Сергей Маркедонов
Артем Соколов
Хасавюртовские соглашения 1996 г. остаются неприятной страницей современной российской истории, которая почти затерялась на фоне событий Второй чеченской кампании и послевоенного восстановления республики. Однако именно тогда, вместе с унизительным поражением федеральных сил, начался и стремительный закат чеченского сепаратистского проекта.
ПРЕМИУМ
19 сентября 2016 | 09:59

Политические уроки Хасавюртовских соглашений

В современной истории России Хасавюртовские соглашения 1996 г. стоят в одном ряду с унизительными Брестским (1918 г.) и Рижским (1921 г.) мирными договорами молодого советского правительства. Документ, ознаменовавший окончание Первой чеченской кампании, с момента своего подписания воспринимался как безусловное поражение федеральной власти. Российские войска выводились с территории Ичкерии, которая уверенно брала курс на полную независимость от Москвы.

За прошедшие с подписания соглашений 20 лет ситуация на Северном Кавказе значительно изменилась. Руководство Чеченской республики прочно ассоциирует себя в качестве субъекта Российской Федерации. На фоне Второй чеченской кампании и непростого послевоенного восстановления республики события первой войны и обстоятельства её завершения несколько теряются. Однако важно помнить, что, с одной стороны, Хасавюртовские соглашения не были единственно возможным следствием конфликта руководства Чечни с федеральным центром, а с другой  - автоматически не предопределяли возобновления боевых действий в 1999 г.

Прежде всего, стоит отметить, что Хасавюртовские соглашения, и предшествовавшая им война, не были отчаянной попыткой чеченского руководства добиться признания со стороны России и мирового сообщества любой ценой. На фоне Беловежских соглашений и «парада суверенитетов» центробежные тенденции в Чечне не были чем-то принципиально отличным от духа времени. Москва испытывала тревогу, но рассчитывала на компромисс. Джохар Дудаев в 1991-1993 гг. получил из федерального центра 11 различных вариантов разграничения полномочий с федеральной властью, однако не один из них не был принят чеченской стороной. Последняя попытка со стороны президента России Бориса Ельцина решить чеченский вопрос в правовом поле была предпринята в апреле 1994 г., когда правительство РФ получило распоряжение подготовить проект договора с Грозным по «татарской модели», подразумевавшей широкие полномочия. Однако и он не нашел поддержки в Чечне.

Пожалуй, именно Хасавюртовский мир наиболее наглядно обнаруживает противоречия сепаратизма Чечни 1990-х гг. Одержав в Хасавюрте убедительную победу, Масхадов и Яндарбиев не смоги воспользоваться её плодами. Вместо взвешенной политики по послевоенному восстановлению республики Грозный погряз в коррупции и криминале, неуклонно попадая под влияние радикальных исламистов. Между тем, чеченский прецедент стал первым на постсоветском пространстве, когда сепаратистский проект получал, пусть и с боем, одобрение на государственное строительство со стороны центра. На это важное обстоятельство указывает аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов:

«Ни одно де-факто государство, возникшее в результате распада Союза ССР, будь то Абхазия или Нагорный Карабах, не получало даже теоретической возможности на реализацию своего национально-государственного проекта. Между тем, пункт первый Хасавюртовских «Принципов» провозглашал, что основы взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой будут определены в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права до 31 декабря 2001 года. Заметим, Соглашение двадцатилетней давности не закрывало сецессии для Ичкерии».

Москвы была готова идти в рамках Хасавюрта, поддерживая Масхадова, но не могла терпеть взрывоопасную вольницу полевых командиров-исламистов. Здесь она сравнительно легко находила поддержку среди чеченских лидеров, таких как Ахмат Кадыров, которые успели пройти сложную идейную эволюцию и разочаровались в сепаратистском проекте. Как отмечает Сергей Маркедонов:

«Именно в период между двумя антисепаратистскими кампаниями был предопределен закат национально-сепаратистского чеченского проекта, чьи представители впоследствии разошлись по разным (даже диаметрально противоположным) лагерям. И если кто-то встал под российский трехцветный флаг, а кто-то маргинализировался, превратившись в профессионального ичкерийца - эмигранта, то кто-то сделал ставку на радикальный исламизм».

Хасавюртовские соглашения продемонстрировали, что даже вооруженная победа сепаратистского проекта не гарантирует его успешного развития при отсутствии к этому объективных предпосылок. Потерпев поражение в 1996 г., Москва сумела сохранить свой авторитет среди значительной части чеченской элиты и широких слоев общества. Это стало важнейшим фактором, обеспечившим победы федеральных сил во Второй чеченской кампании.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

7 сентября 2015 | 09:00

За кражу века: Почему Молдавия вышла на Майдан

Молдавия сейчас — главный претендент на роль жертвы нового майдана. В стране идет эрозия государственности: в социальном, экономическом и даже символическом плане. Последней каплей стала так называемая «кража века» — хищение 1 миллиарда долларов (1/8 всего ВВП страны) из трех крупнейших банков страны и вывод этих денег в офшоры. В попытке спасти пострадавшую банковскую систему страны власти включили печатный станок, после чего валюта обвалилась почти на 20 процентов, а инфляция выросла до 8 процентов.

13 мая 2016 | 22:51

Дайджест внешней политики США за неделю (6-12 мая)

Опубликованное интервью Бена Родса обидело американских журналистов, возмутило противников иранской сделки и дало повод для законопроекта по ограничению состава Совета национальной безопасности. Группа ведущих американских экспертов на этой неделе выступила с призывом обратить внимание на проблему госдолга, которую они назвали «угрозой национальной безопасности» США. В то время как решение ядерной проблемы Северной Кореи пока даже не стоит на повестке дня, Вашингтон всерьез занялся созданием «ядерного щита» в Азиатско-тихоокеанском регионе.

28 августа 2015 | 15:00

За визу ответят: реакция России на выдачу Матвиенко неполноценного въездного документа

Выдав ей визу, Барак Обама послал бы Москве «позитивный сигнал», однако цена такого сигнала для Демократов была бы крайне велика. Белый дом лишился бы остатков достоинства в глазах республиканцев, Конгресса и американского общества, считающих, что позитивных сигналов в адрес России исходит слишком много.

15 апреля 2014 | 21:32

Движущие силы протеста на востоке Украины

Протест на востоке Украины поддерживается местной региональной элитой для будущего торга с Киевом об условиях управления страной. Региональные игроки предлагают Киеву помощь в решении проблемы сепаратизма в обмен на федерализацию государства.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова