Юлия Свешникова
Общий тренд событий 2014 года в Юго-Восточной Азии поставил вопрос о стабильности поступательного экономического развития некоторых стран региона и заявленной продемократической ориентации как внутри АСЕАН, согласно уставу 2008 года, так и в отдельных государствах.
ПРЕМИУМ
1 февраля 2015 | 13:43

АСЕАН: переворот в Таиланде и политика невмешательства

Общий тренд событий 2014 года в Юго-Восточной Азии поставил вопрос о стабильности поступательного экономического развития некоторых стран региона и заявленной продемократической ориентации как внутри АСЕАН, согласно уставу 2008 года, так и в отдельных государствах.

Центром внимания стал Таиланд, где шестимесячные столкновения красных рубашек (сторонников популистского правительства семьи Чинават) с желтыми (роялистов) завершились майским военным переворотом во главе с генералом Прают Чан-оча. Переворот не удивил ни тайцев, ни внешних наблюдателей за Таиландом, поскольку стал уже двенадцатой по счету успешной попыткой неконституционной смены власти за последние десятилетия. Политический кризис тоже не стал спонтанным – его предпосылки были определены переворотом 2006 года, когда от власти был отстранен Таксин, брат последнего конституционно избранного премьер-министра Йинглак Чинават.

Отличие последнего военного переворота заключается в том, что, очевидно, военные не торопятся передавать власть гражданскому правительству, в то время как ранее такая смена происходила довольно быстро.

Генерал Прают Чан-оча лично сформировал Национальный совет по реформам в составе 250 человек. Самого генерала Национальное законодательное собрание назначило премьер-министром в августе 2014 года. Старая конституция была отменена за исключением части, касающейся королевской власти, охрана преемственности которой является важным приоритетом генерала-роялиста. Впоследствии новый документ, представляющий собой временную конституцию на период проведения реформ, закрепил более сильную институциональную роль армии, нежели правительства. Помимо ужесточения цензуры прессы, арестов журналистов и просто критиков правительства, беспокойство вызывают признаки создания культа личности генерала. Так, обязательным для студентов стало заучивание наизусть основных направлений реформ, предложенных хунтой для выхода из кризиса.

Мы прогнозировали, что политический кризис сблизит Таиланд со странами АСЕАН. Несмотря на урезание военной помощи со стороны США  (для которых Таиланд является важным стратегическим партнером вне НАТО), отмену совместных учений Кобра Голд и в целом сдержанно неодобрительное отношение Запада, хунта встретила достаточно нейтральный прием со стороны партнеров по АСЕАН. Примечательно, что первым одобрение действиям хунты выразил главнокомандующий вооруженными силами Мьянмы генерал Мин Аунг Хлайнг, посетивший Бангкок после переворота. В 2014 году Мьянма занимала кресло председателя АСЕАН, но вместо призыва восстановить конституционный порядок, даже поздравила генерала Чан-оча, по сути, с реализованным переворотом.

Два государства, возглавляемых военной хунтой (формально – в случае Таиланда и неформально – в случае Мьянмы), таким образом, нашли точки соприкосновения.

Имеются опасения, что новый альянс квази-демократий в лице Мьянмы и Таиланда окажет влияние на стабильность в регионе.

Кроме того, после переворота стала более отчетливо проявляться тенденция сближения Таиланда с Китаем, который Бангкок видит в качестве противовеса США.

Не очень оптимистично выглядит и перспектива экономической интеграции АСЕАН, намеченной на 2015 год. Таиланд представляет вторую по величине экономику интеграционного блока, однако экономический рост в стране обещает снижение в текущем году. Можно ожидать, что внешние силы, в первую очередь Запад, воздержатся от создания имиджа государства-изгоя вокруг Таиланда, особенно, если хунта предложит разумные аргументы для объяснения, почему выборы были перенесены с октября 2015 – на 2016 год. Большое значение будет иметь процесс передачи власти, в случае если не станет 86-летнего короля Пхумипхона Адульядета.

Тем временем, председательство в АСЕАН перешло к Малайзии, которая занята решением собственных проблем. Потеря двух лайнеров стала не только шоком для национального перевозчика Malaysia Airlines, который и до этого испытывал трудности, но имиджевой потерей для нерешительного премьер-министра Наджиба Разака. Крушение лайнеров также подогрело дискуссию о национальном единстве, которая не угасает на фоне этно-религиозного раскола нации.

Продолжается политика исламизации, обусловленная политическими мотивами, в частности – попыткой удержать сторонников правящей коалиции от дрейфа в сторону оппозиции. Параллельно с этим, усиливается активность радикальных исламистских организаций, таких как ISMA и PERKASA, представляющих инструменты по сохранению лояльности малайско-мусульманского электората – правящей коалиции. Всемалайская исламская партия (PAS), являющаяся частью оппозиционной коалиции, вновь начала продвижение законопроекта о введении исламского уголовного права в штате Келантан. Это, в свою очередь, вызвало серьезный протест среди немусульманского немалайского населения, а также и среди малайских интеллектуалов и коллег партии в оппозиции.

Между тем, правительство Наджиба – к разочарованию либералов и осуждению международных организаций – заявило о сомнениях об отмене Акта о мятеже 1948 года, пережитке колониального прошлого, призванного защищать от критики колониальное правительство. Замена акта на разработанный пакет законопроектов о национальном единстве могла бы стать важной вехой премьерства Наджиба. Однако, это вряд ли произойдет, поскольку в постколониальный период акт продолжает служить инструментом борьбы против либеральных критиков малайско-мусульманского доминирования в политике и общественной жизни.

Внутриполитические события заметно ограничивают внешнеполитическую активность Малайзии. Предположительно, руководство будет стремиться использовать период председательства в АСЕАН для собственного имиджа, нежели пытаться действовать в интересах развития интеграционного блока.

Принцип невмешательства в дела соседей продолжает определять основу взаимодействия стран АСЕАН между собой.

Из повестки внутриблоковых отношений практически исключены вопросы защиты прав человека, обеспечения государственной безопасности (например, согласования позиций по вопросу китайских претензий на территории в Южно-Китайском море), обмена опытом в вопросах политики в отношении этнических и религиозных меньшинств и мигрантов. Вместе с тем, стимулировать сотрудничество между государствами АСЕАН – в особенности Малайзией, Сингапуром и Индонезией, а также Австралией – может общий вызов в лице необходимости противодействовать росту радикализма и поиска путей интеграции в обществе джихадистов, возвращающихся с Ближнего Востока.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

28 июня 2014 | 16:55

Контуры стратегии России в отношениях с Украиной

Украина - единственная из постсоветских стран, отношения с которой носят жизненный характер для интересов России. Общее индустриальное наследие удерживает на плаву ВВП Украины и делает Россию заинтересованной в стабильности западного соседа. Тесная взаимозависимость вынуждает Москву и Киев искать компромисса. 

23 июля 2014 | 18:56

Арабские разногласия в связи с конфликтом в Секторе Газа

Считается, что арабский и мусульманский мир безусловно занимает сторону жителей Газы, подвергшихся израильской агрессии. Но сложившаяся вокруг Газы ситуация сложнее. Военная цель Израиля и политический представитель Сектора Газа – движение Хамас – не пользуется безусловной поддержкой арабского сообщества.

21 мая 2015 | 09:00

Феномен Си: Чем нынешний глава КНР отличается от своих предшественников

Си Цзиньпин пришел к власти в непростой для КНР момент. Темп экономического развития страны замедляется, коррупционные скандалы подтачивают авторитет Компартии, а США объявили о начале реализации концепции «возвращения в Азию», что многие в Китае восприняли как намерение Вашингтона сдержать его рост. Ответить на все эти вызовы предстояло молодому по меркам китайской элиты и харизматичному лидеру.

25 декабря 2017 | 22:23

Дайджест внешней политики Германии 19-25 декабря

20 декабря в Афганистан неожиданно прибыла представительная немецкая делегация во главе с министром иностранных дел Зигмаром Габриэлем и министром обороны Урсулой фон дер Ляйен. Центральным вопросом визита стало возможное увеличение контингента бундесвера в Афганистане из-за нарастания нестабильности в стране. Эскалация украинского кризиса будет плохим фоном для намеченных на январь коалиционных переговоров с СДПГ. 

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
26 декабря 2014 | 09:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова