8 октября 2014 | 03:14 Татьяна Тюкаева

Последствия контртеррористической операции для режима Асада

Решение о расширении начатой в августе военно-воздушной операции против ИГ в Ираке на Сирию было принято Белым Домом после заметного колебания. Главным вопросом стало определение приоритетов в сирийском конфликте: кто представляет «меньшее зло»  - Башар Асад, который более трех лет успешно противостоит попыткам разрозненных оппозиционеров при поддержке из Залива, Турции и отдельных государств Запада свергнуть «неудобный» «недемократичный» режим, или боевики ИГ, которые в отличие от «официальной» оппозиции эффективно борются с Дамаском. Россия и Иран, в свою очередь, высказали опасения, что, воспользовавшись формальным поводом для вмешательства, США и их союзники начнут давно ожидаемую сирийскими оппозиционерами военную кампанию против ВС режима. В результате 23 сентября военно-воздушные обстрелы сил ИГ на северо-востоке Сирии были начаты. При этом, официальные сирийские СМИ сообщили, что за несколько часов сирийский представитель ООН был информирован американским коллегой о деталях предстоящей операции.

Один из сирийских госслужащих заявил:

«Как бы США без сотрудничества с сирийскими спецслужбами с точностью определили позиции боевиков для обстрела? […] Запад осознал, что реальной альтернативы Асаду в Сирии нет, но они не могут об этом публично заявить».

Примечательно, что параллельно с обвинениями в адрес Вашингтона со стороны, преимущественно, сирийской оппозиции в том, что своими действиями контртеррористическая коалиция содействует «деспотичному» режиму, традиционно поддерживающие Асада сирийские алавиты выступили с критикой сотрудничества своего правителя с  «враждебным» Западом и Заливом. В Хомсе представители алавитской общины 2 октября вышли на демонстрацию против разрушенного силами международной коалиции здания начальной школы. Сторонники режима выражают явное замешательство в связи с тем, что коалиция государств, активно выступающих против Дамаска, прямого вмешательство которых три года стремились не допустить, реализует обстрелы сирийской территории с одобрения правительства:

«Позор! Бахрейнская, саудовская и эмиратская авиация наносит удары по целям в Сирии, а государство заявляет, что это – в интересах режима. Где же национальный суверенитет? И не будут ли они продолжать эти удары до тех пор, пока не свергнут режим?»

В Тартусе, находящимся под контролем Дамаска и увешанным анти-америкаснкими и про-асадовскими лозунгами, один из солдат сирийской армии сообщил:

«Я поддерживаю сирийский режим, так как он представляет оплот сопротивления, в первую очередь. Сегодня же позиция Хизбаллы кажется более рациональной, чем позиция Дамаска, потому что коалиция, возглавляемая США, не вызывает доверия».

Он также добавил:

«Необходимо помнить, что нефтяные скважины и нефтеперерабатывающие заводы, которые разрушаются силами коалиции, принадлежат сирийскому народу. Также важно не забывать, что члены Западной коалиции продолжают поддерживать вооруженные группировки под прикрытием оказания содействия умеренной оппозиции, которая, в конечном итоге, враждебна нам и силам сопротивления».

Перспективы разрешения сирийского конфликта по-прежнему крайне туманны, особенно с учетом того, что для противников Дамаска к задаче свержения режима Асада добавилась еще проблема борьбы с террористами, а также на фоне изменения в связи с успехами ИГ военно-политического баланса сил – не в пользу поддерживаемой Заливом и Западом сирийской оппозиции. Более того, принимая во внимание начатую контртеррористическую операцию, внимания заслуживают два принципиальных фактора: (1) послекризисное урегулирование будет происходить в условиях острой необходимости к восстановлению страны, так как международная коалиция, противостоящая ИГ, наносит удары по стратегически важным для государства объектам с целью не допустить их попадание в руки боевиков, усугубляя и без того масштабные разрушения гражданских объектов в результате четвертого года конфликта; (2) наметилось некоторое ослабление позиций Дамаска в рядах его традиционных сторонников, что может повлиять на траекторию процесса урегулирования.

Последним не могла не воспользоваться потерявшая доверие в глазах сирийцев оппозиция. Главнокомандующий оппозиционной Свободной сирийской армии генерал Абдель Илах аль-Башир выступил с призывом к сторонникам режима присоединиться к оппозиционерам.

«Мы призываем всех, кто еще находится в рядах сирийской армии, особенно семьи алавитов, покинуть этот тонущий корабль, в котором они использовались как топливо, и занять позиции в рядах Свободной сирийской армии, которые их ожидают. Свободная сирийская армия доказала свою умеренность и патриотизм и является единственным путем для спасения всего сирийского народа, независимо от принадлежности и конфессии».

Безуспешность действий контртеррористической коалиции, замешательство касательно прямого военного вмешательства иностранных сил в рядах сторонников Асада, разочарование в дискредитировавшей себя всеми возможными способами сирийской оппозиции, а также дальнейшее разрушение инфраструктуры страны – не способствуют скорому урегулированию кризиса в Сирии, оставляя под сомнением ответ на вопрос, кто же возглавит процесс разрешения затянувшегося конфликта и восстановления страны. На сегодня Асад в глазах Запада и большинства сирийцев предстает единственно возможной опорой для этого процесса. Однако монархии Залива – в первую очередь, Саудовская Аравия и Катар – едва ли смогут смириться с таким сценарием развития событий: поводов и причин для прекращения их поддержки оппозиции в борьбе с Асадом на данный момент не имеется, что также препятствует урегулированию.

Читать еще по теме «Политика»

25 сентября 2015 | 23:00

Дайджест внешней политики США за неделю (18 - 24 сентября)

Пока Белый дом находится в ожидании встреч высшего руководства США с китайским и индийским лидерами, последние увлечены развитием контактов с американскими бизнес-кругами. На фоне этого в Вашнгтоне состоялся визит Папы Римского, чья речь в Конгрессе была неоднозначно встречена законодателями США. Параллельно с этим остается нерешенной проблема утверждения бюджета на предстоящий год, и Пентагон начал готовиться к реализации экстренного сценария.

30 января 2015 | 15:00

Зачем России членство в ПАСЕ

За 20 лет в работе ПАСЕ приняло участие 193 российских парламентария. За это время стороны диалога привыкли друг к другу — россияне к тому, что европейцы помешаны на правах человека и плохо понимают постсоветское пространство, а европейцы к тому, что россиян невозможно вывести из равновесия критическими тирадами.

16 ноября 2016 | 17:07

Китайское направление внешнеполитической программы Трампа

Внешнеполитическая риторика Дональда Трампа и в ходе президентской гонки, и после её завершения отводила значительное место американо-китайским отношениям. По мнению миллиардера, Поднебесная является основной угрозой для американского лидерства. России важно правильно отреагировать на новую американскую систему приоритетов в сфере национальной безопасности.

8 июня 2014 | 13:00

Радослав Сикорский: профиль кандидата на пост главы внешней политики ЕС

Сикорский способен к компромиссу, но лишь в том случае, если он является его автором. Именно это будет настраивать лидеров ЕС против кандидатуры польского министра при выборе нового главы европейской дипломатии.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова