Андрей Сушенцов
Главное наследие "холодной войны" - идеологизированный подход к российским интересам на Западе. 
ПРЕМИУМ
16 марта 2014 | 22:32

Украинский вызов

Украинский внутриполитический кризис затмил в информационном пространстве проблемы Ближнего Востока, Африки, Закавказья, Центральной Азии и Афганистана. После завершения серии балканских войн европейская безопасность не подвергалась столь суровому испытанию.

Значение Украины для Европы трудно переоценить хотя бы в силу географических характеристик. Это - вторая по размеру территории (603, 7 тыс. кв.км.) и пятая по численности страна Европы (чуть более 46 млн. чел.). В бывшей Югославии не располагалось 70% всей инфраструктуры российского Черноморского флота, а сама эта страна не играла столь важной роли в обеспечении газового транзита из России в Европу. Если сравнивать нынешнюю ситуацию на Украине с югославскими конфликтами, позиции РФ и Запада сегодня расходятся значительно больше, чем это было в 1990-х годах. И переживаются они эмоциональнее. Дело здесь не только в решимости Москвы или изменении геополитической роли страны по сравнению с предыдущим периодом. Прежде всего, потому, что не для представителей политического истеблишмента, а для среднестатистического россиянина Украина значит несопоставимо больше, чем Абхазия или Южная Осетия, Нагорный Карабах или Приднестровье. Сергей Лавров совершенно не лукавил, говоря о том, что Крым для граждан РФ - это не то же самое, что Фолкленды для британцев.

Но насколько вероятно преодоление тех противоречий, которые разделяют сегодня Москву и Вашингтон с Брюсселем? После 1991 года многие охотно писали про новый этап в отношениях между Западом и Россией. За два десятилетия «холодную войну» не единожды хоронили и предавали ритуальному проклятию. Однако же в этих отношениях было много поворотов. В августе 2008 года был пережит сложнейший кризис, вызванный «пятидневной войной» на Южном Кавказе. Это событие показало, что и без идеологических и ценностных противоречий национальные интересы могут разводить государства и интеграционные объединения по разные стороны баррикад. События 2014 года снова подтвердили правильность этого тезиса.

Происходит это не в последнюю очередь потому, что такое важнейшее проявление мышления «холодной войны», как предельно идеологизированный подход к российским интересам, никуда не исчезло. От него США и их союзники так и не смогли освободиться. Если бывшая советская республика громко кричит о своем «западном выборе» и «европейских ценностях», этого для Вашингтона и других столиц западного мира оказывается иногда вполне достаточно, чтобы признать ее «маяком» или «витриной» демократии.

Демократия при таком подходе отождествляется не с возможностью народа делать свой выбор свободно, и не с развитыми институтами самоуправления или парламентаризма, а с антироссийской направленностью. Которая фактически отождествляется с антисоветской. Между тем, нынешняя Россия – не Советский Союз. И уж точно ее страдания в период сталинской диктатуры или брежневского «застоя» были никак не меньшими, чем проблемы Грузии, Украины или прибалтийских республик. КПСС не была этнически русской партией. И в репрессивных органах были представлены все народы, жившие в тогдашнем Советском Союзе. К сожалению, отождествление России с СССР, а русских с НКВД и другими карательными структурами не раз играло заметную роль в политике Запада. Так было в 1992 году, когда одно имя Шеварднадзе («демократа» и «разрушителя Берлинской стены») заставило ЕС и США закрыть глаза на конфликт в Южной Осетии, гражданскую войну в Мегрелии и нарастающее противостояние в Абхазии, признав независимость Грузии безо всяких оговорок и условий. Так же было в 2004-2008 годах, когда назойливая пропаганда Михаила Саакашвили заставила игнорировать два соглашения о прекращении огня в Абхазии и в Южной Осетии и позволила грузинскому президенту «разморозить» два конфликта. Так, увы, случилось и в 2014 году, когда вся огромная европейская страна фактически отождествилась в сознании ведущих западных политиков с одной столичной площадью. Именно здесь истоки «крымского сепаратизма», а не в набивших оскомину ссылках на имманентный русский империализм.

Однако любой кризис, несмотря на все имеющиеся опасности, открывает возможности для обновления. И украинский вызов при наличии воли может открыть возможность для преодоления имеющегося негативного тренда. Если США, ЕС и НАТО откажутся от рассмотрения всех бывших республик СССР, как «колоний Кремля» (что и с фактической точки зрения неверно, и в геополитическом плане опасно), то это дает возможность перейти к отношениям, основывающимся на реалистическом мировидении. Понятное дело, интересы России и Запада не могут быть тождественными, а противоречия не исчезнут по мановению волшебной палочки. Но намного продуктивнее спорить и договариваться о сегодняшних интересах вместо дискуссий об идеологических штампах ушедшей эпохи. Всякое выталкивание России из европейской политики будет лишь усиливать консервативные настроения внутри страны и ее жесткость на международной арене. Включение же ее в общий «концерт» позволит сделать и постсоветское пространство, и Европу, и мир в целом более предсказуемым и менее конфликтным.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

10 августа 2015 | 20:54

Атомная бомбардировка 1945 года и причины капитуляции Японии

Долгие годы нанесение ядерных ударов по японским городам Хиросима и Нагасаки оправдывалось стремлением скорее покончить с войной. Широко распространено мнение, что именно они заставили Японию вскоре объявить о готовности капитулировать. Особые гуманисты в этой связи даже говорят о том, что продолжение противостояния традиционными методами не имело бы присущего применению ядерного оружия шокового эффекта и, таким образом, жертв «обычной» войны могло бы быть намного больше. Если это так, то аналогичным образом можно оправдать и новые ядерные удары.

18 апреля 2014 | 18:42

Галицийский национализм и "европейский выбор"

Радикализм мешает националистам создать многогранную идеологию и стать органической частью общественных и государственных институтов. Главные тенденции эволюции украинского национализма начала XXI века -  нарастающий евроконформизм и появление на Украине русскоязычного украинского национализма. 

6 ноября 2015 | 23:24

Дайджест внешней политики США за неделю (30 октября-4 ноября)

На прошедшей неделе состоялся визит Госсекретаря США в страны Центральной Азии, смысл которого, по большому счету, сводился к тому, чтобы напомнить руководствам центрально-азиатских республик о том, что Вашингтон о них не забыл. Западное военное сообщество почувствовало реальную возможность затормозить процесс снижения американского военного бюджета. Кроме того, на повестке дня вновь появился вопрос об уровне секретности американской программы по использованию беспилотников.

3 марта 2017 | 08:33

Дайджест внешней политики США (24 февраля – 2 марта)

Выступая перед конгрессом, Дональд Трамп представил старую повестку дня в более традиционном образе, сократив ряды недовольных его избранием. Предложенный президентом проект бюджета предполагает увеличение оборонных расходов и сохранение социальных программ. Скандал вокруг генпрокурора стал очередным примером успешного использования оппонентами Трампа «российского фактора».

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова