Андрей Сушенцов
Арег Галстян
«Карточный домик» добавляет в копилку разнообразия образов России в американском кинематографе. Образ сильной России, эффективно защищающей свои интересы, с опозданием пришел в американское кино, но может там задержаться на перспективу.
ПРЕМИУМ
12 марта 2015 | 21:35

Новый образ России и россиян в сериале «Карточный домик»

1 У вас остался просмотр
Увеличить количество просмотров

Голливуд всегда был частью пропаганды американских ценностей во внешний мир и одновременно зеркалом этого мира для американского общества. Американская политическая идеология и философия нередко определяли творческий вектор в среде голливудской интеллигенции (продюсеры, сценаристы, режиссеры), что отражалось на трансляции ценностных парадигм вовне. Таким образом, сложившаяся внутренняя идеология переносилась во внешний мир для демонстрации проблем и достижений американской цивилизации.

Долгое время кино использовалось различными этническими группами для создания необходимого для себя образа среди американцев. Так, ирландцы вкладывали большие средства в Голливуд, чтобы показать американцам деятельность Ирландской Республиканской Армии не как терроризм, а как борьбу за свободу: такими стали фильмы «Отходная Молитва» (в главной роли - Мики Рурк) и «Собственность дьявола» (Харрисон Форд, Бред Пит). Итальянская диаспора, имеющая серьезное влияние на американскую киноиндустрию, блокирует некоторые фильмы, где воссоздаётся образ итальянца-гангстера. В 2013 году организация «Сыны Италии» направила официальное письмо премьер-министру Марио Монти с требованием не давать Роберту Де Ниро итальянского гражданства в связи с его согласием сыграть роль мафиози в фильме «Малавита».

После террористических актов 11 сентября 2011 года, известный республиканский политтехнолог и близкий советник президента Джорджа Буша-младшего Карл Роув провел в Беверли-Хиллс встречу с директорами крупнейших голливудских холдингов для обсуждения совместных шагов, направленных на поддержку антитеррористической кампании США и ее союзников в Афганистане. После встречи Роув отметил, что «Голливуд, несомненно, внесет серьезный вклад в борьбу против терроризма». В итоге, с 2002 года и по сегодняшний день американский кинематограф выпустил более 400 картин, посвященных событиям 11 сентября и последовавшей за ними американской военной кампании в Афганистане. В 2004 году влиятельные издания «Уолл Стрит Джорнал», «Вашингтон Пост», «Нью-Йорк Таймс» многократно публиковали материалы о том, что Голливуд не хуже Белого дома, ведет борьбу против терроризма. Такое внимание прессы заставило тогдашнего председателя Кинематографической Ассоциации Америки (МРАА) Джэка Валенти выступить с заявлением о том, что «Белый дом не склоняет Голливуд придерживаться конкретной политической линии».    

Различные правозащитные организации обвиняли Голливуд в том, что он сознательно и искусственно запустил процесс создания расистских и ксенофобских образов арабов и мусульман. Акции протеста против такой практики были организованы влиятельными мусульманскими общинам: арабами, иранцами, пакистанцами и т.д. После целого ряда стычек в различных штатах, власти задумались о необходимости искоренения негативного образа мусульман. Таким образом, с 2007 года на широкие экраны начали выходить картины, объясняющие, что ислам не имеет никакого отношения к терроризму (наиболее успешный фильм – «Меня зовут Кхан» студии «Фокс Серчлайт Пикчерз»). В целом, Голливуд имеет достаточно богатый опыт в создании образов стран, народов и отдельных лидеров.

«Русский образ» всегда был одним из ключевых и наиболее распространенных в американском кино. Этот образ всегда соответствовал духу времени и исходил из конкретной политической ситуации.

В первое десятилетие падения СССР, Голливуд варьировал между образами страны, личности и народа. Так, были сняты фильмы «Самолет президента», «Армагеддон» и «K-19». В первом случае был показан образ новой России с энергичным лидером, осознающим важность мира и демократии. При этом параллельно создается образ страны, где царит хаос и от которой все еще может исходить угроза. На примере «Армагеддона» также, с одной стороны, показан русский космический флот, желающий помочь американцам, с другой – ее пьяный и непредсказуемый экипаж во главе с Львом Андроповым, образ которого был подвержен жесткой критике в России. В американском кино неизменным остается образ русской мафии в Америке: фильмы «Великий уравнитель» (2014) и «Джон Уик» (2014), суть которых заключается в том, что достаточно одного американца для уничтожения сети русских ОПГ. Но наиболее интересным стал телевизионный политический сериал «Карточный домик», изначально посвященный борьбе американских внутриполитических элит.

По сюжету партийный организатор демократов Фрэнсис Андервуд, не получив обещанную должность госсекретаря после победы кандидата от его партии в президентских выборах, в результате манипуляций и интриг добивается импичмента президента и занимает его место. Многие американские аналитики считают, что сценарист Бо Уиллимон стремится показать роль личности в американской политике, сравнивая конгрессмена Андервуда с экс вице-президентом Диком Чейни, которого считали серым кардиналом Белого Дома в период президента Буша-младшего. Другие видят попытку показать через Гаретта Уокера образ действующего президента Барака Обамы, который пришел к власти с идеалистическими идеями, но оказался слишком слаб и подвержен влиянию извне. Так или иначе, этот фильм не отражает реалий американского Конгресса хотя бы, потому что ни один партийный организатор не становился президентом в течение нескольких месяцев. Второй сезон должен был быть заключительным, но студия объявила о продлении сериала на 3 сезон, где акцент делается на внешнеполитических вопросах: отношениях с Россией и палестино-израильском конфликте.

Ключевой внешнеполитической сюжетной линией третьего сезона становится конфронтация президента США с его российским коллегой Виктором Петровым, образ которого напоминает президента России Владимира Путина (третий президентский срок, разведен, спортивен и т.д.).

Первый визит президента России американские активисты встречают акциями протеста против закона о запрете пропаганды гомосексуализма в России, а Надежда Толоконникова и Мария Алехина из «Pussy Riot» (играют самих себя) посещают торжественный обед в Белом доме. К образу российского президента добавляется любовь к водке, распутству и вечеринкам на дачах в Сочи – черты больше применимые к Борису Ельцину, чем Владимиру Путину. Российский президент, помимо прочего, представлен как мстительный бывший агент КГБ, которого обвиняют в лишении свободы и убийствах своих противников, беспощадной консолидации власти и нападении на соседние страны. При этом Петров в беседе с американским президентом отмечает, что ему лично «плевать на гомосексуалистов», но он должен следовать российским традициям. «В моем правительстве есть геи», «Вы не знайте Россию, не понимайте нас», «Если бы у нас все было так просто, как у вас», - часто повторяет российский лидер.    

Авторы фильма показывают общность между Андервудом и Петровым – оба сторонники жестких мер, оба несут бремя управления большими странами, оба вынуждены идти на компромиссы, чтобы удержаться у власти, оба – глубоко циничные люди. Между ними складывается некое подобие взаимного уважения. Местами создается впечатление, что Виктор Петров переигрывает Андревуда, который оказывается связан обязательствами, внешними обстоятельствами и своим окружением. Сценаристы обыгрывают одну из нечастых тем кинематографа – проблему доверия между Москвой и Вашингтоном. Два президента дважды достигают сделки в результате сложных переговоров, но оба раза американский лидер не способен ее исполнить из-за вмешательства посторонних факторов (прежде всего, его жены Клэр Андервуд). 

Россия показана в фильме как равный США партнер и страна, вызывающая уважение. Кадры, снятые в Москве, демонстрируют имперское величие интерьеров Кремля и российской столицы. Показанные в фильме россияне искренни и непреклонны (как активисты “Pussy Riot”) или умны и изощрённы (как сам Петров и российской постпред при ООН Алексей Моряков). Попытка американского президента вести двойную игру против россиян в Иорданской долине оборачивается провалом. В итоге с россиянами не получается главный трюк всего сериала – чета Андервуд не может их переиграть. Клэр срывается в истерику, а Фрэнк вынужден отступить на позиции «статус-кво». Оканчивается неудачей главная внешнеполитическая инициатива Вашингтона – попытка реализации плана мирного урегулирования палестино-израильского конфликта. Это поражение сказывается на электоральных перспективах самого Андервуда, стоит карьеры постпреда при ООН его супруге Клэр. В конечном счете это ставит под угрозу их брак.  

Российская линия в сериале «Карточный домик» закономерно вызвала критику среди российской аудитории, прежде всего в малой правдоподобности происходящего. Сценарист, вероятно, сам понимал, что его интерпретация российской политики хромает. Нервный срыв Клэр Андервуд по вопросу о правах ЛГБТ сообщества в России получился слишком натянутым. Сам этот вопрос искусственно обострен до абсурда и слишком не вяжется с российскими реалиями.

Вместе с тем «Карточный домик» - это редкая попытка разобраться в пружинах российской политики.

Тем самым делается попытка «сойти с рельс» классической истории о России как о тираническом режиме и разобраться в мотивах поведения россиян и руководства страны. Примером этого служит эпизод, в котором Моряков намеренно вводит в заблуждение Клэр Андервуд, давая понять, что он готов перебежать в США, чтобы заставить ее повлиять на решение Вашингтона по ближневосточному кризису. Российская линия плохо получается у сценариста сериала, и пружина повествования ослабевает. Тем не менее, сериал добавляет в копилку разнообразия образов России в американском кинематографе. Образ сильной России, эффективно защищающей свои интересы, с опозданием пришел в американское кино, но может там задержаться на перспективу. 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

3 июля 2014 | 16:41

Цена блокады Приднестровья

Необходимо создание механизмов свободной торговли между Приднестровьем и Республикой Молдова, что позволило бы установить между сторонами торговый режим, свободный от взаимных ограничений.

26 марта 2014 | 12:27

Украинское эхо на Кавказе

Хотя Украину нельзя назвать ведущим игроком на Большом Кавказе, ее роль и значение в процессах в этом регионе невозможно игнорировать. И международно признанные образования, и де-факто государства Закавказья внимательно следят за динамикой событий в этой стране и вокруг нее.

1 марта 2016 | 19:26

Прагматизм внешней политики Азербайджана и "политика качелей"

Визит азербайджанского президента в Исламскую республику Иран стал знаковым политическим событием. Алиев и Роухани провели первые двусторонние переговоры на высшем уровне после снятия антииранских санкций и достижения компромисса между Ираном и Западом. Переговорная повестка дня была весьма насыщенной. Однако значение прошедшего визита не ограничивается одним лишь официальным дипломатическим форматом.

10 ноября 2014 | 03:24

Посол ИРИ в России Мехди Санаи: Москва и Тегеран имеют общие интересы и угрозы

В условиях напряженности в отношениях России с западными странами восточный вектор российской внешней политики становится приоритетным. Примечательно, что диалог Москвы и Тегерана активизировался еще до украинского кризиса. В декабре в Москву приехал первый русскоговорящий посол ИРИ, который и до своего назначения считался одним из ведущих специалистов по России.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.