Геворг Мирзаян
Ситуация в чем-то напоминает гонку за Берлин в 1945 году - у сирийской армии и поддерживающих ее подразделений российских ВКС и иранских советников есть конкуренты в лице курдов, которые при помощи американцев рвутся к Ракке с севера. И тот, кто возьмет столицу сирийского филиала ИГ, сможет назвать себя победителем этой организации.
ПРЕМИУМ
13 июня 2016 | 18:18

Политический аспект боев за Ракку в Сирии

Дамаск решил поучаствовать в гонке за Ракку. Вопрос в том, хватит ли у него для этого сил.

На несколько фронтов

Сирийская армия продолжает наступление на позиции запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство». Взяв деревню Абу аль-Илядж, вооруженные силы страны пересекли границу провинции Ракка. Впервые с 2014 года. Генералы намерены идти на сирийскую столицу ИГ и взять ее в кратчайшие сроки. Спешка объясняется тем, что взятие города Ракка - столицы ИГ в Сирии - имеет не только военное, но и политическое значение.

Ситуация в чем-то напоминает гонку за Берлин в 1945 году - у сирийской армии и поддерживающих ее подразделений российских ВКС и иранских советников есть конкуренты в лице курдов, которые при помощи американцев рвутся к Ракке с севера.

И тот, кто возьмет столицу сирийского филиала ИГ, сможет назвать себя победителем этой организации.

С одной стороны, преимущество должно быть на стороне сирийской армии - она лучше вооружена, чем курдские ополчение, и имеет большее число солдат. Ее поддерживают иранские советники и десантники, иракские ополчения и, естественно, российские ВКС. Однако проблема в том, что сирийцы вынуждены воевать на нескольких фронтах, и в последние дни у них возникли очень серьезные проблемы на северо-западе страны. Там фактически на помощь ИГ пришла группировка Джебхат ан-Нусра, начавшая масштабное наступление на силы сирийской армии к юго-западу от Алеппо. По некоторым  данным, в боевых действиях на стороне боевиков участвуют и их союзники из сопредельной страны. В частности, по словам представителя российского Центра по примирению враждующих сторон, замечены «группы, частично состоящие из турецких военнослужащих».

Правильные террористы

Эта ситуация еще раз доказывает, что без решения вопросов с Джебхат ан-Нусрой и Турцией сирийцам очень сложно будет вести реальную борьбу против ИГ. А решить данные вопросы крайне непросто.

С Нусрой все, казалось бы, должно быть очевидно - эта организация является дочерней структурой Аль-Каиды, по определению не является партнером по переговорному процессу и должна быть физически уничтожена. Но так думают лишь Россия, Сирия, Иран и Ирак. Американцы считают, что все не так однозначно - и их можно понять, ведь Нусра является важным партнером их регионального союзника - Саудовской Аравии, и одним из основных проводников саудовских интересов в регионе.

Ни для кого не секрет, что саудовско-американские отношения переживают крайне тяжелый период из-за того, что США, по мнению Эр-Рияда, игнорируют позицию КСА в своей региональной политике. Барак Обама не хочет прямого открытого конфликта с Саудовской Аравией, поэтому и пытается не игнорировать ее хотя бы в этот раз. Однако, с другой стороны, все прекрасно понимают, что позиция КСА в Сирии не просто отличается, но и противоречит американским интересам.

Пытаясь во что бы то ни стало сдержать Иран, Саудовская Аравия пытается затянуть сирийскую гражданскую войну, для чего всячески саботирует мирный процесс и поддерживает местных террористов из Нусры и ИГ. Не говоря уже о том, что не оставляет попыток втянуть США в открытые боестолкновения в Сирии.

Американцы же хотят завершить сирийскую гражданскую войну своей победой (пусть даже и политической), поэтому и спонсируют сирийские мирные переговоры в надежде добиться федерализации страны и создания за счет суннитской общины некоего противовеса алавитам и иранцам.

