Андрей Сушенцов
Ключевой континент мира – Евразия – в XXI веке может стать континентом сотрудничества. Евразийский материк самый протяжённый и густонаселённый; он содержит ключевые военные и экономические сгустки силы. Державы континента могут решать проблемы безопасности и развития совместно, однако для этого им необходимо создать континентальную инфраструктуру в сфере транспорта, энергетики и коммуникаций.
ПРЕМИУМ
31 октября 2017 | 17:05

Перспективы континентального режима безопасности в Евразии

Ключевой континент мира – Евразия – в XXI веке может стать континентом сотрудничества. Евразийский материк самый протяжённый и густонаселённый; он содержит ключевые военные и экономические сгустки силы. Державы континента могут решать проблемы безопасности и развития совместно, однако для этого им необходимо создать континентальную инфраструктуру в сфере транспорта, энергетики и коммуникаций, а также устойчивый континентальный режим безопасности. В будущем всё это способно связать континент воедино и привести к его политической стабилизации.

Препятствиями для реализации этого плана являются геополитические фронтиры между странами, расширяющиеся неуправляемые пространства и катастрофические природные катаклизмы. Стимулы урегулировать региональные разногласия и ликвидировать зоны анархии снижаются из-за того, что большинство евразийских держав по-прежнему ведут морскую торговлю, недооценивая потенциал континентальных путей сообщения и прокладки инфраструктурных переходов.

По сути современная Евразия представляет собой архипелаг – центры развития связаны между собой по морю, тогда как массивы суши становятся непреодолимыми препятствиями. Устойчивый сухопутный транзит налажен только в наиболее стабильной части континента – Европе. От того, продолжит ли действовать эта закономерность в XXI веке, зависит будущее безопасности континента.

Схематически современный международный порядок в Евразии можно представить так. На западе континента находится европейский полуостров – наиболее развитая и стабильная часть материка с тенденцией к формированию политического единства вокруг Германии. Основные угрозы безопасности здесь – перелив нестабильности с юга в виде миграций и терроризма, а также неурегулированный геополитический спор с Россией. И хотя этот вулкан затухает, между ЕС и Россией находятся хрупкие буферные государства, по территории которых проходит фронтир противостояния с почти бесконечной способностью продуцировать кризисы.

На севере континента раскинулась Россия, занявшая три столетия назад пустынные евразийские равнины и мерзлотные почвы. Став первой европейской страной вышедшей своими границами к Тихому океану, Россия по-прежнему обеспечивает связность евразийского континента по морю и суше и выступает донором безопасности для государств Центральной Азии и Кавказа. Ключевые угрозы безопасности для Северной Евразии – внутренняя хрупкость и необходимость поддерживать геополитический паритет с США и растущими центрами силы по её границам.

К югу от российской границы находится пояс буферных государств, не являющихся пространством противостояния крупных центров силы, но сам по себе представляющий проблему региональной безопасности и связности континента. Противостояние между Арменией и Азербайджаном, нестабильность режимов Турции, стран Центральной Азии и Монголии, перманентная гражданская война в Афганистане, упорство правительства КНДР в развитии ядерной программы создают дополнительные риски при планировании по территориям этих государств континентальной инфраструктуры в сфере транспорта, телекоммуникации и энергетики.

В полной мере геополитическим фронтиром является застарелое противостояние на Ближнем Востоке между коалициями государств во главе с Ираном и Саудовской Аравией. Оно ещё больше осложняется фактором Израиля, ведущего самостоятельную политику и не включённого ни в одну из коалиций. Курдский фактор и расширение неуправляемых пространств в результате народных волнений и распространения террористических сетей делают континентальные пространства Ближнего Востока труднопроходимыми и непригодными для экономического освоения. Кроме того, основные центры экономической гравитации региона находятся вдоль побережья, и ни одна из стран, кроме Ирана, не ищет стабилизации региональных противоречий и развития континентальных маршрутов.

Соседствует с ближневосточным южноазиатский геополитический фронтир между Индией и Пакистаном. Неурегулированный пограничный спор Индии и КНР побуждает Пекин выделять Пакистан в своей программе инфраструктурных инвестиций, целенаправленно обходя Индию. В Нью-Дели только начинают размышлять о перспективах наземного транзита товаров собственного производства, который побудил бы развитие регионального сотрудничества и прекращение распри с Пакистаном. Пока же морская торговля остаётся приоритетной как для Индии, так и для Пакистана.

Китай остаётся морской державой с точки зрений своей торговли, от которой он сильно зависит. Это вынуждает КНР развивать дееспособный военный флот, который обеспечил бы неприкосновенность торговли от посягательств основного партнёра-оппонента – США. Бурное развитие Китая вызывает настороженность его соседей к востоку и югу – практически со всеми из них Пекин ведёт территориальные споры. Задача Китая – отодвинуть геополитический фронтир в Южном и Восточной китайском морях дальше от своих границ и обеспечить свободу судоходства.

Соединённые Штаты Америки являются главным офшорным балансиром для держав Евразии. Их масштабный военный флот и экспедиционные сухопутные силы в последние 30 лет провели наибольшее число военных операций на континенте – большинство из них в конечном счёте ухудшили среду безопасности. Американские военные гарантии своим союзникам в НАТО, военные союзы с Израилем, Японией, Южной Кореей, особые отношения с арабскими странами, Индией и другими странами, а также россыпь военных баз в центре и по краям континента делают Вашингтон значимым участником любого уравнения безопасности в Евразии. 

Стратегическая безопасность евразийского континента – производная от стратегий многих государств. Безопасность региона прежде всего определяется действием или бездействием стран, которые там расположены. Деятельная политика ведущих стран способна как обострить, так и сгладить их противоречия. Кроме этого, расширяющиеся в Евразии зоны хаоса и анархии на Ближнем и Среднем Востоке также являются продуктами действия и бездействия великих держав.

Сегодняшнее состояние континентальной безопасности можно сравнить с Европой времён Тридцатилетней войны. Это истощающее противостояние убедило европейские великие державы выдвинуть принцип суверенитета как ключевой во взаимных отношениях. Прения по поводу истинности веры прекратились, монархи решили – чья власть, того и вера. Нынешние распри евразийских держав нередко носят столь же глубокий характер, а их противостояние истощает всех. В общих интересах вести дело к тому, чтобы в Евразии возник аналог Вестфальского мира, который положил бы начало континентальному международному порядку, стабильному миру и развитию. 

Впервые опубликовано на ru.valdaiclub.com

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Стратегический обзор»

31 мая 2014 | 16:23

Украинский кризис и международное признание Приднестровья

Отменой акта о провозглашении МССР и ликвидации МАССР на левобережье Днестра Молдова объявила собственную государственность порождением иноземного оккупационного режима.

11 сентября 2017 | 16:47

Проблемы дипломатии как точной дисциплины

Пока внешняя политика большинства стран оставляет большое пространство для скороспелых суждений, стереотипов и невежества. Дипломатии предстоит пройти долгий путь, чтобы оказаться в числе точных дисциплин. К сожалению, путь к этому лежит только через ошибки – международные кризисы.  

25 января 2018 | 18:22

Угрозы и возможности новой стратегии национальной безопасности США

Стратегия национальной безопасности Соединенных Штатов, недавно анонсированная администрацией Трампа, концептуально настолько далека от подобных документов предыдущих президентов, будь то демократы или республиканцы, что ее появление можно считать данью внутриполитической конъюнктуре. Некоторые эксперты просто не верят, что внешняя политика США захочет или сможет сделать такой поворот, особенно ввиду огромной силы инерции в отношениях Америки с миром.

27 марта 2015 | 23:00

Дайджест внешней политики США за неделю (21-26 марта)

США продолжают наблюдать за ситуацией в Афганистане, на Ближнем Востоке и на Украине. Основными событиями на этих направлениях стали визит афганского президента Ашрафа Гани и премьер-министра Абдуллы Абдуллы в Вашингтон и достижение по итогам переговоров с ними договоренностей о пребывании американских вооруженных сил в стран.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова