Международные угрозы 2014

20 ноября 2014 | 23:00

Введение

Впервые за десятилетие источник международных угроз обнаружится в Европе. Политический кризис на Украине станет центральным событием европейской политики и вовлечет в свое разрешение ведущие государства евро-атлантического пространства. При благоприятном исходе украинский кризис даст стимул к началу назревшего диалога между Россией и НАТО о правилах поведения на новом – многополярном – этапе глобального развития. При неудачном развитии, ситуация на Украине приведет к возобновлению военно-политического противостояния между Западом и Востоком. Следствием этого станет переориентация приоритетов политического и экономического развития России на сотрудничество с государствами Азии и Ближнего Востока. Любой из этих сценариев ударит по интересам Украины, которая будет вынуждена бороться с сепаратизмом юго-восточных регионов страны в условиях экономического кризиса. Стимулом развития «русской весны» станут естественные тяготения регионов Юга и Востока Украины к России и углубление разрыва в развитии между двумя странами.  

Ситуация на Большом Кавказе будет оставаться стабильной. Однако в отличие от предыдущих лет на динамику региона в намного большей степени будут оказывать влияние «фоновые факторы», в особенности ситуация на Украине. В случае развития событий по негативному для России сценарию не исключены попытки определенных кругов Грузии и в особенности Азербайджана пересмотреть существующий статус-кво. При благоприятном развитии новое правительство и президент Грузии будут искать продолжения нормализации отношений с Россией по вопросам общего интереса (безопасность на северокавказском пограничье, развитие социально-экономических контактов), оставляя в стороне вопросы статуса Абхазии и Южной Осетии. Абхазско-югоосетинская проблематика будет предметом обсуждения в формате Женевских консультаций. Однако достижение взаимоприемлемых компромиссов по этим вопросам не представляется возможным. Конфликтная динамика в отношениях между Арменией и Азербайджаном останется тревожной. Не исключено увеличение количества инцидентов, как в зоне нагорно-карабахского конфликта, так и на международно признанной армяно-азербайджанской границе. При этом полномасштабной войны, скорее всего, удастся избежать. Не в последнюю очередь благодаря конструктивному взаимодействию в процессе мирного урегулирования между Россией и Западом. Террористическая активность на российском Северном Кавказе будет спадать. Однако не исключены попытки установления ситуативных коммуникаций между северокавказскими джихадистами и украинскими праворадикалами. Российское, турецкое и иранское тяготения останутся главными стабилизирующими факторами в регионе, ибо эти силы не заинтересованы в ломке существующего статус-кво. 

На Ближнем Востоке продолжится консолидация режимов, потрясенных событиями «Арабской весны». Источник международных угроз вновь вернется в Ирак, который наряду с соседней Сирией станет ареной суннито-шиитского противостояния. Под угрозой окажется государственность в Ливии и Йемене. Правительство военных в Египте в целом успешно стабилизирует ситуацию в стране после президентских выборов. Вывоз химического оружия из Сирии позволит избежать военного удара стран НАТО по Дамаску. Сохранится опасность дестабилизации Бахрейна, который вновь может подвергнуться интервенции со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ для подавления шиитского восстания.

Американо-иранская разрядка продолжится и приведет к заключению соглашения о регламентации использования мирного атома в интересах Тегерана. Однако сближение с Вашингтоном не будет глубоким в силу стремления США удержать в числе союзников Израиль и монархии Персидского залива. Саудовская Аравия и Катар продолжат поддержку террористических движений в Сирии и Ираке, одновременно способствуя примирению конфликтующих сторон в Афганистане. 

После вывода войск НАТО из Афганистана борьба вооруженной оппозиции с Кабулом получит новый импульс. Одновременно политическое крыло «Талибан» будет искать пути легитимации на политическом поле Афганистана, условием которого станет удаление от власти клана президента Х. Карзая. Внешняя финансовая и техническая помощь позволит афганским силам безопасности успешно противостоять «Талибан». В зависимости от учета новым правительством в Кабуле интересов Пакистана, борьба с отрядами талибов на юге страны составит большую или меньшую сложность. 

На безопасность Центральной Азии значительное воздействие будет оказывать развитие событий в Афганистане. В регионе продолжатся пограничные столкновения на границе Кыргызстана и Узбекистана, вызванные слабостью правительства в Бишкеке. Вызовом стабильности Узбекистана может стать вопрос о преемнике узбекского лидера И. Каримова. Несмотря на военный союз с Россией и значительную военно-техническую помощь с ее стороны, Таджикистан испытает давление со стороны афганских наркокартелей, использующих таджикскую территорию для трафика наркотиков на север. Возможно продолжение пограничных инцидентов в зоне узбекско-таджикской границы на фоне осложнения отношений между Узбекистаном и Таджикистаном.   

Безопасность северо-западных регионов Китая так же окажется в зависимости от ситуации в Афганистане. Уйгурский сепаратизм заимствует тактику талибов в борьбе против Пекина. Другой точкой напряженности останется КНДР, внутриполитическая борьба в которой наряду с резкой реакцией Пхеньяна на действия США в регионе вновь станут причиной озабоченности стран-соседей. Продолжится российско-японское сближение, в рамках которого будет в практической плоскости поставлен вопрос о территориальном споре. 
Ситуация в Южно-китайском море останется стабильной, несмотря на стремление КНР осуществлять эффективный контроль над спорными территориями. Энергичное строительство флота Китая побудит правительство Тайваня искать пути сотрудничества с Пекином. Получит развитие передислокация части вооруженных сил США из Японии в Австралию. Филиппины и Вьетнам будут искать поддержки Вашингтона в спорных вопросах с КНР. 

В Африке источниками нестабильности останутся Ливия, Мали, Южный Судан и Сомали. Президентские выборы в Алжире станут тестом для социального и политического мира в этой стране. В Кении возможно повторение терактов наподобие атаки в Найроби в 2013 году, вызванных нестабильностью в Сомали. Пиратство в районе Африканского рога продолжит быть угрозой международному судоходству.   

В Латинской Америке международные угрозы будут вызваны нестабильностью местных режимов. Под давлением народных протестов правительство в Венесуэле будет вынуждено отойти от политики огосударствления собственности. На Кубе продолжится линия на либерализацию экономики, нацеленная на избежание народного возмущения. Несмотря на ограниченный эффект от Североамериканской зоны свободной торговли, Мексика продолжит искать способы использования общего рынка в своих интересах. 

Обострится глобальная дискуссия о политической архитектуре управления интернетом между сторонниками его саморегулирования и приверженцев межправительственного контроля над Сетью. Очаг роста глобального рынка киберпреступности сместится из СНГ в Юго-Восточную Азию и Африку. Вызреет почва для международного сотрудничества по защите от кибератак критических инфраструктур. На повестку дня встанет вопрос о создании аналога МАГАТЭ в области кибербезопасности.

ЕВРОПА

Приоритеты НАТО после 2014 года

Период экспансии НАТО, сопровождаемый активной политикой вмешательства за пределами евроатлантического региона, завершается. Главным вопросом саммита НАТО в 2014 г. станет ситуация в Афганистане после завершения миссии МССБ и дальнейшие формы иностранного военного присутствия в этой стране. На повестку дня будут вынесены и другие пункты:  возможности и ограничения дальнейшего расширения блока, пути преодоления нарастающих диспропорций в военных возможностях США и европейских членов НАТО, невоенные аспекты трансатлантического сотрудничества, ситуация на Украине. В совокупности эти пункты и составят набор приоритетов в деятельности НАТО. Основой стратегии блока в постафганский период станет безопасность в Европе.  Это выразится в большей концентрации усилий НАТО на вопросах европейской обороны в информационной, энергетической, военной сферах.  

Активизация внешней и военной политики ФРГ
Внешняя и оборонная политика ФРГ получит наиболее широкий охват с конца Второй мировой войны. Это позволит Берлину подкрепить свой экономический потенциал соответствующим международно-политическим и военным статусом. Несвойственная послевоенной Германии внешнеполитическая и военная активность на фоне кризиса в ЕС может насторожить ее соседей. Поэтому Берлин предпочтет действовать в русле устоявшейся политики участия Германии в ЕС и НАТО, неизменно повышая свою роль. Привычное проецирование немецкой «мягкой» (а в ряде случае и «жесткой») силы через европейские и евроатлантические структуры, позволит ослабить опасения мирового сообщества по поводу возможной «ренационализации» внешней политики ФРГ.

Экономическая ситуация в еврозоне
Наш взгляд на перспективы европейской экономики в 2014 г. в целом позитивный. Улучшение условий на финансовом рынке стало возможным благодаря позитивному макроэкономическому прогнозу и стимулирующей политики Европейского центробанка, в частности, сохранения низкой учетной ставки. Работа ЕЦБ по созданию банковского союза и тщательная проверка банковских активов позволит и восстановить доверие к европейской финансовой системе.

Европейская экономика вышла из рецессии весной 2013 г., но ее рост в 2014 г. не превысит 1,5%. Следует ожидать восстановления экономики во всех странах-членах ЕС, в том числе в уязвимых странах на периферии еврозоны. В декабре 2013 г. Ирландия вышла из программы по получению финансовой помощи Евросоюза. Испания и Португалия демонстрируют восстановление экономического роста за счет сильного экспорта. В Греции после снижения  ВВП на 3,7% в прошлом году ожидается выход из рецессии и рост ВВП в размере 0,6%. В 2014 г. только Кипр и Словения продемонстрируют отрицательные показатели динамики ВВП. 

Ждать значительного роста от крупных европейских экономик не следует. В Германии за счет расширения внутреннего спроса ожидается рост на 1,8%, в то время как во Франции восстановление будет более медленным - прогноз по росту ВВП - 1,0%. В Италии он будет еще скромнее - на 0,6%. Лучшие показатели продемонстрируют экономики Великобритании и Польши – соответственно на 2,5% и на 2,9 %. Трудно будет сочетать в 2014 г. дальнейшее снижение бюджетного дефицита (до 2,7 % ВВП в целом по ЕС и до 2,6 % ВВП в еврозоне) и рост потребления, являющийся залогом экономического роста.

Возможность дефляции в ЕС или еврозоне маловероятна, но темпы инфляции могут замедлиться. Мы согласны с прогнозом Еврокомиссии ожидающей, что темпы роста потребительских цен в 2014 г. в ЕС и еврозоне сократятся до 1,2 % и 1,0 % соответственно. Не исключено, что сокращение будет еще более существенным.

Ожидается, что занятость в ЕС и еврозоне в 2014 г. вырастет на 0,5% и на 0,25% соответственно. Показатели рынка труда будут восстанавливаться медленно, несмотря на концепцию реиндустриализации Европы. Особенное влияние будут иметь сверхнормативная задолженность, дефицит инвестиций в последние годы и замедляющийся совокупный показатель производительности труда. Особенно серьезные проблемы на этом направлении вероятны у стран Южной Европы.

Угрозу представляет приостановка или частичное осуществление структурных, фискальных и институциональных реформ в странах-членах еврозоны и ЕС. Это приведет к низкому реальному и потенциальному росту экономики и сохранению высокого уровня безработицы. Невозможно в полной мере спрогнозировать риски в связи с обострением отношений с Россией и санкции вследствие позиции России в украинском вопросе. Необходимость финансовой помощи Украине вкупе с потерями от санкций может очень негативно сказаться на экономике ряда европейских стран.  

Социальная стабильность ЕС
В мае 2014 г. состоятся выборы в Европарламент. Правые и ультраправые партии Европы пытаются объединить свои силы перед выборами и для борьбы с диктатурой “брюссельского чудовища”Успех этих усилий не предопределен, но количество евроскептиков в Европарламенте и в целом в европейской политике возрастет. Одновременно можно ожидать усиления антимигрантских настроений. 

Не первый год демонстрирует вызов демократическим нормам Венгрия, которая подвергается за это непрекращающейся критике в ЕС.  Мы полагаем, что степень давления Брюсселя на Будапешт будет показателем динамики правого тренда в Европе.

Шотландский референдум 2014 г. о независимости подтвердит нежелание большинства шотландцев отделяться от Великобритании. На фоне приближающихся парламентских выборов 2015 г. в Британии следует ожидать усиления антиевропейской риторики со стороны консервативного руководства страны. 

В странах Южной Европы проблем будет больше чем где-либо. В Греции можно ожидать нового витка усиления ультраправых настроений. Новое итальянское правительство Маттео Ренци столкнется с особенно сильным прессингом со стороны политических конкурентов, а в испанской Каталонии в ноябре 2014 г. пройдут консультации с населением (фактически референдум) о независимости. По нашим оценкам нынешнее итальянское правительство сможет удержаться у власти, а каталонские “консультации” не будут иметь последствий. 

В экономической сфере следует ждать небольшого роста ВВП ЕС. Мы не прогнозируем серьезного усугубления экономических проблем. Программы бюджетной экономии в ряде стран ЕС будут ослаблены. Они не дают позитивных результатов, но ухудшают ситуацию с безработицей среди молодежи. 

Великобритания: евроскептики и сепаратизм
Главными политическими событиями в Великобритании должны оказаться Референдум о независимости Шотландиии (сентябрь 2014)  и Выборы в Европейский парламент в Великобритании (май 2014). Шотландия уже имеет высокую степень автономии внутри Великобритании, определяя политику в области здравоохранения, образования, юстиции и транспорта. Шотландская национальная партия инициирует процесс деволюции и независимости от Лондона. В случае победы на референдуме, нынешнее шотландское руководство планирует войти в ЕС как независимое государство. Это может столкнуться с противодействием Испании, не желающей закреплять прецедент, который может активизировать каталонских и баскских сепаратистов. Наиболее вероятно, что большинство шотландцев проголосуют за сохранение Соединенного Королевства.

Усиливающийся евроскептический тренд в электоральной политике Великобритании проявится на предстоящих выборах в Европейский Парламент.  Партия независимости Соединённого Королевства согласно предвыборным опросам привлечет четверть голосов избирателей, примерно столько же, сколько правящая Консервативная партия.

Тенденция  затрагивает также и традиционно проевропейски ориентированную Лейбористскую партию. Ее руководство заявило о своей неготовности поддержать сторонника еще более тесной интеграции и сближения стран внутри ЕС М. Шульца  как единого кандидата от европейских левых на пост президента Еврокомиссии.

Энергетика Прибалтийских государств
В электроэнергетике Прибалтийских стран растет конкуренция внешних игроков. Импорт электроэнергии в регионе повысится до 30% в год, а издержки производства останутся выше стоимости импорта из Скандинавии или России. К 2015 г. после завершения прокладки соединений NordBalt (Литва – Швеция) и Estlink 2 (Эстония – Финляндия) Прибалтика станет участвовать в рынке электроэнергии стран Северной Европы. 

Более активной станет роль в региональной электроэнергетике России, Белоруссии и Польши. В первых двух странах уже идут работы по строительству АЭС. В конце января 2014 г. правительство Польши одобрило программу развития атомной энергетики, предполагающую строительство двух новых АЭС. Это делает дальнейшее увеличение генерирующих мощностей в регионе нецелесообразным. В 2014 г., по всей видимости, произойдет фактическое свертывание проекта Висагинской АЭС в Литве.

Главной тенденцией 2014 г. в газовой сфере станет стремление к преодолению зависимости от поставок российского газа. По оптимистичным прогнозам в декабре 2014 г. должен заработать терминал сжиженного природного газа в литовском порту Клайпеда. В случае решения Еврокомиссии может начаться реализация второго проекта газового терминала и трубопровода Balticconector между Финляндией и Эстонией. Между Хельсинки и Таллином идут споры о месте расположения терминала и это может затормозить принятие окончательного решения. 

Будет продолжен процесс разделения прибалтийских интегрированных компаний, в каждой из которых “Газпром” является крупным акционером. Это ослабит позиции российского монополиста. В перспективе это может укрепить переговорные возможности Балтийских стран и понизить цену на российский газ. То же относится и к сфере электроэнергетики. Российская дипломатия и руководство газовых компаний будут создавать стимулы для торможения процесса либерализации рынка, тем более, что в Прибалтике присутствует негативное отношение к европейской энергетической политике. 

Ситуация в Боснии 
Февральские акции протеста в Федерации Боснии и Герцеговины увеличили вероятность проведения в стране досрочных парламентских выборов. Ожидается новый виток внутриполитической борьбы между крупнейшими партиями Скупщины – Социал-демократической партией (Златко Лагумджия) и Союзом независимых социал-демократов (Милорад Додик). Возможным видится расширение зоны политической нестабильности на относительно благополучную Республику Сербскую за счёт активизации сторонников радикального ислама и усиления межрелигиозных противоречий между бошняками, хорватами и сербами. Серьёзные экономические проблемы Федерации, высокий уровень недовольства населения властью может привести боснийскую государственность к кризису. В этом случае возможна постановка вопроса о необходимости пересмотра Дейтонских соглашений с целью ограничения прав проживающих в БиГ сербов.

Перспективы трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства
В 2013 г. стартовали переговоры между ЕС и США о заключении торгово-экономического соглашения. Стороны стремятся подготовить максимально широкий документ, нацеленный не столько на обнуление и без того низких таможенных тарифов, сколько на устранение барьеров связанных с разницей в регулировании. Предполагается, что он заложит основы новых правил регулирования глобальной экономики, которые вынуждены будут принять другие игроки. Интересам России наибольшую угрозу могут представлять попытки ЕС использовать нынешние переговоры для либерализации экспорта американского сланцевого газа. В результате может произойти выравнивание цен на энергоносители в США и на мировом рынке.

Хотя США и ЕС придают приоритет развитию партнерства, перспективы успешного завершения переговоров в 2014 г. невысоки. До сих пор не удалось окончательно согласовать концептуальные подходы, сохраняются существенные расхождения по принципиальным вопросам (в том числе, о доступе на сельскохозяйственные и финансовые рынки), нет ясности с обеспечением совместимости технических стандартов. Со стороны ЕС наблюдается недовольство недостаточной амбициозностью предложений США. Скорее всего предметные переговоры по согласованию деталей соглашения начнутся не ранее осени. В этом случае вряд ли стоит ожидать заключение документа раньше весны 2015 г. Между тем, вероятное усиление позиций «евроскептиков» в Европарламенте после выборов мая 2014 г. может привести к снижению и без того не безусловной поддержки соглашения в ЕС.

Постсоветское пространство: ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА И КАВКАЗ

Кризис на Украине
На Украине силовой захват власти оппозицией вопреки компромиссу 21 февраля запустил процесс дезинтеграции хрупкого государства. Русскоязычные жители юго-востока Украины и Крыма выступили против переворота и начали формировать народные органы власти. Они выдвигают требования федерализации страны или присоединения к России. В противовес «русской весне» новая власть в Киеве опирается на народное ополчение населения Западной Украины и боевые подразделения поддержавших переворот олигархов. МВД и армия Украины деморализованы и пока сохраняют нейтралитет. Попытка силового подавления массовых протестов на востоке страны приведет к вмешательству России.

Россия заинтересована в стабильности своих западных границ и потому осуждает де факто власти в Киеве, которые раскачивают ситуацию. Предпочтительный для Москвы вариант – формирование на Украине коалиционного правительства, федерализация страны и придание русскому языку статуса второго государственного. Жизненные интересы России на Украине – в безопасном базировании Черноморского флота в Крыму, сохранении производственной кооперации в сфере ВПК с предприятиями Востока Украины и защите прав русскоязычного населения исторической Новороссии. Вместе с тем, у Москвы нет оснований содействовать сохранению статус-кво, если он объективно будет меняться в ее пользу, и его поддержание будет требовать значительных ресурсов.

Развитие ситуации будет зависеть от характера мер де-факто властей в Киеве по стабилизации ситуации в стране.  Продолжение линии на победу революции - силовой захват администраций восточноукраинских регионов, террор в отношении лидеров Востока Украины, попытки решения в пользу Киевского патриархата церковного спора с православной церковью Московского патриархата - в долгосрочной перспективе приведет к расколу страны. 

Политическая ситуация в Молдове
В Молдове проевропейская коалиция достигнет цели своего правления – подписание Соглашения об ассоциации с ЕС. Однако экономический эффект от этого шага будет ограниченным и коалиция продолжит терять поддержку избирателей. Правящая проевропейская коалиция будет шаткой, вновь возникнет угроза ее распада. Возобновятся поставки молдавских товаров в Россию. Гагаузия и Приднестровье продолжат выступать против европейского вектора во внешней политике угрожая отделением.  Про-российские настроения усилятся под влиянием курса коалиции на румынизацию Молдовы. На парламентских выборах в ноябре и декабря к власти могут вернуться коммунисты, которые лидируют накануне голосования. 

Ситуация в Грузии, Армении и Азербайджане
В Грузии общество поддерживает правительство «Грузинской мечты», несмотря на уход Б. Иванишвили. Граждане ждут роста уровня жизни в стране и уголовного преследования лиц из окружения М. Саакашвили. Этого трудно достичь: в ВВП Грузии высока доля услуг (60%), а меры поддержки сельхоз производства, где занято 56% граждан, не дадут быстрого эффекта. Осуждению сторонников Саакашвили мешает позиция Запада. В отношениях с Абхазией и Южной Осетией Грузия продолжает опираться на концепцию «российской оккупации», что препятствует переговорам. Вступление Грузии в НАТО возможно при готовности Запада к военному конфликту с Россией, что маловероятно. В этой ситуации на первый план в кооперации Тбилиси с Западом выходит европейское направление. После того, как на саммите ЕС и стран «Восточного партнерства» в Вильнюсе грузинские власти парафировали Соглашение об Ассоциации, ближайшей задачей станет подписание документа. На фоне украинского кризиса ускорение этого процесса может создать неблагоприятное воздействие на ход российско-грузинской нормализации. Тем не менее, стремление ослабить экономическое влияние Турции побудит Тбилиси активизировать связи с Россией. На пользу нормализации может сработать и стремление Тбилиси обеспечить свою безопасность от северокавказских угроз. На этом направлении накоплен позитивный опыт (кооперация по обеспечению безопасности Олимпийских игр в Сочи).

В 2014 г. продолжится движение Армении в сторону вступления в Таможенный Союз (ТС). Не исключено, что вступление состоится в течение года. При этом в политическом истеблишменте, экспертном сообществе и оппозиционных структурах однозначный выбор в пользу евразийской интеграции и отход от внешнеполитического комплементаризма будет воспринят не однозначно. Официальный Ереван будет искать такого участия в ТС, которое позволило бы не закрывать возможностей для кооперации с Европейским Союзом. Для Армении западное направление внешней политики чрезвычайно важно, так как позволяет не допустить его монополизации со стороны Азербайджана. Более того, скорейшему вступлению республики в ТС могут противиться и другие члены этого интеграционного объединения, прежде всего Казахстан, опасающийся де-факто признания Нагорного Карабаха частью ТС и ухудшения отношений с Баку. Стратегическая кооперация между Арменией и Россией в вопросах безопасности будет продолжена.  

На фоне стабилизации внутриполитической ситуации по итогам президентских выборов 2013 г., Азербайджан будет искать поддержки Турции в разрешении конфликта вокруг Нагорного Карабаха. Анкара будет готова проявить политическую солидарность, но дистанцируется от вероятных военных провокаций на армяно-азербайджанской границе. От контактов Анкары и Баку по этому вопросу будут зависеть перспективы тюркского единства, реализуемые через Тюркский совет и иные организации. Отношения Баку с другими странами сохранят имеющиеся тенденции. Развитие украинского политического кризиса вызывает опасения азербайджанского руководства относительно повторения «Майдана» внутри собственной страны. В этом контексте не исключено укрепление взаимодействия между Москвой и Баку, поскольку РФ всегда рассматривала нынешний азербайджанский режим в качестве важного и предсказуемого партнера. США и их союзники, опасаясь укрепления позиций России в прикаспийской республике, могут предложить новые опции для ее энергетического взаимодействия с Западом. В целом украинский кризис подтолкнет к борьбе различных влияний за Азербайджан. Точкой нестабильности может стать Каспийское море, где усилятся противоречия между Азербайджаном и Туркменистаном вокруг нефтяных месторождений. 

Россия и Таможенный союз
Россия испытает воздействие украинского кризиса в выстраивании внутриполитических приоритетов. Развитие кризиса будет отягощено ростом антироссийских настроений, вмешательством Запада на Украине и опасностью растущей конфронтации между РФ и США. Дестабилизация на Украине стране будет способствовать укреплению консервативных трендов в России. При этом эти тренды будут идти не только от власти к обществу, но и от общества к власти. 

На постсоветском пространстве и в мире в целом нет такой страны, которая была бы столь тесно связана с Россией, как Украина. Коллапс власти в этой стране, а также угроза ее распада, экономические и социальные неурядицы отчетливо демонстрируют опасность неконтролируемой революционной смены власти. Украинский вызов заставит российскую власть ограничить источники для общественно-политической деятельности несистемного характера. И в этом плане следует ожидать, как расширения антиэкстремистского законодательства и правоприменения, так и попыток поставить под больший контроль информационное пространство, деятельность третьего сектора и международные связи российских граждан. Уровень таких ограничений будет напрямую зависеть от динамики взаимоотношений между РФ и Западом. В случае благоприятного развития меры, описанные выше, могут носить крайне ограниченный характер. При неблагоприятном сценарии не исключаются и определенные «перегибы» в сторону «закручивания гаек». При этом российское общество также согласится на определенные ограничения демократических прав и гражданских свобод, усиление бюрократических структур и «силовиков» ради сохранения стабильности, достигнутой после тягот переходного периода 1990-х годов. Такое согласие на укрепление власти будет кратковременным. Без улучшения качества управления, при сохранении высокого уровня коррупции и отсутствии эффективной «обратной связи» между населением и чиновничеством, «консервативный кредит доверия» будет быстро исчерпан.

Несмотря на то, что террористическая угроза с Северного Кавказа, стала намного меньшей по сравнению с предшествующим периодом, проблема данного региона остается чрезвычайно важной для внутренней стабильности России. Если раньше происходящее на российском Кавказе рассматривалось, прежде всего, в контексте межэтнических отношений и региональной политики, то сегодня эта тема превратилась в сюжет общероссийского масштаба. Не Чечня, Ингушетия, Дагестан сами по себе, а их восприятие «ядром России» выходит на первый план. Этот тренд останется ведущим в 2014 г. Важной задачей ближайшего будущего останется гармонизация отношений между «русским» и «северокавказским миром», без чего лозунги за отделение Северного Кавказа будут создавать угрозу территориальному единству страны, а также минимизировать ее внешнеполитический потенциал, особенно на постсоветском пространстве. Этот вопрос приобретет актуальность в контексте новой повестки дня вокруг Крымского полуострова, который превратится в важный прецедент для всех стран бывшего СССР.  

В общественной жизни России продолжится дрейф от либерализма к консерватизму методами государственной политики в сфере СМИ, культуры и образования. Это будет сопровождаться поддержкой традиционных для России религий и волонтерской деятельности неправительственных организаций. “Консервативный поворот” вызван стремлением Москвы преодолеть последствия социального и демографического кризиса, вызванного распадом СССР. В этом процессе Россия будет наталкиваться на идейное противодействие сторонников экстремальных форм либерализма в Зарубежной Европе и Северной Америке. Однако Москва проявит устойчивость к внешней критике, на фоне ее усиливающихся возможностей проецировать свое мировоззрение внутри страны и за рубежом.  

Социальная стабильность Беларуси
Руководству Беларуси удалось консолидировать режим, который пользуется поддержкой населения. Минск опасается разворачивания киевского сценария в Беларуси, хотя оснований для этого нет – уровень жизни и занятости населения существенно выше украинского. Готовясь к выборам президента в ноябре 2015 г, Минск будет стремиться обезопасить себя от революционного сценария. Беларусь устранит торговые и экономические разногласия с Россией и продолжит военное сотрудничество с Москвой, которая разместит в стране полк авиации и новейшие системы ПВО. Продолжится линия на получение финансовых займов у институтов ЕЭК. Прояснятся перспективы создания валютного союза с Россией на основе российского рубля. В сотрудничестве с Россией начнется строительство Белорусской АЭС. 

Постсоветское пространство: ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ    

Внутриполитический процесс в Казахстане
В Казахстане сохранится политическая напряженность в связи с разногласиями между проевразийскими и проевропейскими элитами. Астана продолжит развивать военное сотрудничество с Россией в сфере ПРО, что позволит Казахстану выгодно закупать у РФ зенитно-ракетные комплексы. На западном направлении Казахстан продолжит сотрудничать с США, разрабатывающими нефтегазовые месторождения Карачаганак и Кашаган. Турция попытается сбалансировать влияние России предложениями о создании общего рынка. Китай, заинтересованный в энергетических ресурсах и новых рынках сбыта, будет активно продвигать свой проект «Шелкового пути». Вывод коалиционных войск из Афганистана может повлиять на расстановку сил в регионе, если Казахстан предоставит свой порт Актау для войск НАТО. 

Предвыборный год в Узбекистане 
Узбекистан сохранит закрытый характер своей политической системы. Угрозы, стоящие перед Ташкентом, будут внутриполитическими. Главной из них станет проблема преемственности власти в отсутствие легитимных электоральных институтов. Борьба за власть между кланами региональных элит обострится накануне президентских выборов в 2015 г. В отсутствие единого компромиссного кандидата на пост президента возрастает угроза перехвата инициативы радикальными исламистами и свержение светского режима. Осуществлять опасный маневр по передаче власти Узбекистан будет в одиночку - страна приостановила членство в ОДКБ и рассчитывает на помощь США, внимание которых к региону слабеет. 

Политическая нестабильность в Кыргызстане
Несмотря на политические реформы после революции 2010 года, в Кыргызстане сохранится внутриполитическая нестабильность. Социальное напряжение отражается на устойчивости экономики. По прогнозам рост ВВП составит 5.5–8.3% при инфляции около 8%. В преддверии парламентских выборов 2015 г. возможна активизация оппозиции и роспуск Жогорку Кенеша из-за неэффективной социально-экономической политики. Поводом может стать вопрос о национализации Иссык-Кульского золоторудного месторождения «Кутмор». Оппозиция по-прежнему действует в рамках традиционной парадигмы кланового деления страны на Север-Юг. Вывод коалиционных войск из Афганистана повлияет на дальнейшее военное сближение с Россией, что помешает планам Китая, ориентированного на включение Киргизии в «Шелковый путь». 

Вызов нейтралитету Туркменистана
Закрытая политическая система способствует сохранению в Туркменистане стабильной ситуации. Вывод коалиционных войск из Афганистана может подорвать безопасность границ, учитывая этнические, клановые и религиозные противоречия на туркмено-афганской границе. Увеличение наркотрафика создаст угрозу стабильности Туркменистана. При прогнозируемом росте ВВП в 10,7% и низкой инфляции за счет развития несырьевого сектора, отношения с торговыми партнерами могут осложниться из-за снижения мировых котировок на энергоносители, однако наличие стабилизационных буферных резервов остается прочной страховкой. В то время как Китай заинтересован в закреплении экспорта энергоносителей Туркмении в свою пользу, Ашхабад выступает за диверсификацию.

Интересы Китая в Центральной Азии
За последние годы страны Центральной Азии стали местом концентрации китайского капитала, особенно в сферах добычи и переработки нефти и газа, транспортного строительства. Несмотря на рост своего влияния, Китай не претендует на активное участие в политической жизни региона и сконцентрирован на решении экономических задач, что устраивает местные элиты. За счет строительства инфраструктурных объектов и трансграничной циркуляции рабочей силы Китай обеспечивает развитие своих северных территорий и решает ряд насущных внутриполитических проблем. Центральная Азия является «стратегическим тылом» Китая, однако значимость региона может возрасти вследствие усиления конкуренции с США в Юго-Восточной Азии и осложнения обстановки в Южно-Китайском море. В этой ситуации Центральная Азия может стать ключевой транзитной альтернативой для китайского экспорта.

Таджикистан и вывод войск из Афганистана
После победы на выборах 2013 г. Э. Рахмон сохранит президентский пост Таджикистана до 2020 года. Это не способствует социально-экономической стабилизации в стране. Уровень бедности населения превышает 45%, доходы трудовых мигрантов составляют больше половины ВВП. Ситуация в Афганистане представит наиболее серьезную угрозу безопасности Таджикистана. В связи с выводом войск НАТО  из Афганистана увеличится наркотрафик. Угрозы безопасности вынудят Россию увеличить военное присутствие в стране. В Душанбе, Кулябе и Курган-Тюбе будут созданы мотострелковые полки, будет проведена модернизация и передислокация частей ближе к афганской границе. Россия передаст Таджикистану вооружения и технику на сумму в 150-200 млн.долларов. Задолженность Душанбе Китаю составит более 900 млн.долл. (70% иностранного долга). Пекин будет заинтересован в стабильности Таджикистана, по территории которого планируется прокладка газопровода Туркменистан-Китай.

В Афганистане доминирующей политической силой остается официальный Кабул. Несмотря на вывод иностранных войск режим Х. Карзая может сохранить контроль над ситуацией, так как располагает силами армии и полиции, насчитывающими более 344 тысяч человек. Это значительно больше, чем предполагаемая численность вооруженной оппозиции - около 20-25 тысяч. Ожидается, что после вывода иностранных войск ситуация будет близка к "иракскому сценарию": сохранение правящего режима, на фоне эскалации террористической активности.

Дополнительным фактом нестабильности являются предстоящие президентские выборы в Афганистане, в апреле 2014 г. Их результаты могут быть не признаны проигравшими кандидатами, что может создать кризис легитимности в стране. В этом случае вероятно усиление региональных элит и ослабление борьбы с наркоторговлей. Однако вероятность реставрации режима талибов останется незначительной.   

Ближний Восток

В 2014 г. ситуация на Ближнем Востоке останется нестабильной. Несмотря на наметившееся в 2013 г. поражение политического ислама и приостановление «ползучей исламизации», последствия «арабского пробуждения» сохранят определяющую роль в развитии большинства государств региона. Попытки стабилизации ситуации со стороны новых властей (Египет, Ливия, Тунис) и сохранивших позиции элит (Сирия, Ирак) будут сопровождаться ожесточенной борьбой между различными группами населения этих стран при участии маргинальных игроков (террористических и боевых группировок) и международных участников.

Конфликт в Сирии
Несмотря на ослабление международного давления и открытия «дипломатического коридора» для выхода из кризиса, конфликт в Сирии продолжится. Успешных действий правительственных сил и помощи Ирана и “Хезбаллы” будет недостаточно для победы над боевиками на севере и востоке страны. Осложняет ситуацию раскол в рядах оппозиции. В феврале 2014 г. террористические группы Фронта «Ан-Нусра» и «Исламского государства Ирака и Леванта» откололись от “аль-Каиды” и продолжили борьбу за свержение режима Б. Асада при финансовой и военно-технической помощи от Саудовской Аравии и Катара. 

Влияние внешних участников продолжит играть ключевую роль в развитии конфликта и останется главной проблемой для режима Б.Ассада. Решение об уничтожении сирийского химоружия минимизировало возможность внешнего военного вмешательства в конфликт. Однако, в американских оценках наметилась тенденция на обеление ряда групп «Аль-Каиды» и игра в «плохих и хороших исламистов». Фактически это ведет к содействию Исламскому фронту и входящим в него структурам, включая «Ан-Нусру» против как правительственных войск, так и  подразделений «Исламского государства Ирака и Леванта». Эта политика усугубит конфликт.

Перспективы дипломатического решения вопроса осложняются расколом оппозиции и отсутствием у оппозиционных сил и их международных спонсоров иных требований, кроме ухода Б.Ассада. По мере углубления раскола в рядах оппозиции центральному правительству удастся переломить негативную тенденцию в гражданской войне и закрепить статус-кво. Однако Дамаску не хватит ресурсов для достижения решительной победы в конфликте.

Ситуация в Ираке
Ирак останется крупнейшим после Сирии очагом суннитско-шиитского противостояния в регионе. Наличие в стране множества недовольных властью Н.Аль-Малики групп суннитов является благодатной почвой как для террористических организаций во главе с “Аль-Каидой”, так и для крупнейших игроков суннитского блока – Саудовской Аравии и Катара. В 2014 г. ситуация будет осложняться активизацией «Исламского государства Ирака и Леванта», особенно в случае ухудшения их положения в соседней Сирии. Важным событием станут парламентские выборы, назначенные на 30 апреля 2014 г. Результаты могут позволить несколько стабилизировать политическую ситуацию и придать легитимность власти Н.Аль-Малики в случае сохранения им поста премьер-министра. Однако властям Ирака не удастся обеспечить безопасность и покончить с угрозой терроризма в сложившихся условиях.

Правительство военных в Египте
С приходом военных к власти в июне 2013 г. в Египте наметилась тенденция на стабилизацию внутриполитической ситуации. Новой власти удалось силовыми методами подавить основного политического соперника – «Братьев мусульман», запугать представителей либеральной оппозиции и при посредничестве Саудовской Аравии наладить контакты с салафитами. В начале 2014 г. военные провели успешный для них референдум по новой конституции, закрепившей за правительством обширные полномочия и придавшей легитимность власти военных. Победа фельдмаршала А.Ас-Сиси на президентских выборах, намеченных на апрель 2014 г. должна будет окончательно оформить и укрепить власть нового режима в Египте. Перед военными будут стоять задачи выхода из затянувшегося экономического кризиса, поиск новых партнеров, кредиторов и инвесторов, и обеспечение безопасности во всех частях Египта, особенно на Синайском полуострове.

Интересы монархий Персидского залива
Среди государств Персидского залива в регионе традиционно будут выделяться вышедшие на авансцену в результате «Арабской весны» Саудовская Аравия и Катар. При этом саудиты, обеспокоенные наметившимся потеплением в отношениях США и Ирана будут более активны: среди основных целей КСА останутся поддержка суннитских группировок в Сирии, Ираке и Ливане, а также укрепление своего влияния в Египте. Наметившийся раскол правящей элиты Королевства в 2014 г. не приведет к серьезным последствиям, однако этот фактор способен повлиять на его региональную политику. В свою очередь, Катар также продолжит играть ведущую роль в региональных делах, в большей степени сосредоточившись на дипломатических и финансовых рычагах влияния и уделив внимание некоторым вопросам, не являющимся приоритетными для саудитов, среди которых ситуация в Дарфуре, Ливии и в рамках Ближневосточного урегулирования.

Ситуация на Бахрейне сохранит свое региональное значение ввиду возможного обострения здесь суннистко-шиитского противостояния. В то же время у суннисткого руководства страны при поддержке соседей из Саудовской Аравии имеется достаточный потенциал для подавления недовольства шиитов.

Ближневосточное урегулирование
Усилия США по преодолению тупика в переговорном процессе, а также мирные инициативы М. Аббаса в 2013 г. не принесли ощутимых результатов. Палестинские политические силы разобщены и продолжают зависеть от финансовой помощи крупных региональных игроков. При этом падает популярность лидеров как Фатх, так и Хамас среди палестинцев. Это понижает легитимность палестинских представителей в глазах израильских политиков. В случае возобновления переговорного процесса палестинская сторона в лице М. Аббаса, чья дальнейшая карьера во многом зависит от успеха переговоров, может пойти на уступки. Однако ввиду наличия ряда трудно разрешимых вопросов (статус Иерусалима, поселенческая политика Израиля, проблема возвращения беженцев) и жесткой позиции израильского руководства нет оснований ожидать прорывов на переговорах.

В самом Израиле будут обеспокоены экономическими проблемами внутри страны и угрозой со стороны Ирана, особенно в свете потепления между Вашингтоном и Тегераном, а также дестабилизацией ситуации на границах Израиля. В данной ситуации проблема палестино-израильского урегулирования не будет приоритетной для руководства страны. На перспективах переговорного процесса может негативно сказаться похолодание между США и Израилем.

Кризис государственности в Ливии
В Ливии сохранится ситуация, близкая к анархии. Официальные власти в Триполи не контролируют территорию страны, разделенную на несколько областей и независимых городов, таких как Мисурата, с собственной администрацией и силами безопасности. Сохраняется высокая угроза терроризма. Нестабильность распространяется на приграничные государства, куда продолжают проникать вооруженные отряды бывших ливийских повстанцев и террористов “Аль-Каиды”. Позитивной тенденцией является намерение жителей большинства городов и областей, осознавших экономический ущерб продолжающейся анархии, самостоятельно или сообща бороться с террористической угрозой и попытаться стабилизировать ситуацию для восстановления торговли.

Развитие ситуации в Иране
Угроза антиправительственных выступлений из-за ухудшения уровня жизни в связи с санкциями, продолжит подталкивать правительство Ирана к активному ведению переговоров по ядерной программе. Учитывая жесткую позицию сторон переговоров по ряду пунктов, их результат неясен. Внутри страны продолжится противостояние консерваторов с технократами и реформистами по вопросу о налаживании отношений с Западом, что будет замедлять процесс принятия решений. В целом политика Ирана будет более прагматичной, чем религиозно-ориентированной.

На случай восстановления отношений между Ираном и США и изменения баланса сил в регионе Саудовская Аравия предпримет меры к укреплению своего влияния. Использование в этих целях фактора «суннитского единства» будет провоцировать региональные трения на почве суннитско-шиитского противостояния.

Внешняя политика Турции
В 2014 г. правящая в Турции Партия справедливости и развития столкнется с внутренними противоречиями. Усилится противостояние субъектов, образовавших партию, в связи с тем, что они достигли основной общей цели – отстранения от власти военных, охранявших светские принципы Республики. Углубится конфликт за власть и местные выборы в марте станут первым испытанием. Президентские выборы в августе 2014 г. могут расколоть правящую партию. В контексте предвыборной нестабильности противоречия политических субъектов вокруг создания новой конституции разгорятся с новой силой, что может привести к уличным протестам.

Важную роль в развитии политики Анкары сыграют решения ЕС о развитии переговорного процесса, взаимодействие Турецкой Республики с США, а также перспектива углубления контактов Турции с Таможенным Союзом. Турция будет стараться укрепить взаимодействие с тюркскими странами и арабским миром, при сохранении непростых отношений с Ираком и Ираном, прежде всего – по курдскому вопросу.

Восточная Азия

Угрозы стабильности КНР
2014 г. для Китая будет проходить под знаком гармонизации внутренней и внешней политики. Новое поколение руководителей делает акцент на качественном развитии на фоне замедления темпов экономического роста. Основными задачами правительства Си Цзиньпина станут ускорение экономических реформ, повышение эффективности работы и прозрачности бюрократического аппарата и укрепление дисциплины в рамках КПК. Получит развитие интерес Си Цзиньпина к формулированию новой идеологии национального развития, проявившийся в концепции «китайской мечты». Вероятно, тенденция к дальнейшей политизации внутриполитической жизни в 2014 г. усилится, а напряженность борьбы между различными группами влияния в руководстве КНР возрастет.

Актуальность сохранят проблемы выравнивания уровня жизни между северными и юго-восточными регионами страны, преодоление разрыва между городом и деревней, борьба с безработицей. Трендом развития китайской промышленности станет ориентация на создание «зеленой экономики», что  затруднит в дальнейшем ставка на поддержание высоких темпов индустриализации, но существенным образом изменит качество экономического роста. Одновременно с этим КНР продолжит попытки «монополизировать» экологическую повестку в рамках многосторонних институтов. Лидерство в вопросах окружающей среды видится в Пекине необходимым условием глобального лидерства.

Ключевой угрозой социальной стабильности продолжит оставаться фактор внутреннего сепаратизма в Тибете и Синьцзян-Уйгурском автономном районе. При этом возрастет значение внешних террористических угроз: Китай становится одним из фронтов «глобального джихада».

В краткосрочной перспективе возможность эскалации территориальных споров вокруг островов Сенкаку представляется маловероятной. КНР проводит ревизию концепции «красных линий» и уточняет круг вопросов, по которым компромиссы с соседями невозможны. В первую очередь, к таким вопросам отнесены территориальные споры. Создание Пекином зоны опознавания ПВО в Восточно-Китайском море и введение новых правил рыболовства в Южно-Китайском море говорит о том, что внешняя политика КНР продолжит ужесточаться. 

КНР в полной мере воспользуется смещением зоны конфликтности в Европу и на Ближний Восток и продолжит наращивать свое влияние в Юго-Восточной Азии. В условиях усиления конкуренции с США Пекин будет стремиться заручиться поддержкой средних и малых стран региона, в первую очередь, за счет интенсификации экономических связей и культурной экспансии. Руководство КНР также не оставляет надежд на создание трехсторонней зоны свободной торговли Китай – Япония – Южная Корея, однако их реализация напрямую зависит от успеха в урегулировании китайско-японских противоречий. При этом в Пекине возрастает количество критиков идеи отказа от международного лидерства, а официальные источники уже открыто признают значение фактора военной силы в новых международных отношениях.

КНР будет наращивать давление на Тайвань, сочетая его с обещаниями все новых преференций в случае объединения. Состоявшиеся в феврале прямые переговоры между высокими представителями Тайбэя и Пекина подтверждают такой вывод.

Ключевой задачей обеспечения национальной безопасности Китая станет поиск путей диверсификации транзитных маршрутов и источников поставок энергоносителей. На передний план выдвинется Центральная Азия, обладающая значительным потенциалом с точки зрения сухопутного транзита грузов и добычи углеводородов. При этом противоречия между КНР и Россией по центральноазиатской повестке и по вопросам развития ШОС продолжат нарастать, но не приведут к конфликту. Другим инструментом решения этой задачи является концепция «жемчужной нити»: получения Китаем контроля над морскими портами в ключевых точках пересечения стратегических морских коммуникаций – примером является доступ КНР к пакистанскому порту Гвадар или к бангладешскому Читтагуну. Активность КНР на этих маршрутах, в том числе военно-морская, будет возрастать.

Китай продолжит играть более активную роль в международных делах, все чаще позиционируя себя в качестве «глобальной ответственной развивающейся державы». Такое самоназвание позволяет Пекину осуществлять стратегию «избирательной глобальной вовлеченности» - но и свидетельствуют о раздвоенности внешнеполитической идентичности КНР. Пекин продолжит балансировать на существующих в мире противоречиях между ключевыми игроками, избегая при этом занимать принципиальные позиции по вторичным для стратегии развития КНР вопросов. Велика вероятность того, что Китай будет стремиться к консолидации позиций с Россией и странами БРИКС, руководствуясь принципами многополярного мира.

Региональные интересы Японии
Вследствие начала неформальных переговоров между дипломатами Японии и КНДР в Китае, возобновятся шестисторонние переговоры по ядерной программе КНДР. Правительство С. Абе продолжит курс на сближение с Россией, в ходе которого стороны подойдут к урегулированию территориального спора на компромиссной основе. Вместе с тем, территориальный спор Японии с КНР усугубится. На фоне роста националистических настроений, Токио продолжит исполнение самого амбициозного пятилетнего военного бюджета со времени Второй мировой войны. Японская экономика покажет рост около 2% на фоне восстановления от катастрофы на АЭС Фукусима. 

Консолидация власти Ким Чен Ына в КНДР
Ким Чен Ын продолжит укреплять свою личную власть в КНДР. Репрессии в отношении прежнего руководства страны продолжатся. Предстоит завершение процесса замены представителей "старой элиты" в руководстве страны на людей, лично лояльных Ким Чен Ыну. Во внешней политике КНДР будет превалировать милитаристская риторика, направленная, в первую очередь, на сплочение нации и внутренней элиты вокруг руководителя страны. Пхеньян будет продолжать обострять ситуацию на Корейском полуострове, проводя новые пуски баллистических ракет. Возможность проведения новых ядерных испытаний в краткосрочной перспективе сомнительна в силу того, что КНДР почти исчерпала свои запасы оружейного плутония. «Взвинтив ставки» и обеспечив себе выгодные переговорные позиции, Пхеньян может согласиться на возобновление консультаций в формате шестисторонних переговоров.

Территориальные споры в Южно-Китайское море
Начиная с 2011 г. в Южно-Китайском море растет напряжение, очередной скачок которого был вызван решением Китая о предоставлении с января 2013 г. своей полиции полномочий по проведению осмотров судов в зоне Южно-Китайского моря. Стороны конфликта - Филлипины, Вьетнам, Тайвань, Малайзия и Бруней - продолжают наращивать военное присутствие в регионе. На официальном уровне КНР предпринимает попытки по урегулированию в двустороннем порядке с непосредственными участниками конфликта. Однако, активное вмешательство со стороны США и попытки «интернационализации» конфликта в Южно-Китайском море побуждают Пекин действовать решительнее. В 2014 г. эскалация конфликта продолжится в форме политических заявлений и акций «демонстрации силы», что будет создавать угрозы региональной безопасности на фоне вероятных провокаций и столкновений. 

Северная Америка

Фискальный кризис в США
Разногласия между демократами и республиканцами относительно мер по снижению дефицита госбюджета в 2013 г. привели к неспособности правительства США принять консолидированный бюджет на 2014 г. Бюджет был заменен рядом временных законов, не устраивающих полностью ни одну из сторон. Вопрос о расходах в социальной сфере и о реформе налогообложения был отложен до 2015 г. (закон Райен-Мюррей). Поэтому ожидается новое обострение ситуации в марте  2014 г. по поводу верхней границы госдолга и в октябре по поводу финансирования федерального правительства. Тогда как демократы не готовы идти на компромисс, позиция республиканцев может быть несколько смягчена в связи с необходимостью выработки конструктивной повестки дня на промежуточных выборах в Конгресс в ноябре 2014 г.
 
Военный бюджет США
Бюджет министерства обороны США на 2015 г. составляет 496 млрд. долл. и предполагает снижение численности армии до рекордного за последние 75 лет уровня, при акценте на увеличение ее мобильности и боеготовности. Общее сокращение военных расходов не коснется сил для участия в специальных операциях, борьбы с киберпреступностью и охраны посольств. Такой бюджет отражает сокращение военного присутствия США и должен обеспечивать способность страны вести одну полномасштабную войну и сдерживать наступление на втором фронте. Основными противниками урезания военного бюджета станут организации ветеранов, недовольные сокращением выплат и льгот, производители вооружений и ряд конгрессменов, выступающих против закрытия военных баз на территории их штатов.

Ситуация в Арктике
Таяние арктических ледников создает благоприятные условия для освоения ресурсов и способствует росту внимания к региону. Развивается многостороннее сотрудничество в рамках Арктического Совета, в котором в 2014 г. пройдут организационные реформы - будет совершен переход к среднесрочному планированию и увеличится число стран-наблюдателей. Наблюдается рост деловой активности, который, однако, сдерживается высокими требованиями к экологической и социальной ответственности, отсутствием унифицированного правого режима и существующими политическими противоречиями. Опасность военного конфликта остается низкой, однако во всех арктических государствах разработаны планы по усилению военного присутствия в регионе.

Южная Азия    

Борьба с терроризмом в Пакистане
В Пакистане правительство продолжит начатые в феврале переговоры с талибами в Северо-западной пограничной провинции. Переговоры станут важной частью сделки вокруг Афганистана, поэтому в их успехе будут заинтересованы США. Несмотря на продолжение террористической активности со стороны ряда командиров «Талибан», стороны будут стремиться поддерживать перемирие. В контексте вывода войск США из Афганистана, Пакистан будет стремится сохранить за собой место ближайшего союзника Вашингтона вне НАТО. Карачи убедит региональные власти Пакистана прекратить блокировать транзит грузов НАТО при условии невозобновления ударов США по территории страны непилотируемыми аппаратами. В руководстве вооруженных сил Пакистана произойдут кадровые перемены и к руководству придут настроенные на сотрудничество с США офицеры. 

Тенденция к децентрализации в Индии
Всеобщие выборы, ожидаемые в мае, будут лейтмотивом внутренней политики Индии. Традиционное противостояние “Индийского национального конгресса” во главе с Рахулем Ганди и “Индийской народной партии”, возглавляемой Нарендой Моти, дополнится усиливающимися региональными партиями. Окрепшие правительства штатов требуют большей автономии, что может привести к децентрализации власти и появлению новых штатов. Региональная динамика останется стабильной. В отношениях с Пакистаном не ожидается эскалации конфликта. Экономические связи с Китаем будут усиливаться. Дипломатический конфликт с США отображает взаимное недоверие, но не имеет стратегического значения.

Азиатско-тихоокеанский регион    

Внешняя политика Австралии
Продолжится обострение отношений Австралии с Индонезией. Вскрывшиеся факты участия австралийских спецслужб в программе слежки АНБ США против Джакарты усугубят конфликт, ядром которого стала политика Канберры по предотвращению нелегальной миграции из Индонезии морским путем. Пришедшее в 2013 г. к власти в Австралии правительство консерваторов продолжит жесткую линию на пресечение миграции, связанную с эпизодическими нарушениями территориальных вод стран-соседей. Продолжится перебазирование части вооруженных сил США из Японии в Дарвин на севере австралийского континента. На этом фоне обострятся торговые противоречия Австралии с КНР. 

Региональные цели Индонезии
Необходимость поддерживать стабильный экономический рост заставит новых лидеров, которые придут к власти в результате парламентских и президентских выборов 2014 г., улучшать бизнес-климат и развивать инфраструктуру в условиях сокращающейся доли промышленности в экономике страны. Индонезия будет стремиться диверсифицировать источники поставок энергоресурсов и углублять взаимодействие с Россией. Распространение радикализма на уровне небольших сообществ продолжит провоцировать точечные террористические атаки внутри страны. Целями будут как точки присутствия компаний стран Запада, так и символы индонезийского государства. Усиление Китая и изменение баланса сил в регионе активизирует взаимоотношения  Джакарты с внерегиональными игроками и соседями.

Политический кризис в Таиланде
Политическим событием года в Таиланде должно стать разрешение внутриполитического кризиса. Роспуск парламента, антикоррупционное расследование против премьер-министра Йинглак Чинават и ее отъезд из Бангкока говорят о возможно скорой отставке кабинета, даже в отсутствие согласия премьер-министра сложить полномочия. Есть вероятность, что это произойдет без прямого вмешательства военных. Радикальные настроения среди молодежи на юге страны вновь будут ставить вопрос об автономии малайско-мусульманских провинций. Отсутствие реальной политической организации и поддержки среди мирного населения не переведет конфликт в ранг общенациональных, но может негативно повлиять на отношения с южным соседом – Малайзией. Эскалации напряженности по поводу территориального спора с Камбоджей не ожидается.

Латинская Америка

Положение в Венесуэле
В Венесуэле с 2013 г. правит преемник Уго Чавеса - Николас Мадуро,  который на 1,5% опередил своего оппонента Энрике Каприлеса. Правительство Единой социалистической партии Венесуэлы поддерживает дружественные отношения с Россией. В стране сохраняется низкий уровень жизни, более 30% населения живут за чертой бедности. Высок уровень бедности, коррупции, преступности и безграмотности.  Большая социальная напряженность продолжит выплескиваться в уличных протестах. Добыча нефти даёт 80% экспортных доходов и формирует около 30% ВВП страны. Государство пытается привлечь доходы от добычи нефтегазового сектора в социальную сферу, в том числе путем национализации предприятий, однако уровень добычи ресурсов снижается на фоне роста государственного долга. Начавшиеся в феврале 2014 г. акции протеста сопровождаются человеческими жертвами и могут повлечь изменение политического курса в стране.

Экономическая ситуация в Мексике
Экономический кризис 2008-2009 гг. показал уязвимость экономики Мексики, которая продолжит курс на углубление инвестиционного сотрудничества со странами Латинской Америки, АТР и США. Мексика стала членом «большой двадцатки» и является одним из «восходящих гигантов». Однако в стране целый ряд нерешенных проблем - засилье наркокартелей, высокий уровень бедности, слабо развитая нефтяная промышленность, при наличии богатых ресурсов. Торгово-экономическая интеграция с США и Канадой не принесла ожидаемых результатов. Тем не менее Мехико будет стремится использовать преимущества североамериканского рынка в своих интересах.

Региональные амбиции Бразилии
Бразилия играет одну из самых значительных ролей в системе коллективной безопасности и экономики в Западном полушарии. В 2013 г. она стала седьмой экономикой мира по объему ВВП (2,08 трлн. долл.).  Ведущие сектора экономики - сельское хозяйство, добывающая промышленность и производство - продолжат рост. Бременем Бразилии будут слабо развитая инфраструктура, острые социальные конфликты, крупный государственный долг, высокие налоги и бюрократизм власти. Уровень бедности держится в районе 20% с тенденций к сокращению. Приоритетом внешней политики Бразилиа останутся отношения с южноамериканскими соседями в рамках Амазонского пакта и МЕРКОСУР. Продолжится развитие торговых связей с Россией. Чемпионат мира по футболу в Бразилии привлечет мировое внимание к экономическим достижениям страны последних лет.  

Ситуация на Кубе
Политическая обстановка на Кубе останется стабильной. Компартия во главе с Р.Кастро будет сохранять приверженность социалистическому курсу и подготавливать молодую элиту себе на смену. Экономические реформы, начатые в 2011 г., создали основу для либерализации экономики, требующей обновления и притока инвестиций. Положительно должно сказаться формирование особой экономической зоны в порту Мариэль. Центральной проблемой Кубы будет оставаться эмбарго США. Не смотря на заметное налаживание диалога между двумя странами, отношения не обещают сдвинуться с мертвой точки, в виду того, что условием отмены эмбарго по прежнему является либерализация общества, рассматриваемая руководством Кубы в качестве угрозы.

Африка Южнее Сахары    

Конфликт в Южном Судане
Неурегулированный конфликт в Южном Судане оставляет открытыми вопросы о контроле над нефтедобычей, установлении государственных границ, ответственности за внешний долг и будущем оспариваемого региона Абей. Джуба и Хартум будут продолжать экономическую кооперацию: единственный экспортный пусть для “южной” нефти лежит через “северный” порт. Затягивание конфликта ставит под угрозу строительство альтернативного энергетического коридора (Порт Ламу-Южный Судан-Эфиопия) и откладывает решение о членстве Джубы в Восточноафриканском сообществе. Бои в штатах Дарфур, Голубой Нил и Южный Кордофан приведут к дальнейшей эскалации напряженности с соседями. Страны-инвесторы Персидского залива и Восточно Азии будут продолжать поддержку правительства в Джубе.

Попытка консолидации в Сомали
Поддерживаемое ООН правительство в Сомали станется у власти до выборов 2016 г. Однако политическое маневрирование и борьба за власть между кланами будут способствовать внутренней нестабильности. Главная исламистская повстанческая группировка Джамат Аш-Шабааб продолжает представлять угрозу региональной безопасности. Сохранится вероятность повторения теракта по типу нападения на торговый центр в столице Кении Найроби. Военный контингент миссии Африканского союза и проправительственные войска при поддержке США одерживают верх над террористами. Это делает вероятным установление контроля федерального правительства над южным и центральным регионами страны. В свете правительственных успехов и возрастающего интереса к нефтегазовым ресурсам Сомали, экономика начнет постепенное восстановление.

Политическая нестабильность в Нигерии
На выборах в апреле 2015 г. в Нигерии Народно-демократическую партию (НДП) ожидает самое серьезное со времен установления гражданской власти противостояние с оппозицией в лице Конгресса прогрессивных сил. С учетом контроля над нефтяными доходами и внушительного партийного аппарата, вероятно, НДП одержит победу. Ситуация может усугубиться, если президент Гудлак Джонатан решит выдвинуть свою кандидатуру в нарушение традиции ротации поста между мусульманским севером и христианским югом. Тем временем исламистская секта Боко Харам продолжает создавать серьезную угрозу безопасности. Мирное урегулирование маловероятно ввиду раскола в рядах повстанцев. Другие очаги нестабильности – военные действия в нефтедобывающем регионе дельты р. Нигер и штате Плато.

Ситуация в Кении
Президент Кении Ухуру Кеньятта и вице-президент Уильям Руто обвиняются Международным уголовным судом в преступлениях против человечности во время пост-выборных протестов 2007 года. Однако возобновление уголовного дела выглядит маловероятным. Теракт в торговом центре Найроби, осуществленный в сентябре аффилированными с сомалийскими исламистами боевиками, сильно ударил по туристическому бизнесу и спровоцировал серьезную озабоченность инвесторов. Негативная тенденция сохранится ввиду уязвимости Кении перед лицом новых атак, вероятность которых обусловлена большим количеством сомалийских беженцев и слабостью кенийских служб безопасности и разведки.

Новые вызовы и угрозы 

Наркопроизводство и наркотрафик
В Афганистане отсутствие безопасности и взяточничество препятствует развитию легального сельского хозяйства и закрепляет тенденции наркопроизводства и наркотрафика. Уход войск НАТО и организаций поддержки легального сельского хозяйства облегчит доступ наркопроизводителей к свободным землям. Это приведет к расширению культивирования опийного мака и к увеличению производства наркотиков в Афганистане. В 2013 г. площадь культивации опийного мака достигла 209 000 га, что на 36% больше объемов 2012 г. Производство опия за это же время выросло почти на 50%. В 2014 г. эта тенденция продолжиться, однако роста наркотрафика не произойдет. Объем производимого опия в Афганистане существенно превышает объем потребления на внешних рынках. Дадут свой эффект программы стран-соседей Афганистана по противодействию наркотрафику.  

Международный терроризм и пиратство
Общая террористическая активность в мире будет оставаться высокой. Сохранятся угрозы терактов в Афганистане, северном Пакистане, Сирии, Сомали и Кении. Вероятны попытки экспортировать напряженность со Среднего Востока на территорию Центральной Азии и Северного Китая. Однако тенденция к образованию неконтролируемых правительствами регионов «пиратских государств» пойдет не спад. Попытки движения «Талибан» вернуться к власти в Афганистане не увенчаются успехом. 

Велика вероятность роста террористической активности в Центральной и Северной Африке связанная с нестабильностью в Египте и Сомали. Активность пиратов в регионе Африканского рога по-прежнему будет угрожать международному судоходству. Возможны теракты против туристической инфраструктуры и туристов в Египте. Ливия продолжит быть источником террористических угроз.

Существуют риски появления новых террористических центров в развитых странах. В Европе возможен рост террористической угрозы, связанный с возвращением в страну граждан, участвовавших в гражданской войне в Сирии на стороне исламистов. Угрозой станет переход к активной террористической деятельности экстремистских группировок украинских националистов на территории Украины и России. Террористическая активность на российском Северном Кавказе пойдет на спад в результате действий органов безопасности России и налаживания сотрудничества по этому вопросу с Грузией. 

Будет происходить децентрализация исламского террора на Ближнем Востоке, усилившаяся после ликвидации наиболее известных руководителей “Аль-Каиды”. Среда исламских радикалов сохранит горизонтальные связи между регионами и группировками, однако в ней не появится легитимного командного центра, который мог бы эффективно управлять людскими и финансовыми ресурсами.

Информационная безопасность
В 2014 г. обострится глобальная дискуссия о технических принципах и политической архитектуре управления интернетом. Развивается тенденция  разделения стран на лагеря сторонников саморегулирования интернета и приверженцев межправительственного контроля над Сетью. Россия продолжит задавать тон в рамках второго течения, круг ее союзников существенно расширится. Помимо арабских стран, Китая и государств Средней Азии, к нему тяготеют Бразилия, Индия, ряд стран Африки. Прецедент Сноудена задал магистральный тренд на 2014 г. – кризис доверия в Сети между государствами и стремление защититься от стратегического государственного шпионажа за счет обособления национальных сегментов инфраструктуры Сети. «Цифровой суверенитет» стал мейнстримом на который берет курс ЕС, хотя и стремясь сохранить принципы свободы в интернете. Угроза “балканизации” Сети, ее фрагментации на крупные полуизолированные региональные сегменты становится реальнее. Новый раунд дискуссии следует ждать на Полномочной конференции Международного союза электросвязи в ноябре.

Очаг роста глобального рынка киберпреступности смещается из СНГ в Юго-Восточную Азию и Африку. Проблемой остается выработка общего видения применения международного права к конфликтам в киберпространстве. Россия стремится сместить фокус с согласования «правил войны» на ее недопущение. Зреет почва для международного сотрудничества по защите от кибератак критических инфраструктур - «киберМАГАТЭ».

Глобальная ситуация с ОМУ
В сфере нераспространения оружия массового уничтожения в 2014 г. актуальны будут четыре направления: перспективы дальнейшего ядерного разоружения, укрепление режима ядерного нераспространения, мирное использование атомной энергетики, создание зоны, свободной от ОМУ на Ближнем Востоке. Перспективы достижения конкретных договоренностей просматриваются лишь в сфере мирного использования атомной энергетики и ядерного нераспространения. Возобновление переговоров по ядерному разоружению в краткосрочной перспективе маловероятно. Причиной является неготовности России к дальнейшему сокращению своего ядерного потенциала. Переговоры по созданию зоны, свободной от ОМУ на Ближнем Востоке пробуксовывают из-за негативной позиции Израиля. Возможно достижение договоренностей по уменьшению использования высокообогащённого урана и укреплению международного сотрудничества в области ядерной безопасности.

Правительство Сирии приложит усилия для выполнения обязательств по уничтожению химического оружия в полном объеме и в установленные сроки. В случае стабилизации внутриполитической ситуации в Ливии возможно введение в строй завода по уничтожению химоружия в провинции Эль-Джуфра. Прогнозируется рост обеспокоенности мирового сообщества интенсивным развитием ракетных технологий Ираном и Северной Кореей. В 2014 г. обе страны будут продолжать работы в данной области, главный фокус которых будет сосредоточен на ракетах меньшей и средней дальности. В краткосрочной перспективе создание надежного межконтинентального ракетоносителя этими государствами невозможно.

Конкуренция в космосе
В 2014 г. продолжится трансформация космической деятельности, которая началась на волне подъема коммерческой инициативы. Суть трансформации в США состоит в набирающем размах привлечении частных инвестиций в средства космического транспорта (ракеты-носители, космические корабли, суборбитальные аппараты, орбитальные станции). Частный бизнес по созданию спутников,  строительству ракет-носителей и космических кораблей начнет выполнять заказы как государства, так и частных компаний. 

Это приведет к постепенному удешевлению стоимости выведения полезной нагрузки на орбиту и к реструктуризации международного рынка космических транспортных услуг. Американский космический бизнес расширит экономическое использование космоса. Частная космонавтика за пределами США значительно отстанет в количественном и качественном развитии. Россия, ЕС, Китай, Индия и другие государства будут вынуждены в гражданском космическом секторе все больше конкурировать с американским бизнесом. Это придет к росту издержек при условии сохранения традиционной государственной модели освоения космоса. Развитие международного правового регулирования частной космонавтики будет опираться прежде всего на законодательство и практику США. 

Глобальные энергоресурсы
Параметры мировых энергетических рынков в 2014 г. не претерпят значительных изменений. Совокупный объем предложения нефти на мировом рынке может незначительно снизиться. Поставка нефти из ближневосточных стран будет сталкиваться с проблемами в силу сохранения существующих центров нестабильности в Сирии, Ливии, Египте, Ираке и Ливане. Прогнозируется снижение объемов поставок нефти из России. В то же время, продолжится рост доли природного газа в совокупном объеме энергопотребления.

Успехи США в области шельфовой нефте- и газодобычи вызвали интерес многих стран к аналогичным проектам. В условиях роста спроса на углеводороды и усиления конкуренции потребителей на энергетических рынках Восточной, Южной и Юго-Восточной Азии, это может серьезно повысить уровень политизации взаимоотношений в этих регионах и привести к эскалации существующих территориальных споров.

Появление новых экспортеров на рынке углеводородов, политическая нестабильность на Ближнем Востоке и в Северной Африке, наряду с вопросами обеспечения стабильности поставок будут создавать спекулятивные эффекты. Это может поставить под угрозу процессы посткризисного восстановления мировой экономики. 

Доклады
Доклады
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.