Вашингтон, конечно, попытался найти некую золотую середину между своими и саудовскими интересами, предложив ввести Нусру в режим прекращения огня. Однако тут же столкнулся с резким сопротивлением Москвы, Тегерана и Дамаска, попросившим пояснить, почему США стали защищать интересы подразделения Аль-Каиды, с которой Америка, вроде как, должна находиться в определенном конфликте из-за событий 11 сентября 2001 года. Пояснить американцы не смогли, и предпочли просто отложить вопрос до лучших времен. И сейчас, судя по поступающей информации, на фоне наступления Нусры, Москва и Вашингтон снова возобновили диалог о судьбе этой организации.

Эрдоган должен доказать

С Турцией же разобраться еще сложнее. Опять же ни для кого не секрет, что Анкара поддерживает как отряды т.н. «светской оппозиции», так и радикальных исламистов в лице того же ИГ. И будет поддерживать дальше, так как для Реджепа Эрдогана радикалы являются союзниками в борьбе против режима Башара Асада и стремящихся к самоопределению сирийских курдов.

Анкара воспринимает победу Асада и тем более курдскую автономию чуть ли не как экзистенциальную угрозу, поэтому сложно представить себе конфигурацию в Сирии, при которой турецкие власти добровольно откажутся от поддержки экстремистов. Более того, чем прочнее будут становиться позиции Асада и курдов, тем более активным будет турецкое вмешательство. По данным Минобороны РФ, в последние дни резко увеличился поток оружия и боеприпасов из Турции в контролируемый боевиками светской оппозиции город Азаз, а СМИ снова стали писать о вероятности турецкого вторжения с сирийский Курдистан.

Пока что Эрдогана от крайних шагов удерживает американский запрет и угроза российского удара по турецкому экспедиционному корпусу, однако непонятно, сколько это сдерживание может продолжаться. Судя по действиям Бундестага (признавшем факт Геноцида армян, совершенного Османской империей в 1915 году) и заигрыванию США с курдами, Запад откровенно списывает Эрдогана со счетов. И не исключено, что турецкий президент своими действиями в Сирии намерен им на деле доказать свою силу и влияние. Отступать ему, в общем-то, некуда.

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

10 августа 2016 | 18:15

Иерархия угроз безопасности для России

На протяжении последних трех столетий Москва была главным динамическим ядром Евразии и центром притяжения для соседей. Однако будущее евразийского пространства в XXI веке будет определяться не одной Россией, которая будет вынуждена конкурировать с Китаем, ЕС, США, Турцией и Ираном. Россия должна быть за столом переговоров великих держав, чтобы не стать одним из блюд в их меню.

7 мая 2015 | 16:32

Российская «гибридная война»: ничего нового

Тактика действий российских войск в Крыму в марте 2014 года вызвала в западной прессе и среди профессиональных наблюдателей дискуссию о «новой стратегии гибридной войны», которую якобы освоила и применяет Россия. Наблюдатели указывали на «размывание» очертаний военного конфликта и вовлечение в него невоенных средств, которые не имеют прямого отношения к классическому военному противостоянию. Однако похоже, что зарубежные эксперты поспешили выдать российским войскам авансы, которые те пока не заслужили.

11 апреля 2016 | 21:04

Логика внешней политики постсоветских государств и роль ОДКБ

У каждой страны-члена ОДКБ есть свои объективные и субъективные резоны для того, чтобы не быть против российской политики, но «воздерживаться». Следует признать сегодняшнюю реальность. Постсоветское пространство, как некая политически интегрированная территория на самом деле не существует. Бывшие республики «нерушимого Союза» расходятся каждый в соответствии со своими интересами

13 июля 2016 | 18:49

Стратегическая пауза в отношениях России и Запада завершится в 2017 году

В США продолжается переходный период, связанный с завершением относительно умеренного президентства Барака Обамы. Ошибок в отношении России было немало, но не было намеренной эскалации на Украине и в Сирии. Продолжит ли новый президент – вероятнее всего, Хиллари Клинтон (хотя сюрпризы после Брекзита исключать нельзя) – эту политику? Ответ повисает в воздухе.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова