Глава Пентагона Эш Картер на минувшей неделе совершил визит в Анкару и Париж с целью согласовать детали наступления на Мосул и Ракку с союзниками по антитеррористической коалиции, возглавляемой США. Результаты переговоров оказались довольно скромными и не разрешили противоречий между действиями турецкой и иракской армиями в Сирии. Американская делегация в ООН впервые воздержалась при голосовании по резолюции, осуждающей торговое эмбарго в отношении Кубы.
ПРЕМИУМ
28 октября 2016 | 14:13

Дайджест внешней политики США (21 – 27 октября)

1. Во время своего визита в Турцию и Ирак глава Пентагона выступил в роли дипломата и попытался загладить обострившиеся противоречия между своими союзниками.

2. Во вторник США заявили о необходимости скорейшего наступления на Ракку теми силами, которые имеются на данный момент. Пока Пентагон эти силы собирает, Белый дом пытается убедить Анкару воздержаться от односторонних действий.

3. В среду США сделали еще один шаг в сторону сближения с Кубой, воздержавшись от голосования по резолюции ООН, осуждающей торговое эмбарго. Вашингтонские законодатели, однако, увидели в этом очередной пример превышения полномочий исполнительной власти.

Визит министра обороны в Турцию и Ирак

В конце прошлой недели министр обороны Эш Картер на два дня превратился в дипломата. Проведя пятницу в Анкаре, в субботу он отправился с необъявленным заранее визитом в Багдад, чтобы, по официальной версии, лично проинспектировать текущую операцию по освобождению Мосула. Однако основная интрига двух дней заключалась в том, получится ли министра обороны уладить противоречия между своими союзниками.

Отношения между Анкарой, которая в декабре ввела свои войска на территорию северного Ирака, и Багдадом, требовавшим все это время войска убрать, накалились накануне начала наступления на Мосул. В ответ на призыв иракского премьер-министра Хайдера аль-Абади освободить базу в окрестностях города, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган ответил категорическим отказом:

«Турции запрещено бороться с угрозами, находящимися в непосредственной близости от ее границ? Мы никогда с этим не согласимся. Нам не надо для этого разрешения, и мы не собираемся за таким разрешением обращаться».

Оказавшийся между ними Вашингтон все это время занимал примирительную, но все же про-иракскую, позицию. Ссылаясь на понятие государственного суверенитета, Госдепартамент подчеркивал, что нахождение иностранных войск в Ираке должно быть согласовано с руководством страны, однако, останавливался в шаге от того, чтобы официально потребовать вывода турецких войск. При этом он выражал надежды, что стороны уладят вопрос с помощью переговоров, участвовать в которых в качестве посредника, тем не менее, отказывался.

Визит Картера продемонстрировал отход от этой позиции: США не только активно подключились к устранению турецко-иракских противоречий, но поддержали позицию Анкары.

«Я думаю, Ирак понимает, что Турция является членом коалиции по борьбе с ИГ и будет принимать участие в этой борьбе на территории Ирака, - говорил Картер журналистам после посещения Анкары. – Кроме этого, Турция, находясь по соседству с регионом Мосула, заинтересована в том, чтобы внести свой вклад в конечный результат. То же самое можно сказать и о многих других участниках – ситуация вокруг этого города очень сложная. Все это понимают: и мы, и иракское правительство, и турецкое правительство. Поэтому нам просто надо выработать практический механизм, в рамках которого все смогли бы внести свой вклад и сосредоточить основное внимание на борьбе с ИГ, но делать это с учетом интересов друг друга. Именно такую роль играет США в этой коалиции. Существует множество местных и региональных противоречий, связанных с борьбой с ИГ, и наша задача заключается в том, чтобы, помимо участия в военных действиях, найти способы практического взаимодействия участников. Я уверен, у нас все получится».

Уверенность Эша Картера продлилась ровно сутки. Его заявление о том, что «принципиальное согласие достигнуто, теперь осталось лишь уладить некоторые детали», было опровергнуто на следующий день иракским премьер-министром:

«Господин министр обороны, вчера мы слышали утверждения о том, что возможно какое-то соглашение между Ираком и Турцией относительно ее роли в освобождении Мосула. Пять дней назад официальная турецкая делегация прибыла в Багдад и представила свои идеи, но мы не посчитали, что они адекватно отвечают нашим требованиям по выводу турецких войск и уважения суверенитета Ирака. Мы хотели бы поддерживать хорошие отношения с Турцией, нашим соседом, но битва за Мосул – это иракская битва, которая планируется и осуществляется иракцами. Я знаю, что Турция хочет принять в ней участие. Мы говорим ей «спасибо». Если нам потребуется помощь, мы обратимся к Турции и другим странам региона, но пока все идет по плану».

Подготовка наступления на Ракку

После провала попытки примирить Турцию и Ирак в отношении Мосула, Эш Картер направился в Париж, где 25 октября состоялась встреча «узкого круга» анти-игиловской коалиции. Новостью дня стало объявление о скором начале операции по окружению Ракки, что, в свою очередь, невозможно без примирения другой пары американских «партнеров» - Турции и курдов.

26 октября генерал-лейтенант Стивен Таунсенд, командующий американскими войсками в Сирии и Ираке пояснил намерения Пентагона:

«С тех пор, как я прибыл сюда более двух месяцев назад, у нас был план одновременного наступления на Мосул и Ракку. Ну, или почти одновременного. Возможно, лучше будет сказать – пересекающегося».

При этом он подчеркнул возросшую в последнее время необходимость скорейшего начала этой операции: «Данные нашей разведки свидетельствуют о значительной угрозе теракта, подготовка которого ведется из Ракки. Поэтому нам необходимо изолировать данную территорию и получить контроль над ситуацией в сравнительно короткие сроки».

Подобный цейтнот усложняет задачу «сбора» коалиции для совершения операции. Если Эш Картер во вторник говорил, что «(это должны быть) способные и мотивированные местные силы, которые мы сначала выявим и впоследствии снабдим всем необходимым», то в среду Таунсенд заметил, что на «выявление» времени не остается:

«Поскольку нас поджимают сроки, я думаю, что мы будем сотрудничать с теми силами, которые будут готовы в самое ближайшее время. Мы готовы рассмотреть любого партнера, который будет готов принять участие в освобождении Ракки от ИГ».

По его словам, вероятнее всего, этим партнером станет альянс Демократические силы Сирии, включающий и курдские отряды народной самообороны. Против этого выступает Турция, проводящая «свою» операцию на севере Сирии, в рамках которой она неоднократно обстреливала курдов. Комментируя эту ситуацию, Таунсенд честно признал:

«Мы возьмем те силы, которые у нас есть, и пойдем на Ракку. Что произойдет после этого – будет определено в диалоге между нашим правительством, нашими партнерами в регионе и турецким правительством. И я понятия не имею, как это все будет выглядеть. Турция говорила, что хочет принять участие. Но с этим мы будем разбираться потом».

Такой американский подход (пообещать что угодно для выполнения тактических задач, а с последствиями разбираться позже) известный американский публицист Дэвид Игнатиус назвал «обольщением и забыванием» ("seduction and abandonment") и предупредил курдов, что «потом» Вашингтон о них не вспомнит.

Между тем, проблемы возникают уже сейчас. Так, в среду в телефонном разговоре с турецким президентом Барак Обама подчеркнул «необходимость координации между США и Турцией для оказания давления на ИГ в Сирии, чтобы сократить угрозу для США, Турции и всего мира». Турецкая версия содержания этого разговора несколько отличается от американской. В четверг Эрдоган заявил, что накануне «проинформировал» Барака Обаму о готовящемся наступлении турецкой армии на Ракку.

«Если Турция не остановится, она может подорвать все наши планы по поводу Ракки, - приводит слова своих источников в Пентагоне Игнатиус. – Пока непонятно как, но как-то надо взять под контроль действия Турции на обоих театрах».

«Размораживание» отношений с Кубой

В среду произошло историческое, хоть и оставшееся без внимания, событие: американская делегация в ООН впервые воздержалась при голосовании по резолюции, осуждающей торговое эмбарго в отношении Кубы. Это, по большей части символическое, голосование происходило ежегодно с 1991 года и всегда встречало отпор в лице США и их единственного союзника в этом вопросе – Израиля.

Если в ООН заявление постоянного представителя США в ООН Саманты Пауэр о смене позиции было встречено аплодисментами, то внутри США новость была воспринята не столь однозначно. Вопрос об эмбарго в отношении Кубы уже не первый год является предметом спора между Белым домом и контролируемым республиканцами Конгрессом. В то время как отменить его могут только законодатели, президент, пользуясь возможными инструментами, последние два года постепенно это эмбарго сокращал. Последними примерами является выдача разрешений авиакомпаниям на организацию прямых рейсов между Кубой и США (начались в августе) и принятая две недели назад директива президента об отмене ограничений на ввозимые из Кубы товары. «Нормализация отношений с Кубой полностью отвечает интересам американских граждан, - иронично заметил в среду пресс-секретарь Белого Дома. – Теперь они могут в полной мере насладиться кубинскими сигарами и кубинским ромом».

Однако ряд республиканцев обвинили президента в том, что за сигарами и ромом он попытался скрыть более серьезные аспекты сближения с Кубой. Так, директива предписывает «разведывательному сообществу заняться поиском возможностей для сотрудничества в областях, представляющих взаимовыгодный интерес». Председатель сенатского комитета по разведке республиканец Ричард Берр в ответ на это заявил, что пока он занимает эту должность, «разведывательное сообщество не будет делиться информацией с Кубой». А сенатор из Флориды Марко Рубио назвал директиву «лишенной всякого смысла»: «Администрация Обамы обвиняет Россию в попытке повлиять на американские выборы и при этом она идет на сближение с точно такими же разведывательными агентствами Кубы, главной задачей которых всегда была кража секретной информации у США».

Изменение позиции США в ООН вызвало негодование и по другому поводу: по мнению некоторых законодателей, администрация, таким образом, не только «вынесла сор из избы», но и поставила международное законодательство (осуждение эмбарго Кубы) выше внутреннего (предписывающего выполнение этого эмбарго). В результате этого в среду на пресс-секретаря Госдепартамента посыпались следующие вопросы: «Если администрация сама решает, защищать ли ей национальные законы на международных площадках, не означает ли это, что она считает себя выше других ветвей власти?» Пресс-секретарь в ответ заметил, что эти законы «более не отвечают внешнеполитической линии страны», однако, пока они действуют, администрация формально будет их выполнять.

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

30 ноября 2016 | 19:46

Заявления Эрдогана остаются элементом политического торга

29 ноября президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что решение о начале военной операции в Сирии было принято, чтобы положить конец руководству Башара Асада. Несмотря на нервную реакцию российских СМИ, риторика турецкого лидера является не более чем элементом торга за выгодные переговорные позиции. Москва и Анкара должны соотнести свои интересы в Сирии и на Ближнем Востоке, чтобы избежать повторения потенциально взрывоопасных ситуаций, имевших место в недавнем прошлом.

3 октября 2017 | 17:36

Транзитные перспективы Закавказья

Несколько факторов региональной и глобальной политической конъюнктуры могут в ближайшие годы поменять ход международной дискуссии о путях развития транспортной инфраструктуры в Закавказье. Снятие санкций с Ирана, инициатива «Экономического пояса шелкового пути», снижение цен на углеводороды и продолжающееся переустройство региональной транспортной системы создают условия для пересмотра транспортной политики региона.

20 апреля 2014 | 16:10

Цели визита Барака Обамы в Саудовскую Аравию

Однодневная остановка американского президента в Саудовской Аравии по завершению европейского турне подтвердила заинтересованность Вашингтона в сохранении доверительных отношений с Эр-Риядом. Однако раскол между двумя когда-то близкими союзниками продолжает углубляться.

18 ноября 2015 | 11:52

Дайджест внешней политики России за неделю (8-16 ноября)

На прошедшей неделе лидеры стран большой двадцатки и дипломаты готовились к саммиту G20,  на повестке которого много вопросов - от проблем экономики и миграции до борьбы с терроризмом и решением сирийского кризиса. Помимо этого получила развитие тема крушения российского самолета над Египтом, состоялись визиты кувейтского эмира - в Москву и российского министра иностранных дел - в Ереван. Также прошла очередная международная встреча в Вене по вопросу сирийского урегудирования.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова