Сергей Маркедонов
Геворг Мирзаян
Артем Соколов
14 октября в Ереване состоялся очередной саммит ОДКБ. В ходе встречи было подписано более 20 документов, касающихся текущего состояния организации и перспектив её развития. ОДКБ не станет в ближайшем будущем евразийским аналогом НАТО, но сможет эффективно бороться с региональными вызовами.
ПРЕМИУМ
18 октября 2016 | 18:49

Саммит ОДКБ в Ереване определил направления развития организации до 2025 г.

14 октября в Ереване состоялся очередной саммит ОДКБ. В ходе встречи было подписано более 20 документов, касающихся текущего состояния организации и перспектив её развития. Среди них стоит выделить "Стратегию коллективной безопасности Организации Договора о коллективной безопасности на период до 2025 года", которая определяет основные направления развития ОДКБ на ближайшие годы

Главная идея принятого документа – углубление взаимодействия между государствами-членами ОДКБ в сфере безопасности и обороны, а также политики и международных отношений. Целью организации признается "обеспечение коллективной безопасности путем консолидации усилий и ресурсов государств – членов ОДКБ на основе стратегического партнерства и общепризнанных норм и принципов международного права", где базовым является "принцип обеспечения коллективной безопасности государств – членов ОДКБ через укрепление национальной безопасности каждого из них".

Характер принятых на съезде документов указывает, по крайне мере на уровне деклараций, на стремление ОДКБ укрепить свои позиции в качестве влиятельной военно-политической организации. Можно ли утверждать, что в скором времени в мире появится полноценный преемник Организации Варшавского Договора, способный стать альтернативой НАТО? Даже если такие идеи разделяются кем-то из архитекторов ОДКБ, нельзя не отметить объективные сложности, с которыми придется столкнуться организации при формировании единой позиции по отношению к ключевым вызовам современности.

Главная проблема заключается в довольно различных интересах стран-участниц ОДКБ как на территории постсоветского пространства, так и в более глобальном масштабе. По мнению аналитика агентства "Внешняя политика" Сергея Маркедонова:

"Только Россия готова одновременно заниматься и проблемами Центральной Азии, и западными рубежами (Белоруссия), и закавказским направлением. В самом большом клубе внутри ОДКБ представлены среднеазиатские государства, которые готовы кооперировать друг с другом по проблемам, имеющим отношение к их региону. Но угроза «афганизации» Центральной Азии малоинтересна Армении, у которой вопросом номер один является неразрешенный нагорно-карабахский конфликт и угроза его полной «разморозки». Ситуация же вокруг Нагорного Карабаха не является внешнеполитическим приоритетом для Минска или среднеазиатских республик, у которых есть свои особые отношения с Баку (включая и экономическое измерение). Москва же вынуждена аккуратно дирижировать этим разносторонним оркестром, избегая резких движений".

Именно пассивность ОДКБ во время последнего обострения карабахского конфликта породила у скептиков, среди которых был и президент Белоруссии Александр Лукашенко, точку зрения о недееспособности организации перед лицом вызовов, с которыми она призвана бороться. На прошедшем саммите Нагорному Карабаху было посвящено отдельное заявление, в котором страны-участники выразили "поддержку договорённостям, достигнутым на саммитах по нагорно-карабахской проблеме 16 мая в Вене и 20 июня в Санкт-Петербурге, направленных на недопущение эскалации ситуации в зоне конфликта, стабилизацию обстановки и создание условий для продвижения мирного процесса".

Фактически, документ признает текущее положение вещей, что может быть недостаточным при возобновлении вооруженного противостояния в НКР. Так или иначе, Москва будет до последнего стремиться исключить карабахскую проблему из повестки дня ОДКБ во избежание ненужных дискуссий.

Другой проблемой развития и консолидации ОДКБ является обострение противоречий между Россией и Западом. Итоговые документы последнего саммита содержат явные отсылки к действиям НАТО и США. К таковым можно отнести, например, заявление «О влиянии односторонних действий по развертыванию глобальной системы противоракетной обороны на международную безопасность и стабильность». Принятая стратегия коллективной безопасности содержит положения о «продвижении на международных площадках линии на недопущение поддержки неконституционных и неправовых действий в какой бы то ни было стране, ведущих к разрушению государственности» и о необходимости проводить «изучение и анализ практики применения технологий так называемых "цветных революций" и "гибридных войн".

Однако на фоне обострившейся в последние недели международной риторики со стороны России, США и ЕС, стратегия коллективной безопасности и принятые заявления стран-участниц не содержат резких формулировок в адрес американских и европейских партнеров. Москва понимает, что форсированное втягивание партнеров по ОДКБ в нарастающее противостояние с Западом не встретит у них поддержки и понимания. По словам аналитика агентства "Внешняя политика" Геворга Мирзаяна:

"Некоторые политики и активисты […] выступают за коллективное сопротивление агрессивному Западу, созданию некой "евразийской НАТО". Но, судя по всему, этого не произойдет, и ни в какое НАТО Организация не трансформируется — ни сейчас, ни в обозримом будущем. Как минимум потому, что страны-члены (даже Беларусь) не заинтересованы принимать участие в системной конфронтации между Россией и странами Запада. От участия в этой словесной дуэли они ничего не приобретут, кроме экономических потерь и усиления политико-экономической зависимости от России (ведь при вступлении в конфронтацию им придется отказаться от "западного" вектора своей внешней политики, который у некоторых является единственной альтернативной российскому вектору)".

Таким образом, для того, чтобы ОДКБ имела возможность на равных оппонировать НАТО, необходимо провести значительную работу по синхронизации интересов государств-участников, что представляется труднодостижимым в обозримой перспективе. При этом данное обстоятельство отнюдь не делает ОДКБ бесполезной организацией. Очевидно, что у неё есть хороший потенциал и конкретные наработки в укреплении стабильности среднеазиатского региона, борьбе с наркотрафиком из Афганистана, международной преступностью. Продуктивная работа по этим и смежным направлениям повысит авторитет ОДКБ как эффективной международной структуры.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

14 октября 2015 | 21:35

Как запустить сирийский диалог: интрига дипломатического фронта войны в Сирии

Российские руководители не раз просили Запад подсобить в определении рукопожатной оппозиции и принуждении ее сесть за стол переговоров с Башаром Асадом, однако западные страны по разным причинам не спешат помогать Москве исполнением своей части сделки. Россию такой подход в общем-то пока устраивает - главное, чтобы не мешали.

19 апреля 2016 | 13:57

Круглый стол «Развитие ситуации в Афганистане в 2016 году» в РСМД

18 апреля 2016 года состоялся круглый стол «Развитие ситуации в Афганистане в 2016 году», организованный аналитическим агентством «Внешняя политика», Российским советом по международным делам (РСМД) и Международным комитетом красного креста (МККК).

11 августа 2017 | 12:28

Дайджест внешней политики США (4 - 10 августа)

Оценки американских военных ведомств привели к резкому ужесточению риторики Вашингтона и Пхеньяна, пригрозивших на этой неделе началом военной действий. Министерские встречи по линии АСЕАН, состоявшиеся на этой неделе на Филиппинах, продемонстрировали несогласие стран региона с алармизмом США в вопросе Северной Кореи. Несмотря на то что и президент, и сенаторы находятся в отпусках, напряженность в отношениях между Дональдом Трампом и республиканскими сенаторами, продолжила набирать обороты.

31 июля 2015 | 19:19

Дайджест внешней политики США за неделю (24 - 31 июля)

Уже две недели споры по поводу договора по иранской ядерной программе не сходят с передовиц американских газет. На этой неделе интерес к вопросу подогрели выступления троицы - госсекретаря Джона Керри, министра финансов Джейкоба Лью и министра энергетики Эрнеста Моница – на трех заседаниях комитетов обеих палат Конгресса. Каждое из заседаний длилось по несколько часов, и если первые два проходили в комитетах по международным делам, где присутствие министров было обязательно, то на заседание Комитета по вооруженным силам 29 июля все три министра пришли без формального запроса со стороны главы комитета Джона Маккейна. Об этом Маккейн не преминул заявить в самом начале заседания и даже предложил начать заседание, не дожидаясь нежданных гостей.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
18 апреля 2015 | 04:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова