Сергей Маркедонов
Артем Соколов
Победа Дональда Трампа на президентских выборах вызвала оживленную дискуссию о преемственности американского внешнеполитического курса при новом лидере. Безусловно, фундаментальные изменения здесь маловероятны, однако стоит отметить, что одна лишь прагматизация подходов к решению актуальных проблем способна дать некоторые результаты. Например, упорядочить российско-американские противоречия в Закавказье.
ПРЕМИУМ
11 ноября 2016 | 20:07

Президентство Трампа прагматизирует отношения России и США в Закавказье

Победа Дональда Трампа на президентских выборах вызвала оживленную дискуссию о преемственности американского внешнеполитического курса при новом лидере. Среди экспертов в основном сформировалось понимание того, что, несмотря на ряд громких заявлений в ходе предвыборной кампании, Трамп-президент не будет заинтересован в немедленном воплощении своих обещаний в жизнь. Все его решения должны до поры до времени отражать позицию республиканской партии, иначе миллиардер рискует преждевременно попасть под процедуру импичмента, которой ему уже угрожают демократы. Соответственно, ожидать роспуска НАТО или немедленного строительства стены на американо-мексиканской границе преждевременно.

При этом даже одна лишь смена внешнеполитической риторики на более предметную, чего так ожидают от Трампа, может внести ряд позитивных изменений. Это касается, например, политики США в Закавказье, где Вашингтон сталкивается с интересами таких стран как Россия и Иран. Так, оценивая ситуацию вокруг Грузии, аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов отмечает:

"То, что Грузия благодаря конструктивным российско-американским отношениям будет занимать более взвешенную позицию, не будет использовать противоречия Запада с Россией для других целей, как это делал Саакашвили, в этом ничего плохого не вижу, честно говоря… Мы увидим, что если российско-американские отношения будут улучшаться, то Грузии от этого будет только лучше".

Маловероятно, что новая американская администрация готова признать за Россией наличие в Закавказье своей эксклюзивной зоны интересов. Резкий уход США в изоляционизм будет воспринят внутри страны и во всем мире как показатель слабости, а это совсем не то, за что выступал Трамп. Вместо этого наиболее вероятной стратегией представляется поиск новых компромиссов и красных линий, которые смогли бы упорядочить имеющиеся противоречия и обеспечить определенные выгоды для Москвы и Вашингтона. Именно прагматизация отношений, по мнению Сергея Маркедонова, может стать новой основой российско-американского диалога в Закавказье:

«Полагаю определенная прагматизация отношений возможна. Она не предопределена, но шанс есть.  То же самое касается Грузии, понятное дело, что Трамп не скажет, что «мы признаем Абхазию и Южную Осетию» и не будет восторженно поддерживать путинский подход. Но он и  его команда могут согласиться какие-то сюжеты не эксплуатировать. Скажем, Москва не будет педалировать тему присоединения Южной Осетии. А Трамп и его партнеры достаточно скептически будут относиться к идее членства Грузии в НАТО, не будут излишне продвигать этот тезис».

В любом случае, позитивные изменения буду невозможны, если первые попытки конструктивных переговоров быстро зайдут в тупик. Трамп может выглядеть удобным переговорщиком, однако он не станет бороться за сохранение диалога, когда поймет бессмысленность дальнейших разговоров. И, само собой, любые уступки с его стороны будут иметь немалую цену.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

19 декабря 2014 | 08:00

Положение американских мусульман после терактов 11 сентября 2001 года

Спустя несколько лет после терактов 11 сентября администрация Буша-младшего осознала ошибочность использования жёстких мер по отношению к мусульманам, проживающим в США. В 2004 году Белый Дом и мусульманские религиозные учреждения начали совместную работу по выработке механизмов интеграции мусульман в американское общество. Однако постоянный страх перед исламом, сопровождающийся стереотипным представлением о мусульманах, породили исламофобию в широких американских общественных, политических и академических кругах.

15 января 2016 | 23:01

Дайджест внешней политики США за неделю (8-14 января)

Главным событием политической жизни США на прошедшей неделе стало традиционное ежегодное Обращение президента к нации, однако основные внешнеполитические ориентиры Вашингтона на ближайший год были обозначены на следующий день заместителем советника по национальной безопасности. Инцидент с задержанием американских военных стражами исламской революции в территориальных водах Ирана был использован Администрацией как иллюстрация успехов в американо-иранских отношениях, а Конгрессом – как очередной повод для критики Белого дома. Поимка мексиканского наркобарона при американо-мексиканском сотрудничестве стимулировала возобновление взаимодействия между двумя странами.

1 июля 2014 | 07:00

Джон Теффт: профиль нового посла США в России

На Теффте будет лежать ответственность за то, чтобы не допустить резкого крушения российско-американских отношений. Поиск консенсуса по вопросу об урегулировании украинского кризиса может стать стержневым процессом, вокруг которого кристаллизуется новая структура российско-американских отношений.

5 декабря 2014 | 17:00

Еще более Южный поток

Энергетический альянс с Анкарой имеет долгосрочные последствия, свидетельствующие о важных переменах в европейской стратегии России. Москва больше не считает ЕС надежным партнером. Насколько возможно, Россия старается снизить риски и обезопасить свои интересы от влияния Брюсселя. Стимулом к этому послужило не только противодействие Еврокомиссии реализации «Южного потока», но и антироссийские санкции ЕС.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова