Денис Мосюков
Страны ЕС, не попавшие под прямой удар миграционного кризиса, не видят смысла в унификации миграционной политики, которая подразумевает передачу значительных полномочий Брюсселю. Пока еврозону лихорадит от финансовых проблем Греции, расходы на обеспечение внешней политики и ее последствий для них – непозволительная роскошь. Реагирование в режиме ad hoc дает больше пространства для маневра.
ПРЕМИУМ
6 июля 2015 | 11:23

Миграционный кризис в повестке дня Евросоюза

Вмешательство ЕС и НАТО в события в странах Северной Африки, Ближнего Востока и на Украине в период с 2010 по 2015 год создало условия для появления пояса социальной нестабильности вдоль южного и восточного пограничья Европы.

Волна переселенцев, захлестнувшая рубежи Евросоюза, превратила гуманитарные кризисы из сугубо внешнеполитической проблемы в серьезный социально-экономический вызов для евроинтеграции.

Проблема нелегальной миграции резко обострилась в 2011 году, когда интервенция коалиции желающих стран НАТО в Ливии привела к разрушению экономики, государственного механизма и падению уровня благосостояния в одной из ведущих стран региона. Волна беспорядков охватила Судан, Мали и Сомали, ставшие поставщиками беженцев. Экономический кризис в Эритрее (с 2011 по 2013 год темп роста ВВП снизился с 8,7 до 1,3%) вывел страну на первые строчки в этом списке.

Гражданская война в Сирии раскрутила спираль гуманитарного бедствия: в короткое время в соседние страны Ближнего Востока отсюда бежали четыре миллиона жителей. Их нелегальная переправка превратилась в торговлю «европейской мечтой» в масштабе всего Средиземноморья под контролем криминальных сетей, зарабатывающих до 40 тыс. долларов на каждом рейсе. Основными узлами теневой логистики стали порты Триполи, Бенгази и Зуара в Ливии, а также столица Судана Хартум и Агадес в Нигере, куда стягиваются потоки беженцев из Центральной Африки и с Ближнего Востока.

Конфликт на Украине создал очаг тлеющей социальной напряженности. Поток нелегалов в ЕС пока пренебрежительно мал – беженцы устремляются в соседние регионы России и Белоруссии. Однако в условиях глубокого упадка экономики Украины нельзя исключить обострения проблемы.

В 2014 году 627 тыс. человек официально попросили убежища в странах ЕС (для сравнения, население Люксембурга – 550 тыс. человек). При этом число выявленных нелегалов увеличилось сразу на 164% до 284 тыс. человек. По прогнозу Агентства Евросоюза по безопасности внешних границ (Frontex), к концу 2015 года поток мигрантов вырастет еще на 150–160%. За последние полгода в Средиземном море погибли 1868 человек – при том, что еще 24 тысячи человек были спасены из воды.

Около миллиона потенциальных нелегалов в Северной Африке ожидают отправки в Европу. Их временные лагеря обрастают клубком криминальных отношений, включая принудительный труд и торговлю людьми. В 2014 году заметно активизировался маршрут из Сирии и Ирака на греческие острова через Турцию, вызывающий опасения как вероятный канал проникновения в Европу террористов, в том числе из ИГИЛ.

В Брюсселе изначально недооценили масштаб и долгосрочный характер проблемы. Ресурсов Frontex в Средиземном море недостаточно для борьбы с потоком нелегалов: сегодня в операции «Triton» в водах Италии задействованы всего 12 патрульных кораблей, шесть катеров береговой охраны, три самолета и два вертолета. С учетом того, что с побережья Ливии ежедневно отплывают десятки судов, в 2014 году только в Италию и Грецию проникли 220 тыс. незаконных мигрантов. Вернуть их на родину крайне затруднительно: в ЕС исполняются в среднем лишь 39% решений о выдворении.

Страны-источники не заинтересованы или не могут оказать содействие европейским властям.

ЕС не имеет единой миграционной политики. Вопросы предоставления убежища находятся в руках национальных правительств. Это политически удобно, однако механизм не рассчитан на балансирование столь масштабной миграционной нагрузки, в силу чего две трети поданных прошений приходятся на Германию, Швецию, Австрию, Мальту, а также не оправившуюся от кризиса Италию и находящуюся на грани дефолта Грецию.

Лишь в апреле 2015 года с их подачи начался поиск вектора комплексного реагирования на миграционный кризис с упором на содействие развитию и восстановление эффективного госуправления в Африке и на Ближнем Востоке. Проект «Миграционной повестки дня Евросоюза» предлагал распределить 40 тыс. прибывших в Италию и Грецию беженцев среди всех членов ЕС за счет принимающей стороны, установив при этом обязательную постоянную квоту. Еще 20 тыс. человек из неблагополучных регионов ожидалось переместить в Европу на средства Еврокомиссии (около 50 млн. евро). Система должна была действовать непрерывно и сочетать меры контроля внутри ЕС с устранением причин нелегальной миграции на местах – бедности, безработицы, военных конфликтов и т.д.

Документ встретил резкую критику Великобритании, Франции, Испании, Дании, стран Прибалтики, Центральной и Восточной Европы и большинства миноритариев, предложивших взамен ужесточить пограничный режим. Их главной претензией стала невозможность контроля за перемещением беженцев после их попадания в зону Шенгена, что повлекло бы путаницу при проверке соблюдения квоты. Премьер Венгрии Виктор Орбан назвал предложенный Италией и Германией план «безумием». В ответ председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер пригрозил, что «если Европа закроет все двери, мигранты будут проникать через окна».

Тематическое заседание Европейского совета 26 июня длилось без малого десять часов, в течение которых премьер-министр Италии Маттео Ренци, бундесканцлер Германии Ангела Меркель и небольшая группа сторонников безуспешно пытались переубедить оппозицию и председателя Европейского совета Дональда Туска, всячески пытавшегося понизить остроту проблемы.

Европейские лидеры все же согласились в течение двух лет принять 40 тыс. беженцев из Италии и Греции, однако исключительно на добровольной основе и, как недвусмысленно следовало из выступлений, в форме разовой акции. Итог соревнования в красноречии подвел Маттео Рензи:

«Если это Европа – можете оставить ее себе».

Страны ЕС, не попавшие под прямой удар миграционного кризиса, не видят смысла в унификации миграционной политики, которая подразумевает передачу значительных полномочий Брюсселю.

Пока еврозону лихорадит от финансовых проблем Греции, расходы на обеспечение внешней политики и ее последствий для них – непозволительная роскошь. Реагирование в режиме ad hoc дает больше пространства для маневра. Противники квотной системы играют на опасениях, что институционализация массового приема беженцев в отсутствие эффективных мер принуждения лишь повысит привлекательность бегства в Евросоюз за социальными пособиями.

Большинство европейских лидеров не готовы к увеличению социальных обязательств, особенно в отношении мигрантов – помимо прочего, в условиях общеевропейского национального подъема подобный шаг вряд ли сулит им дополнительные политические очки на следующих выборах. При этом ЕС полагается на «моральную политику» Берлина, показавшего в очередной раз, что даже в ущерб собственной экономике «Angela will fix it».

В более широком контексте Евросоюз, вероятно, впервые столкнулся со столь масштабными отголосками внешнеполитических авантюр в пределах своих границ, и на примере миграционного кризиса ищет общеприемлемый принцип распределения издержек.

Наличие такого опыта позволило бы в будущем ожидать от стран ЕС более осознанного подхода к проецированию внешнеполитического влияния за рубежом.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Региональные риски»

8 октября 2015 | 17:09

Транстихоокеанское партнерство и приоритеты КНР

Вашингтон намерен сделать Транстихоокеанское партнерство ключевым инструментом реализации своей стратегии «восстановления баланса» в Азии. С момента ее официального объявления в 2011 году Соединенным Штатам на практике реализовать в АТР совсем немного значимых инициатив – и доверие региональных партнеров и союзников Вашингтона пошатнулось.

21 марта 2014 | 09:00

Турция и энергоресурсы иракских курдов

Турция не обладает значительными энергоресурсами, и потому их импорт из-за рубежа жизненно важен. Правительство премьер-министра Эрдогана стремится к заключению контрактов с зарубежными поставщиками с целью превращения Турции в главную страну-транзитера между Европой и Азией.

9 августа 2016 | 19:18

Война 2008 года как продолжение распада СССР

Сетуя на российский «ревизионизм» в Крыму, стоило бы не забывать про «ревизионистские попытки» 2004-2008 годов с другой стороны и «разморозку» этнополитических конфликтов в Закавказье. Это не оправдывает российские действия последних двух лет, не делает их высшим достижением военно-политической и дипломатической теории и практики, но помогает понять тот контекст, в котором формировалась убежденность Кремля в том, что лучшими союзниками страны могут быть лишь армия и флот.

5 июня 2017 | 14:20

Дело Мухтыралы и провалы глобального управления

Оппозиционный азербайджанский активист Афган Мухтарлы был похищен в Тбилиси и вывезен в Азербайджан. В Баку его обвиняют в незаконном пересечении границы и попытке контрабанды.  Из грузинских официальных лиц похищение Мухтарлы осудил только президент Маргвелашвили. Дело Мухтарлы станет одним из признаков глобальных перемен, нарастающего кризиса прежней модели глобального управления.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова