Владимир Аватков
Внутри самой Турции есть силы, совершенно непримиримые к России. После референдума в Крыму и его воссоединения с Россией некоторые турецкие политики активно продвигали идею об абсолютной незаконности данного акта. Звучали обвинения в агрессии и ущемлении прав крымских татар.
ПРЕМИУМ
23 декабря 2014 | 09:00

Нужен всем берег турецкий

Крымско-татарский вопрос и евроинтеграция в российско-турецких отношениях

Текст подготовлен в сотрудничестве с Lenta.ru

После Второй мировой войны Турция на протяжении более полувека была правой рукой США в регионе. Однако с приходом к власти консервативной умеренно исламской Партии справедливости и развития внешнеполитическая линия государства стала постепенно меняться в сторону более независимой и сбалансированной. Благодаря экономической кооперации и личным контактам двух лидеров — Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана — Москве и Анкаре в последнее время удалось выстроить позитивное взаимодействие.

Несмотря на ряд разногласий по Сирии и Крыму, во время визита Путина в Анкару в декабре 2014 года на обсуждение был вынесен вопрос о строительстве нового газопровода в Турцию.

Это может привести к тому, что энергопотоки из России в Европу будут зависеть от Турции, которая помимо экономических бонусов получит серьезный козырь в контактах с Западом.

Однако такого рода мощный региональный лидер, уже давно входящий в первую двадцатку экономик мира, склонный к независимой политике и расширению региональных амбиций, категорически не устраивает ЕС и США. Не радует Запад и активизация российско-турецкого экономического сотрудничества.

Примечателен тот факт, что незадолго до визита Путина столицу Турции посетил вице-президент США Джо Байден, а сразу после встречи российского и турецкого лидеров туда устремились высокие руководители из Евросоюза. В числе первых была верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини. Очевидно, прибытие итальянки в Турцию было призвано, как это и указано в пресс-релизе Еврокомиссии, показать важность Турции как ключевого партнера и соседа для ЕС. Такой трактовки придерживалась и турецкая пресса: в газете «Сабах» отмечено, что Турция становится региональным центром международной политики и количество стран ЕС, поддерживающих сближение с Анкарой, растет.

Могерини, сопровождаемая еврокомиссаром по политике соседства и переговорам по расширению ЕС Йоханнесом Ханом, пыталась создать иллюзию возможности скорого вступления Турции в Евросоюз при соблюдении ряда условий. Одно из них — проведение более сдержанной линии в отношении России. Кроме того, она постаралась еще больше вовлечь Турцию в борьбу с силами «Исламского государства» и властью Башара Асада в Сирии. На пресс-конференции Могерини заявила, что Турция хочет идти вместе со всеми — то есть активнее участвовать в коалиционных операциях в регионе. При этом Могерини не могла не намекнуть на то, что помимо пряника, у Запада есть и кнут для Турции. Она подчеркнула, что турецкому руководству следует особо внимательно относиться к правам человека, свободе слова и вероисповедания. Тем самым политик дала понять, что при определенных обстоятельствах взоры европейцев могут быть обращены на оппозицию нынешней власти в Турции.

С середины ХХ века Турция борется за вступление в Евросоюз — это один из ориентиров ее внешней политики. Но в последнее время турецкие власти и граждане все более убеждаются в тщетности своих попыток и в том, что некоторые члены ЕС не желают принимать в свой состав мусульманскую страну.

В этом контексте для России было важно заручиться, по крайней мере, устными договоренностями о развитии энергетических отношений с Турцией. Иногда такие соглашения могут быть надежнее многотомных согласованных и проработанных проектов. В данном случае ключевым критерием надежности соглашения является готовность двух стран учитывать взаимные интересы. Турецкое руководство хорошо понимает, что, участвуя в решении энергетического вопроса ЕС, оно тем самым повышает свою значимость для европейцев и избавляется от роли просителя. Разумеется, европейцы не хотели бы вести диалог с Анкарой на равных, предпочитая общение свысока. Поэтому для них ухудшившиеся отношения с Москвой — не единственная причина для того, чтобы постараться внести разлад в российско-турецкое партнерство.

Причем внутри самой Турции есть силы, совершенно непримиримые к России. После референдума в Крыму и его воссоединения с Россией некоторые турецкие политики активно продвигали идею об абсолютной незаконности данного акта. Звучали обвинения в агрессии и ущемлении прав крымских татар. После распада СССР в рамках неоосманской политики была сделана ставка на использование мягкой силы и создание протурецких крымскотатарских некоммерческих организаций на полуострове и в самой Турции. Однако превратить Турцию в центр притяжения для Крыма так и не удалось. Быстрое и успешное воссоединение Крыма и России не могло порадовать Анкару. Наиболее одиозные крымскотатарские лидеры после референдума отправились в Турцию, где участвовали в массовых антироссийских демонстрациях, удостаиваясь различных наград, в том числе правительственных.

В целом антироссийская пропаганда в турецких СМИ по поводу Крыма пошла на спад, но в любой момент может возобновиться и усилиться. Проблема напомнила о себе незадолго до визита Путина. Один из протурецких лидеров крымских татар (называемых по ту сторону Черного моря крымскими турками) Мустафа Джемилев (именуемый в Турции Kırımoğlu — Крымский сын) был приглашен 25 ноября на прием к Эрдогану, где, очевидно, высказал свои соображения и о предстоящих российско-турецких переговорах. Непосредственно во время пребывания Путина в Анкаре в городе проходили манифестации крымских татар под лозунгами «Оккупант Россия — прочь из Крыма».

Тем не менее официальная Анкара публично не критикует присоединение Крыма. Экономическое сотрудничество важнее.

Более того, усилия России в урегулировании крымскотатарского вопроса были позитивно оценены Эрдоганом на совместной пресс-конференции с Путиным. Однако Турция не собирается отказываться от своей прежней политики усиления влияния на полуострове за счет грамотного вовлечения тюркского населения. И здесь для всех сторон главное — не потерять обретаемое с таким трудом равновесие.

Перспективы российско-турецкого партнерства сопряжены с многочисленными сложностями помимо перечисленных. Сомнения в перспективах партнерства, набирающие силу после первоначальной эйфории от объявленного сближения Москвы и Анкары, имеют основания. Однако Турция вряд ли откажется от энергетического козыря, предложенного Россией. Как заявил турецкий вице-премьер Ялчин Акдоган, пока не существует «такого государства, которое могло бы оказывать давление на Турцию», при этом «отношения с ЕС не являются альтернативой нашим отношениям с РФ». Симптоматично, что сам президент Турции Эрдоган назвал новый проект «Турецким потоком».

Энергетические потоки не стоит воспринимать как самоцель — они призваны перекроить систему взаимодействия между Россией и Турцией, пересмотреть имевшиеся конфронтационные риски, улучшить среду в регионе и перевести взгляды двух стран от прошлого к совместному будущему.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

16 октября 2015 | 09:56

Дайджест внешней политики США за неделю (9 - 15 октября)

Планируемая Вашингтоном "операция по свободе судоходства" в Южно-Китайском море неизбежно вызовет ответные действия со стороны Китая. И пока руководство США настаивает на том, что действует в рамках международного права, китайские СМИ предупреждают о контрмерах. Сенатский Комитет по международным делам заслушал два отчета о процессе реформ на Украине, по итогам чего самым популярным выводом среди американских законодателей стало утверждение о необходимости продолжать реформы, чтобы ослабить влияние России. Параллельно с этим, в связи с начатой Россией военной операцией в Сирии, которая застала руководство США врасплох, встал вопрос о компетентности американских спецслужб.

4 сентября 2015 | 18:33

Дайджест внешней политики США за неделю (28 августа - 3 сентября)

Проблемы безопасности в Арктике трактуются политическими и экспертными кругами США по-разному: пока представители первых рассуждают о том, как противостоять агрессивным действиям России в этом регионе, вторые призывают не совершать ошибки неверной трактовки росийской политики. Параллельно с этим, Обаме удалось обеспечить достаточное количество голосов для поддержки своего вето по принятию ядерной сделки с Ираном на случай, если Конгресс на следующей неделе проголосует против. Тем временем, в США растет число государственных чиновников, отказывающихся подчиниться недавно принятому в стране закону об однополых браках, что вызывает бурные споры.

11 октября 2017 | 12:04

К вопросу о «мягкой силе» России

Среди стандартного набора упреков в адрес русской внешней политики особое место занимает критика неспособности России проводить политику «мягкой силы». Эта формула произносится без рефлексии, как нечто само собой разумеющееся. Её некритическое воспроизведение несет опасность повторения нескольких простых и из-за этого особенно досадных ошибок.

3 марта 2017 | 08:33

Дайджест внешней политики США (24 февраля – 2 марта)

Выступая перед конгрессом, Дональд Трамп представил старую повестку дня в более традиционном образе, сократив ряды недовольных его избранием. Предложенный президентом проект бюджета предполагает увеличение оборонных расходов и сохранение социальных программ. Скандал вокруг генпрокурора стал очередным примером успешного использования оппонентами Трампа «российского фактора».

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова