилась после смены режима в Триполи. Кроме того, оба Движения материально поддерживают Чад и Эритрея. 

В июле 2011 года стороны подписали Дохийское соглашение, согласно которому два Движения получили квоту на 2 министерских поста в правительстве Судана и 20 мест в парламенте. Одновременно лидер ДСС Тиджани Сесе возглавил временную региональную администрацию Дарфура. Чтобы закрепить раскол среди повстанцев, президент Судана Омар аль-Башир выделил территории, на которые претендуют два сотрудничающих с центральными властями движения, а также подконтрольные им районы, в два отдельных штата (вилайята) – Центральный и Восточный Дарфур. Однако вне переговорного процесса остались крупнейшие дарфурские группировки – почти все фракции Армии (Движения) освобождения Дарфура. С этнической точки зрения, вне договоренностей Хартума и повстанцев остались северные роды народа загава, большинство представителей  народа фор и этническая группа тунджур.  

Прошедшие 23-28 ноября при посредничестве Африканского Союза переговоры были нацелены на включение всех сторон конфликта в мирный процесс. Однако стороны не смогли договориться о повестке встречи. Ожидалось, что стороны согласуют принципы мирного урегулирования. Африканский Союз и суданское правительство пришли к согласию, что обсуждать необходимо условия  присоединения группировок к Дохийскому соглашению и полное прекращение боевых действий. Представитель Судана на переговорах, руководитель Бюро по имплементации Дохийского соглашения Амин Хассан Омер озвучил такую последовательность действий, необходимую для урегулирования конфликта:

«Я призываю два присутствующих на этой встрече движения откликнуться на повторяющиеся призывы африканского Совета мира и безопасности и Совета безопасности ООН подписать Дохийское соглашение, чтобы запустить полноценные переговоры, которые могут привести к подписанию соглашения о всестороннем прекращении огня. Такие действия будут их вкладом в национальный диалог, затем начнутся переговоры по политическим вопросам, чтобы закрепить их участие в политическом процессе в стране  и, наконец, урегулировать вопросы безопасности».   

Однако лидеры дарфурских группировок не согласились с очередностью действий и фактически потребовали заключить новое соглашение вместо Дохийского. В частности, Сулейман «Минни» Минави от лица собственной фракции АОД и антиправительственной зонтичной структуры Суданский революционный фронт заявил следующее:

«Я хочу, чтобы все четко осознали, что это дело принципа для моего движения и для Суданского революционного фронта: у Дарфура есть свои особенности, которые можно оформить только путем многосторонних переговоров, а не в рамках неявного для многих сегодня национального диалога. Наша позиция состоит в том, что можно добиться ощутимого прогресса в разрешении конфликта в Дарфуре путем всестороннего политического соглашения, но вопрос особенностей Дарфура нужно обсуждать отдельно – это, среди прочего, статус региона, переходные условия представительства Дарфура в общенациональных органах, обеспечение правосудия и экономического восстановления, договоренности по проблемам безопасности, в том числе приостановка боевых столкновений по гуманитарным мотивам…»

Тревожным сигналом для Хартума стало совместное требование АОД (ММ) и ДСР о необходимости рассмотрения вопросов, связанных с правом собственности на землю, регулирование кочевничества, компенсацией материального ущерба пострадавшим, возвращением беженцев, реконструкцией и развитием региона. Таким образом, позиции враждующих группировок дарфурских постанцев сблизились, то есть многолетние усилия суданского правительства могут не принести результатов. Но у Хартума еще есть шансы, поскольку у совпадения мнений разные мотивы. Если для АОД (ММ) необходимость нового соглашения является принципиальным моментом, поскольку джанджавиды наиболее активны в отношении северных родов народа загава, то для ДСР такая позиция обусловлена эмоциональной реакцией на выход из Движения повстанческой группы «Аль-Тураби», поощренный суданским правительством.

Кроме критики последовательности действий лидер Движения справедливости и равенства Мохаммед Ибрагим Джибрил, унаследовавший пост от брата, убитого в результате бомбардировки населенного пункта суданской авиацией, открыто выступил против самого Дохийского соглашения:

«Годами соглашения с некоторыми сторонами конфликта и незавершенные попытки справиться с проблемой Судана проваливались, не давая никакого результата и не создавая продолжительный мир. Прежние соглашения не касались глубинных причин конфликта, особенно отношений национального правительства и регионов в Судане. По- настоящему всеобъемлющее соглашение должно включать вопросы взаимоотношений “центр-периферия”».

Согласно Дохийскому соглашению, временная региональная администрация Дарфура должна подготовить проведение референдума о статусе региона. Очевидно, что этот вопрос будет отложен в связи с тем, что соглашение может утратить актуальность. Соответственно, политическое урегулирование конфликта откладывается, а боевых столкновения продолжатся.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

16 июня 2015 | 15:11

Приоритеты Евросоюза в Украинском кризисе

Коррупция и неэффективность государственного аппарата воспринимаются Брюсселем как угрозы, которые потенциально являются более опасными для Украинского государства, чем тлеющий конфликт на Донбассе.

25 июля 2015 | 20:14

Новая роль Казахстана в Евразии

Политическая роль Казахстана в мире и даже регионе не дотягивает до роли экономического лидера. Именно поэтому казахстанские власти активно пиарят страну на внешней арене. Безусловно, одной из важнейших витрин страны является столица Астана. Выстроенный в степи город поражает пространством, высотными зданиями и, самое главное, чистотой (что редкость на постсоветском пространстве). Однако для того, чтобы иностранцы увидели Астану, их нужно туда заманить. 

2 апреля 2015 | 14:01

Allies on alert: NATO’s reaction to the threat of a Russian ‘hybrid war’

The key question for Russia is whether the Operation Atlantic Resolve will become the start of permanent stationing of American and NATO forces in the countries of former Warsaw Pact and the post-Soviet space. Moscow insists that its security needs be taken into account, whereas the American leadership believes that the motives of Russia stem from “misinterpretations and outdated thinking”.

25 мая 2015 | 16:45

Ближневосточное досье: ИГИЛ, Йемен и теракт в КСА в мае 2015

Основными событиями прошедшей недели в регионе стали успехи боевиков Исламского государства в Ираке, визит иракского главы правительства в Россию, а также очередная попытка йеменского урегулирования на конференции в Эр-Рияде. Внимание также привлек теракт, совершенный на востоке Саудовской Аравии в шиитской мечети, ответственность за который взяло Исламское государство.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова