Иван Лошкарёв
Глубокие причины политического кризиса сводятся к тому, что некоторые кланы перестало устраивать существующее распределение должностей. Кроме того, в саму систему временных органов власти Сомали заложен механизм противопоставления главы государства и главы правительства.
ПРЕМИУМ
11 декабря 2014 | 17:59

Правительственный кризис в Сомали разрешился

1 У вас остался просмотр
Увеличить количество просмотров

Противостояние президента и премьер-министра Сомали продолжалось больше месяца и привлекло внимание основных внешних игроков – ООН, США, ЕС. На фоне огромных проблем страны борьба политических лидеров представляла угрозу для стабильности всего хрупкого государства. Но президент Сомали добился своего: парламент с третьей попытки отправил правительство в отставку.

Напомним, что поводом для резкого обострения отношений президента Хассаном Шейхом Мохаммедом и премьер-министром Абдивели Шейхом Ахмедом стали перестановки в правительстве, затронувшие близких к главе государства министров. Более глубокие причины политического кризиса сводятся к тому, что некоторые кланы перестало устраивать существующее распределение должностей. Кроме того, в саму систему временных органов власти Сомали заложен механизм противопоставления главы государства и главы правительства, поэтому 8 из 10 премьер-министров (с 2000 года) были отправлены в отставку, а не ушли с поста добровольно. Согласно Временной Конституции президент назначает премьера, но не может его отстранить. Более того, именно премьер руководит текущей деятельностью правительства, что оставляет главе государства церемониальные функции. Однако у всех сомалийских лидеров перед глазами опыт Сомали до 1991 года, что обеспечивает популярность идеи сильной власти и концентрации полномочий в руках одного лица – «синдром» Сиада Барре, руководившего страной в 1969-1991 гг. В итоге, для того, чтобы удовлетворить претензии всех кланов, было учреждено два поста, которые потенциально могут обеспечить концентрацию власти, что, в свою очередь, неизбежно ведет к конфронтации премьер-министра и президента.

Еще одна причина кризиса – низкая влиятельность парламента. Большинство решений нижней палаты парламента (верхняя по-прежнему не сформирована) принимается в духе клановой логики. Когда определенный клан не имеет интересов в обсуждаемом решении, голоса представляющих его депутатов можно приобрести в среднем за 1-2 тысячи долларов. Выходит, что парламент материально заинтересован в противостоянии премьера и президента, поскольку это обеспечивает парламентариям дополнительный заработок. По итогам голосования за вотум недоверия правительству можно заключить, что больше заплатил президент (153 – за, 80 – против).  При этом, в мае за импичмент главе государства выступало более 100 депутатов.

В течение месяца глава государства и глава правительства активно искали поддержку в сомалийском обществе и за границей.

На сегодняшний день федеральное правительство реально контролирует центральные районы страны и окрестности столицы. Остальная часть территории, за исключением трех анклавов группировки Аш-Шабаб, управляется региональными автономиями, большая часть которых имеет статус федерального штата.

Поэтому для президента и премьера было критически важно заручиться поддержкой основных автономий, что, однако, сделать не получилось.

На практике отношения федерального правительства и автономий далеки от идеала. Дело в том, что территория под непосредственным контролем общенациональных властей мала, поэтому автономиям сложно общаться с властями в Могадишо на равных. От этого у многих политиков федерального уровня развился своеобразный комплекс неполноценности, почти иррациональное неприятие самостоятельности отдельных регионов, которое только усиливается межклановой неприязнью. Подобное восприятие приводит общенациональные органы власти к тактике поощрения клановых разногласий внутри автономий и между ними, затягивания юридического закрепления статуса автономий как субъектов федерации.

Подобная тактика федеральных властей отчасти вызвана объективными характеристиками автономий. Часть из них представляет собой недолговечную уменьшенную копию общесомалийской власти, поскольку должности также распределяются по клановым квотам. Кроме того, большинство автономий скорее заявляет свой суверенитет над определенной территорией. Даже самое успешное государственное образование – Сомалиленд – не может похвастаться контролем над всеми своими административными единицами. Лишь в апреле 2014 года силы безопасности Сомалиленда провели наступление в провинциях Сол и Санаг, установив контроль над оспариваемыми Пунтлендом территориями. На эти же самые земли претендует провозглашенное в 2012 году Государство Хатумо, представляющее интересы клана дулбаханте (дарод). Однако, в ходе проведенной Сомалилендом операции была занята столица Хатумо - г. Талех. В итоге, проблема скорее не в тактике, а в отсутствии стратегии отношений федеральных властей с автономиями.

В таких условиях у премьер-министра позиция более выгодная, поскольку процессом строительства государства занимался в основном президент. В поддержку премьера выступила крупнейшая региональная автономия Пунтленд, населенная в основном представителями клановой группы дарод. В заявлении администрации президента Пунтленда отмечалось:

«Правительство Пунтленда считает, что политический кризис возник из-за небольших перестановок в правительстве, осуществленных премьер-министром в рамках его конституционных полномочий, и этот шаг не сопоставим с возникшими политическими потрясениями и параличом всех правительственных институтов».

Автономии на юге страны – Джуббаленд и Юго-Западный штат – настроены враждебно к президенту, который всячески оттягивал момент их официального признания и выставлял дополнительные условия для этого. Однако, выступить открыто против главы государства эти штаты не решились, поскольку конфронтация с президентом может осложнить управляемость их территории, на которой находятся части Сомалийской национальной армии.

В активе президента Сомали находилась автономия Галмудуг, населенная преимущественно представителями клана хабр-гидир группы хавийе. Дело в том, что Хасан Шейх Мохаммед стремится уравновесить влияние Пунтленда в центральной и северной части страны, в результате чего Галмудуг получил статус Центрального штата с присоединением автономии Химан и Хеб. Однако, власти Галмудуга воздержались от прямой поддержки президента, поскольку последний под давлением международных посредников согласился передать северную часть провинции Мудуг - Пунтленду.

В итоге, в пользу президента сыграл контроль над Национальным банком, что позволяет ему распоряжаться некоторыми финансовыми ресурсами, договоренность с кланом дир, обеспечившим ему большинство в парламенте, и несомненная правота в споре с премьер-министром в рамках традиционного права. Согласно устоявшимся обычаям разрешения споров, премьер-министр не должен был без консультации с президентом нарушать распределение клановых квот или же должен был обратиться за посредничеством к старейшинам одного из не вовлеченных напрямую в конфликт кланов. Однако премьер-министр предпочел действовать согласно временной Конституции, за что, в конечном итоге, и поплатился.

Ситуация в Сомали снова вернулась в предсказуемое русло. Формирование нового правительства займет более месяца, в ходе которого старейшины основных кланов и парламентарии будут согласовывать квоты на посты в исполнительной власти при посредничестве Африканского Союза и ООН.

Вероятно, что пост премьер-министра останется в квоте клановой группы дарод, но перейдет от представителей клана марехан к политику из клана маджертен или огаден. В то же время, президенту Сомали также грозит импичмент, поскольку он трижды инициировал роспуск правительства, то есть трижды нарушил межклановые договоренности. Против Хасана Шейха Мохаммеда также играет фактор неприятия политиков с синдромом Сиада Барре.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Региональные риски»

29 марта 2016 | 22:00

Ключевая внешняя угроза для России - дестабилизация государств ближнего зарубежья

в 2016 году речь идет не столько о непосредственной угрозе проникновения радикалов на территорию РФ, сколько о дестабилизации стран, расположенных у ее границ. Наиболее неприятный для России сценарий — коллапс одного из государств Средней Азии и появление на его месте очередного джихадистского квазигосударства, «где правят вооруженные банды, по-своему трактующие шариат».

28 января 2016 | 16:54

Украина, Сирия, Япония и отношения с Западом в пресс-конференции Лаврова

Российская внешняя политика уверенно преодолела бурный 2015-й год и уже вошла в 2016-й, как минимум такой же сложный. Накануне начала главных событий и прошла большая пресс-конференция министра иностранных дел Сергея Лаврова. Хотя некоторые реперные точки Россией пройдены, впереди - сирийское урегулирование, украинское, выход из ситуации с санкциями.

24 декабря 2014 | 11:49

Новые угрозы на туркмено-афганской границе

Долгое время Туркменистан старался сохранять максимальный нейтралитет в афганском конфликте, что позволяло поддерживать ровные неформальные отношения с Талибаном. Однако после усиления в конце 2000-х гг. борьбы с контрабандой наркотиков через туркменскую территорию – ситуация стала осложняться.

2 февраля 2015 | 12:05

Иран: предсказуемая неудача ядерной сделки и отношения с Россией

Скептический прогноз по поводу невозможности заключения всеобъемлющего соглашения по ядерной программе подтвердился – переговоры были продлены сначала с 20 июня до 24 ноября 2014 года, а затем и вовсе - до 2015 года с перспективой заключения соглашения до 1 июля. Очевидно, что проблемой стали не только - и не столько - разногласия по техническим деталям, а ряд политических факторов.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.