Никита Мендкович
Многим в Афганистане вероятность победы Абдуллы будет казаться угрозой децентрализации страны. Это может быть использовано его противниками во втором туре. Однако любой президент Афганистана будет заинтересован в укреплении центральной власти, которая гарантирует его полномочия. 
ПРЕМИУМ
15 апреля 2014 | 12:00

Реванш северян на выборах президента Афганистана?

В Афганистане опубликованы первые официальные предварительные итоги голосования на выборах президента. На основе подсчета 10% голосов 26 из 34 афганских провинций Независимая Избирательная комиссия сообщила, что первые места заняли трое кандидатов: доктор Абдулла Абдулла (41,9% голосов), Ашраф Гани Ахмадзай (37,5%) и Залмай Расул (9,5%).

Нельзя точно ручаться, что окончательные результаты первого тура будут иметь тот же вид. В частности, вероятно, что процент голосов, поданных за доктора Абдуллу будет сокращаться по мере подвоза бюллетеней из удаленных южных районов страны (так было и в кампанию 2009 года). Однако формирование “победившей пары” Абдулла - Ахмадзай вполне вероятно. А если оглашенные результаты более или менее близки к окончательным итогам первого тура, то они будут иметь ряд важных политических последствий. 

Во-первых, ставленник клана Карзаев Залмай Расул не сможет выйти во второй тур, что подорвет влияние старой элиты. Останется открытой возможности коалиции Карзая, Расула и Ашрафа Гани на основе защиты интересов афганских пуштунов, так как на стороне семьи действующего президента находится административный ресурс и финансовые возможности. Однако представители старой элиты в случае такого альянса будут обделены преференциями, и могут вовсе уйти с политической сцены. В этом случае выборы станут реальной сменой политических эпох и приведут к значительным переменам в составе правящей элиты и государственной политике Афганистана.

Вторым важным итогом можно считать достаточно высокий результат Ашрафа Гани Ахмадзая, о перспективах которого скептически отзывались эксперты, вопреки доступным результатам опросов. В конечном итоге, однако, этого известного специалиста по вопросам безопасности и оратора поддержал большой процент афганцев. В случае его выхода во второй тур вероятно, что вокруг него произойдет консолидация пуштунских влиятельных групп.

Высокий результат доктора Абдуллы был предсказуем: он был главным конкурентом Хамида Карзая еще на прошлых президентских выборах и всегда рассматривался в числе наиболее вероятных претендентов. Однако важно учитывать, что многие рассматривают его как выразителя интересов национальных меньшинств Севера страны. В прошлом он был министром иностранных дел в антиталибском Северном альянсе, где главную роль играли национальные меньшинства, а также входил в окружение влиятельного таджикского политика Бурхануддина Раббани. Отец Абдуллы Абдуллы этнический таджик, а мать - пуштунка, однако сам он называет себя кабульским пуштуном и в качестве такового представлялся еще будучи членом “Северного Альянса”.

После окончания гражданской войны (1992-2001) влияние бывших “северян” начало сокращаться, несмотря на их заметное присутствие в государственном аппарате. Бывшие участники неоднократно предпринимали попытки увеличить свой политический вес, создавая оппозиционные коалиции, но так и не смогли добиться реальных успехов. Во многом это было обусловлено недостатком корпоративной солидарности и склонность политиков из числа бывших соратников вести свою игру. 

В случае прихода Абдуллы Абдуллы к власти в Афганистане произойдет усиление региональных элит. Еще в ходе избирательной кампании 2009 года он высказывался за расширение полномочий афганских провинций и отказ от курса на централизацию власти. В условиях страны с неустоявшимися государственными институтами этот сценарий может привести к разрушению единого конституционного поля.

Однако у расширения прав провинций в Афганистане есть и свои сторонники, в том числе среди меньшинств Севера. Многие афганские таджики и узбеки рассматривают нынешнее государство как пуштунское и стремятся получить больше прав для своих регионов. Когда-то афганские эмиры проводили жесткую, почти “колониальную” политику в непуштунских районах. 

Сейчас уровень бытового национализма, особенно в городах - не столь высок, однако напряжение остается. Тем более, что за последние десятилетия в стране сложились региональные политические группировки управляющие жизнью в провинциях, с которыми оказывается вынужденным бороться официальный Кабул. От победы Абдуллы Абдуллы многие ждут именно усиления подобных групп.

Однако любой президент Афганистана будет заинтересован в укреплении центральной власти, которая гарантирует его полномочия. Однако нет сомнений, что многими в Афганистане вероятность победы Абдуллы будет казаться риском “реванша северян”. Это может быть использовано его противниками во втором туре.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

30 июля 2014 | 17:04

Влияние лоббистов Подеста на внешнюю политику США

Как и в период правления Билла Клинтона, Джон Подеста пролоббировал назначение на ответственные посты в администрации Обамы двух политических тяжеловесов - госсекретаря Джона Керри и министра обороны Чака Хейгела. В совокупности это укрепляет влияние Подеста на внешнеполитические решения в США.

20 февраля 2015 | 15:00

Хотят ли русские войны?

Для моралистов идеал — справедливость. Для прагматиков — мир и безопасность. В ходе конфликта для многих постепенно становится очевидно, что справедливость можно отложить на потом, а сейчас главное безопасность. Наступил ли этот момент в украинском кризисе?

29 марта 2014 | 18:48

Новые приоритеты оборонного бюджета США

Оборонный бюджет США на 2015 фискальный год отвечает новой военной стратегии США, обозначенной в четырехлетнем Обзоре оборонной политики 2014 года. Перемены значительны по масштабу и позволяют говорить о начале нового пост-афганского периода во внешней политике США.

26 февраля 2018 | 22:33

Дайджест внешней политики Германии 20-26 февраля

Состоявшийся в Берлине съезд ХДС подтвердил решимость партии Меркель сформировать коалиционное правительство с социал-демократами. Делегаты почти в полном составе проголосовали за GroKo и одобрили будущих министров «Большой коалиции». Никаких вопросов не вызвала даже кандидатура действующего министра обороны Урсулы фон дер Ляйен, учитывая, что в последнее время руководство бундесвера критикуется за провал военной реформы.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
2 апреля 2014 | 01:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова