Татьяна Тюкаева
В руках КСА важный экономический инструмент, способный ударить по экономике России - возможность резкого увеличения нефтедобычи для снижения мировой цены на энергоносители. Однако такой шаг ударит по самой Саудовской Аравии, бюджет которой посчитан исходя из стоимости нефти в 85 долл. за баррель.
ПРЕМИУМ
28 апреля 2014 | 14:39

Логика внешней политики Саудовской Аравии и интересы России

Состоявшийся в марте визит президента США Барака Обамы в Саудовскую Аравию подтвердил важность партнерских отношений Вашингтона с традиционным региональным союзником. Однако Эр-Рияд недоволен сдержанной позицией США по Сирии и наметившимся американо-иранским «потеплением». В последние 6 месяцев Саудовская Аравия безуспешно стремилась повлиять на своего заокеанского партнера. 

Но Королевству было предложено отойти от избранной им тактики противопоставления себя американской политике в регионе. Отставка начальника Управления общей разведки Принца Бандар бин Султан, идеолога этой политики, свидетельствует о том, что Саудовская Аравия пока не готова действовать вне общего фарватера ближневосточного курса США.

Саудовская Аравия остается для США важнейшим после Канады источником нефтяных поставок и главным арабским союзником-гарантом американского присутствия в регионе. В свою очередь безопасность КСА в значительной степени зависит от американцев. Зависимость эта проявляется не только в массовых поставках американских вооружений, которые составляют более 80% всего импорта военной техники Королевства. Фактически небоеспособные, хотя и оснащенные новейшим оборудованием саудовские вооруженные силы едва ли смогут обойтись без американских военных советников. Кроме того, США играют важную роль в подготовке кадрового военного состава ВС КСА. Предпринимаемые Эр-Риядом шаги в направлении диверсификации импорта вооружений через развитие сотрудничества с европейцами, китайцами, турками и пакистанцами не изменят сложившуюся ситуацию в среднесрочной перспективе.

Между тем, саудовские военные расходы за последнее десятилетие увеличились более чем вдвое. Массовые закупки вооружений по большей части продиктованы стремлением продемонстрировать военную мощь Королевства как неотъемлемого атрибута лидерства и гарантировать свою безопасность ввиду высокой боеспособности войск Ирана, главного оппонента КСА в регионе. Кроме того, заметная часть закупаемой техники реэкспортируется Королевством и поставляется, в частности, сирийской оппозиции.

Возвращение в фарватер ближневосточной политики США не мешает саудовцам предпринимать усилия по укреплению собственных позиций в качестве регионального лидера. В этой связи особое значение имеет достигнутое недавно перемирие с Катаром. Тем самым удалось избежать раскола внутри интеграционной группировки Залива, вызванного провалом саудовской инициативы по созданию военного союза и расхождений членов Совета Сотрудничества арабских государств Персидского залива в отношении Ирана. 

Важной основой саудовского регионального лидерства остается участие в урегулировании проблемы палестинского единства. Саудовская Аравия также традиционно позиционирует себя как главный противовес Ирану в суннитско-шиитском противостоянии во главе суннитского блока. С этой точки зрения принципиальное значение для Эр-Рияда имеет сирийский конфликт, а также противостояние в Ираке и Йемене, где особенно заметно иранской влияние. Значимой для Королевства является “победа” на египетском направлении. Во многом вынужденное для Каира сотрудничество с саудовцами в борьбе с общим врагом в лице «Братьев-мусульман» укрепляет позиции Королевства в этой ключевой для арабского региона стране.

Позиция России в отношении новых египетских властей схожа с саудовской, однако едва ли можно говорить о сотрудничестве между Москвой и Эр-Риядом даже на этом направлении. Несмотря на более взвешенный по сравнению с Катаром саудовский подход в отношениях с Москвой, Королевство выступает с недвусмысленно антироссийских позиций. Саудовская пресса резко критикует Россию за позицию по иранскому и сирийскому вопросам, а теперь и в связи с ситуацией на Украине. Королевство намерено всеми силами противодействовать возвращению России на Ближний Восток. Не служит сближению также и участие многочисленных саудовских фондов и организаций в распространении радикального исламизма в Центральной Азии, на Южном Кавказе и на территории России.

Очевидно также российско-саудовское соперничество на мировом нефтяном рынке. В руках КСА важный экономический инструмент, способный ударить по экономике России - возможность резкого увеличения нефтедобычи для снижения мировой цены на энергоносители. Однако такой шаг в первую очередь ударит по самой Саудовской Аравии, бюджет которой посчитан исходя из стоимости нефти в 85 долл. за баррель. В связи с планами Ирака, России и Ирана увеличить в перспективе собственную добычу нефти саудовское влияние в этом вопросе будет снижаться.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

11 ноября 2014 | 09:39

Региональные вызовы Туркменистана и его политика нейтралитета

Туркменистан начинает отходить от принципов нейтральной, фактической изоляционистской политики и начинает активнее вести поиск союзников. В этом контексте рассматривают визиты в Ашхабад в 2014 году президентов Узбекистана Ислама Каримова и Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. В ходе обоих визитов немаловажное место в повестке дня занимали вопросы безопасности и проблемы соседнего Афганистана, с которыми приходится сталкиваться региональным игрокам.

12 марта 2015 | 08:03

Не в службу, а в дружбу: Отношения Лондона и Вашингтона перестают быть особыми

Было бы наивно ожидать, что однажды передовицы газет займет новость об отказе Великобритании и США от особых отношений. Скорее всего, это будет медленный развод с постепенным сокращением уровня сотрудничества. Достаточно обратиться к истории распада Британской империи, чтобы понять: Лондон умеет делать это изящно, чтобы ни у одной из сторон не осталось горького осадка.

2 декабря 2015 | 20:00

Проблема признания отделившихся регионов Грузии: Опасное слово "федерализм"

В результате вместо делегирования суверенитета появляется феномен де-факто государственности, с которым в «материнских государствах» толком не знают, что делать. Пойти на «развод» нельзя в силу внутриполитических ограничителей, но и вернуть невозможно в силу отсутствие интеграционного потенциала. Ведь в случае с Грузией и Абхазией пришлось бы говорить не столько о «восстановлении юрисдикции» Тбилиси, сколько об ее «установлении». Но для такого установления нет ни внешних ресурсов, ни рычагов влияния внутри абхазского общества, то есть цели для «примирения и гражданского равноправия».

11 августа 2014 | 18:07

Россияне и украинцы в руководстве ЛНР и ДНР

Лидеры Донецкой и Луганской «народных республик» до недавнего времени не были известны не только широкой публике, но и экспертному сообществу. Большая их часть – местные жители. Их род занятий до начала «русской весны» не был никак связан с политикой и, тем более, военной стратегией.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова