Ольга Ребро
В традиционно нейтральных Финляндии и Швеции во главу политической повестки дня выходит вопрос о пересмотре подходов к вопросам безопасности. Наиболее вероятное развитие событий - углубление военного сотрудничества с возможностью его перерастания в оборонительный союз.
ПРЕМИУМ
11 апреля 2014 | 15:02

Оборонная политика Финляндии и Швеции: перпективы вступления в НАТО

Политика России во время событий на Украине вызвала озабоченность среди ее соседей. В таких традиционно нейтральных странах, как Финляндия и Швеция, во главу политической повестки дня выходит вопрос о пересмотре подходов к вопросам безопасности.
 
Финская политика неприсоединения и шведский нейтралитет
В основу внешней политики Стокгольма и Хельсинки был исторически положен принцип неприсоединения к военным союзам. Если Швеция не принимала участия в войнах уже в течение 200 лет, а принцип нейтралитета обеспечивается Конституцией, то основы современной финской внешней политики были заложены во времена президентства Юхо Паасикиви (1946-1956). Впоследствии все финские президенты поддерживали «линию Паасикиви» - политику, направленную на поддержание «особых» отношений с восточным соседом.

Отступление от принципов нейтралитета произошло в 1994 году, когда обе страны стали членами ЕС, отвергнув, тем не менее, предложение о вступлении в НАТО. В 2002 году правоцентристское правительство Швеции пересмотрело доктрину в области безопасности: сохраняя принцип нейтралитета, оно выразило готовность участвовать в поддержании глобального мира и безопасности. Критики этого подхода утверждали, что ориентация Стокгольма на участие в международных операциях, на фоне сокращения военных расходов сделали уязвимым страну. В 2013 г. руководство Швеции было напугано учениями военно-морского флота России, когда российская учебная атака в Балтийском море застала врасплох шведские ВВС. В Финляндии в 2000-х годах при сохранении общего характера военной стратегии также произошло ужесточение риторики. Занимавший в то время пост министра иностранных дел Александр Стубб заявил, что Финляндия не является нейтральной страной и оставляет открытым вопрос о членстве в НАТО.

Внутриполитическая дискуссия о присоединении к НАТО
Украинский кризис придал новый импульс ведущейся в Швеции и Финляндии дискуссии о вступлении в НАТО. Сторонники этого курса указывают на мнимую агрессивность внешней политики России. Они также считают, что Москва не обладает достаточными рычагами для принятия ответных мер в случае присоединения Хельсинки и Стокгольма к Альянсу. Противники, в свою очередь, отмечают, что сам факт подачи заявки о членстве может повлечь за собой рост недовольства России. В результате скандинавские страны могут стать невольными участниками противостояния великих держав.

Критики атлантического курса также указывают на несправедливость сопоставления Финляндии и Швеции с Украиной. Во-первых, обе страны являются членами ЕС и тесно сотрудничают в вопросах безопасности как с самой НАТО, так и с отдельными ее членами – Норвегией и Данией. Это является гарантией того, что они не останутся один на один с Россией. Во-вторых, политика Москвы в отношении Украины была обусловлена нестабильностью внутриполитической ситуации и опасениями за безопасность русских в этой стране. В Швеции и Финляндии нет предпосылок для такого развития событий.

В этих странах существует конституционный барьер для членства в НАТО. Для принятия такого решения в Швеции необходимо внесение поправки в Конституцию, что может быть сделано только по итогам референдума. На необходимости общественного согласия настаивают и первые лица Финляндии. Несмотря на увеличение числа респондентов, поддерживающих членство в НАТО, это мнение остается непопулярным. В Финляндии, по данным опроса общественного мнения газеты «Хельсингин Саномат», в марте 2014 г. за вступление в НАТО высказалось 22% опрошенных, против – 59%. В феврале результаты показали 18% и 64% соответственно. По данным газеты “Свенска Дагбладет”, аналогичного мнения придерживаются и шведы: 31% «за» и 50% «против». Настроение населения в Швеции имеет особое значение в формировании политической повестки дня в виду намеченных на сентябрь парламентских выборов.

Обострившиеся дебаты по поводу членства Швеции и Финляндии в НАТО являются временной реакцией на политику России. Аналогичный всплеск обсуждения этой темы произошел после грузино-югоосетинского конфликта 2008 года. В условиях сохранения статус-кво эта дискуссия не приведет к вступлению скандинавских стран в Альянс. Однако, украинские события послужат катализатором процессов в области обороны, которые до этого носили вялотекущий характер.
 
Влияние украинских событий на внешнюю политику Финляндии и Швеции
Если Хельсинки традиционно печется о безопасности исключительно своей территории, то в Стокгольме этиа озабоченность появилась недавно. До этого Швеция видела назначение своих вооруженных сил исключительно в участии в военных операциях под международной эгидой. По итогам российских военных учений в Балтийском море, шведское правительство в марте 2014 г. передислоцировало два истребителя на фактически не обороняемый до сих пор, но важный в тактическом плане о. Готланд.

Более того, в Швеции укрепились позиции сторонников увеличения военного бюджета, который в 2014 г. составил 6,2 млрд. долл. США или 1,05 % ВВП (самый низкий показатель среди североевропейских стран). На рассмотрении правительства находится предложение министра иностранных дел Карла Билдта об увеличении расходов на оборону на 1,6 млрд. долл. США. Министр финансов Андрес Борг также поддержал это мнение. 

Изменения могут произойти и на доктринальном уровне. В Финляндии и Швеции все большую популярность приобретает тезис о необходимости «коллективной безопасности». Существует три пути для ее осуществления: непопулярный – вступление в НАТО, до сих пор безрезультатный – укрепление сотрудничества с североевропейскими странами, и наиболее обсуждаемый – углубление военного сотрудничества между Швецией и Финляндией с возможностью его перерастания в оборонительный союз. 24 января 2014 г. Стокгольм и Хельсинки заключили соглашение о двустороннем сотрудничестве в области безопасности, на основе которого были созданы комиссии по оценке перспектив осуществления этой инициативы. Такой вариант развития событий представляется наиболее вероятным, так как рост внимания Швеции к региональной безопасности сближает ее позиции с Финляндией, другой единственной не-натовской страной в Северной Европе.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «»

3 февраля 2017 | 11:43

Дайджест внешней политики США (27 января – 2 февраля)

Президентский указ об ужесточении миграционной политики вызвал волну протестов внутри США и негодование внешнеполитических ведомств других стран. Настороженность вызвали сообщения о недружественном характере переговоров Трампа с мировыми лидерами по телефону. Изменение тональности российско-американских отношений осталось на таком фоне малозаметным.

25 марта 2016 | 19:35

Дайджест внешней политики США за неделю (18-24 марта)

На прошедшей неделе одним из центральных событий внешней политики США стал визит Президента США на Кубу, который символизировал историческую нормализацию американо-кубинских отношений, однако не снял целый ряд  традиционных спорных вопросов между Вашингтоном и Гаваной. Теракты в Брюсселе вновь стимулировали дебаты касательно мер безопасности во избежание подобных событий в США, но прийти к консенсусу касательно политики в отношении американских мусульман по-прежнему не удается. Подписанное соглашение об усилении сотрудничества в сфере обороны между США и Филиппинами вызвало ожидаемо острую реакцию со стороны Китая.

16 июня 2014 | 08:57

Региональные приоритеты внешней политики Кувейта

В Персидском заливе Кувейт стремится позиционировать себя как нейтральное государство-посредник, выступающее за мирное урегулирование возникающих проблем и налаживание добрососедских отношений.

9 мая 2015 | 23:00

Лукашенко в Грузии: политика и география

22 апреля 2015 года Лукашенко посетил с рабочим визитом Грузию. Это была первая поездка белорусского руководителя в Тбилиси, хотя еще в бытность президентом Михаила Саакашвили такая возможность обсуждалась. В ходе своей тбилисской пресс-конференции он призывал Москву и Тбилиси «начать поиск путей для нормализации грузино-российских отношений и для того, чтобы как-то помягче выстраивать отношения между двумя странами».

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
9 декабря 2014 | 08:00
11 сентября 2014 | 21:25
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова