20 сентября 2014 | 00:05 Татьяна Тюкаева

Мотивы стратегии Египта в отношении послевоенной Ливии

Как и ожидалось, на Международной конференции по вопросу стабильности и развития Ливии, состоявшейся 17 сентября в Мадриде, никаких сколь-либо значимых для реального восстановления страны решений принято не было. По итогам встречи ее европейские и северо-африканские участники пришли к выводу о том, что «не существует военного решения нынешнего ливийского кризиса».

Внутриливийский конфликт продолжает набирать обороты: с начала августа в стране функционирует два парламента – в лице избранной в ходе парламентских выборов Палаты Представителей и формально распущенного ею Всеобщего национального конгресса (ВНК) – и два правительства – в Тобруке и Триполи соответственно. При этом все силы, связанные с ВНК, объявлены Палатой террористами: с ними ведется борьба, не приносящая заметных результатов.

В ходе конференции присутствовавший представитель Тобрукского правительства, министр иностранных дел Ливии Мухамед Абдельазиз, заявил:

«Мы убеждены, что борьба с терроризмом должна вестись не только посредством ударов по позициям соответствующих группировок с воздуха».

В августе, после начала военно-воздушной контр-террористической операции США в Ираке, Палата выступила с призывом к международному сообществу предпринять аналогичные меры в Ливии. Не дождавшись однозначного, хотя и вполне очевидного, отказа со стороны западных партнеров, Тобрук начал искать союзников для борьбы с силами ВНК, представленными в основном исламистами во главе с «братьями-мусульманами».  Обвиняя Турцию, Катар, а также Судан, в пособничестве нелегально функционирующему в Триполи парламента, ливийское руководство в Тобруке обратилось за помощью к Египту и монархиям Залива, в последний год активно ведущим войну против «братьев». В частности, сообщается о нанесении египетской и эмиратской авиацией ударов по позициям исламистов.

Главным союзником Тобрука в этом вопросе, несомненно, становится Каир, кровно заинтересованный в стабилизации своей западной границы. Еще в июне генерал Халифа Хафтар, главная военная опора Палаты Представителей, призвал египетское руководство «предпринять все необходимые военные меры на ливийской территории для восстановления порядка». А 4 сентября между Тобруком и Каиром было заключено Соглашение о военном и стратегическом сотрудничестве сроком на 5 лет, предполагающее масштабное взаимодействие сторон в обеспечении безопасности, а также содержащее пункт о том, что «любая прямая или косвенная угроза или вооруженная агрессия против одной из договаривающихся сторон будет восприниматься как угроза или агрессия и против другой».

Несмотря на всю кажущуюся серьезность документа, по мнению профессора британского Университета Эксетера Омара Ашура, «соглашение всего лишь закрепило юридически то, что уже и так происходит фактически». Еще в июле Амр Мусса, приближенная фигура к президенту Абдель Фаттаху ас-Сиси, говорил о необходимости вмешаться в ливийский конфликт в качестве реализации «права на самозащиту», однако других сообщений о египетском военном участии в Ливии не было. В своем недавнем интервью нынешний министр иностранных дел Египта Самех Шукри не подтвердил, но и не опроверг факт вовлеченности ВС страны в ливийские столкновения.

Логично предположить, что представители военной элиты Хафтар и Сиси, разделяющие общее стремление борьбы с исламистами и восстановления внутригосударственной безопасности, действительно осуществляют военное сотрудничество, которое не афишируется, по всей видимости, с целью не провоцировать египетских исламистов. Каир действительно заинтересован в стабилизации границы с Ливией, так как расшатанный экономически и политически Египет – главная цель ливийских исламистов, связанных с «братьями-мусульманами» - группировкой, борьба с которой для Сиси сегодня является определяющей.

Встает также вопрос о масштабах участия Египта в столкновениях на ливийской территории. Помимо западных границ исламистская угроза для Каира исходит также и со стороны Синая. ИГИЛ, по мнению некоторых экспертов, также своей целью ставит Египет. Кроме того, перед Сиси сегодня стоит множество острых внутренних социально-экономических задач, решать которые гораздо более разумно, чем ввязываться в сложный ливийский конфликт с двоевластием и неэффективной борьбой двух правительств с разрозненными вооруженными группировками.

В целом, любое вмешательство в ливийский конфликт - в поддержку будь то Тобрукского или Триполитанского правительств - не будет способствовать стабилизации ситуации. Однако оно, так или иначе, происходит со стороны региональных сил в лице Турции, Катара, Саудовской Аравии и союзных монархий Залива, а также со стороны Египта. В отличие от остальных, участие Каира обосновано соображениями безопасности, а не борьбой за сферы влияния. Поэтому логично ожидать от египетских властей ограниченного военного вовлечения, сконцентрированного в районе границы, без углубления в ливийскую территорию. Решать или влиять на решение внутриливийского кризиса власти у Каира не хватит сил.

Читать еще по теме «Политика»

18 сентября 2014 | 21:00

Российские добровольцы в украинском конфликте

Судя по всему, «добровольчество» имеет во многом социально-идеологические корни.  Носители внесистемных радикальных взглядов, к которым принадлежит подавляющее большинство изученной выборки добровольцев, лишены возможности реализовать свои идеи в России, так как они не принимаются обществом и властью. Политические проекты ДНР и ЛНР являются для них шансом построить новое государство и общество в культурно близкой среде «с нуля», без груза политических традиций и сложившихся порядков.

10 мая 2015 | 17:19

Армяно-югоосетинские контакты и кризис доверия между Ереваном и Тбилиси

Проблема в том, что нынешний скандал возник не на пустом месте, а на фоне определенного обострения отношений между Ереваном и Тбилиси. За последние несколько дней грузинские власти предприняли ряд шагов, которые хоть и выглядели весьма логичным, но все же были крайне болезненно встречены в Армении.

7 апреля 2017 | 09:07

Дайджест внешней политики США (31 марта – 6 апреля)

Первый за восемь лет официальный визит египетского президента в США обозначил новый курс Вашингтона, направленный на восстановление отношений с Каиром. Выступая на встрече мидов стран-членов НАТО, Рекс Тиллерсон призвал к справедливому распределению расходов и усилению роли Альянса в борьбе с терроризмом. Сообщения о химической атаке в Сирии вызвали резкую реакцию Вашингтона, который поспешил обвинить в произошедшем Башара Асада.

8 сентября 2014 | 09:00

Генри Киссинджер: «ИГИЛ представляют меньшую угрозу, чем Иран»

Характерно, что борьба с ИГ для Запада, способного повлиять на ситуацию, - не является жизненным интересом, для отдельных региональных сил, кровно заинтересованных в победе над исламистами, – эта борьба осложнена внутренними проблемами (как в случае с Египтом) или военной слабостью (как для Саудовской Аравии), а реально способные противостоять этой угрозе Тегеран и Дамаск находятся под напором критики и обвинений в попытке извлечь политическую выгоду.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова