2 марта 2015 | 23:00 Прогноз

Оценка прогноза «Международные угрозы 2014» и прогноз 2015

Важнейшей темой европейской и международной повестки дня 2014 года стали события на Украине, которые во многом оказали влияние на развитие отношений внутри Евро-атлантического пространства, а также стали фактором очередной волны напряженности между Россией и Западом и предпочтениях Москвы в активизации некоторых внешнеполитических направлений. При этом украинский кризис в сущности не изменил логики международных процессов, а для многих стран, занятых решением актуальных проблем региональной повестки, - его отголоски едва доносились.

Год назад аналитическое агентство «Внешняя политика» представила прогностический доклад «Международные угрозы 2014». Многие из прогнозов сбылись. Задача данного текста – дать оценку реализации основных тезисов прогноза на 2014 год и очертить перспективы дальнейшего развития событий на 2015 год. В текущем месяце Агентство также представит новый, более подробный доклад «Международные угрозы 2015».

Евро-атлантика

Приоритеты НАТО

Прогноз 2014: Период экспансии НАТО, сопровождаемый активной политикой вмешательства за пределами евроатлантического региона, завершается. Основой стратегии блока в постафганский период станет безопасность в Европе.

Оценка: Главным итогом состоявшегося в сентябре саммита НАТО в Уэльсе – на фоне усиления степени и интенсивности конфликтности внешнего фона – стало окончательное закрепление курса на «возвращение Альянса в Европу». Выявилась проблема неспособности принятия коллективных действий членами Альянса. Так, в отношении Украины НАТО взяла на себя обязательство предоставить военную помощь, однако поставки вооружений были оставлены на усмотрение каждого члена Альянса в отдельности. Единственное, что НАТО оказалась готова сделать – это создать силы быстрого реагирования, а также увеличить военное присутствие в Восточной Европе. Подтвердилась устойчивость курса на сворачивание военно-политической активности Альянса за пределами Евро-Атлантики. Большое значение для укрепления этой тенденции имели события на Украине, консолидировавшие членов НАТО в вопросе необходимости совместного сдерживания «российской угрозы».

Прогноз 2015: Зафиксированная тенденция перехода от глобального целеполагания к сосредоточению в Евро-Атлантике подтверждает постепенный отказ Альянса от дальнейшего расширения, по крайней мере, в среднесрочной перспективе. Основная задача – укрепление существующей восточной границы, в частности – в Прибалтике, где присутствующие контингенты сил Альянса на привычной ротационной основе будут дополнены созданием новых сил быстрого реагирования. Для стран, сотрудничающих с НАТО (в первую очередь – Грузии и Украины), будут предлагаться варианты расширенного партнерства, своего рода квази-членство – в качестве альтернативы полноправному членству в блоке. Назначение Йенса Столтенберга, известного своими умеренными симпатиями в отношении Москвы, в качестве нового генерального секретаря блока расценивается как демонстрация Альянса намерения на продолжение диалога с Россией.

Перспективы Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП)

Прогноз 2014: В 2013 г. стартовали переговоры между ЕС и США о заключении торгово-экономического соглашения. Хотя США и ЕС придают приоритет развитию партнерства, перспективы успешного завершения переговоров в 2014 г. невысоки. До сих пор не удалось окончательно согласовать концептуальные подходы, сохраняются существенные расхождения по принципиальным вопросам, нет ясности с обеспечением совместимости технических стандартов.

Оценка: Предметные переговоры о создании ТТИП с проработкой основных деталей договора еще по-настоящему не начались. Для каждой из сторон партнерство грозит серьезными потерями, осознание которых вылилось в ряде европейских государств в мощные протестные движения, а в США – протестную кампанию профсоюзов. Параллельно с этим, со стороны политических лидеров наметилась тенденция на превращение экономического проекта – в проект геополитический, символизирующий единство Евро-Атлантики на фоне усилившейся напряженности в отношениях с Россией.

Прогноз 2015: Окончательные договоренности, если таковые будут достигнуты в течение года, лишь предварят долгий процесс ратификации подписанного договора. Между тем, выработка окончательного текста документа, который президент Обама смог бы преподнести в качестве своего достижения, крайне маловероятна в такой короткий срок. Можно ожидать дальнейшего развития риторики о ТТИП как символе евро-атлантического партнерства, которая на фоне украинских событий может придать переговорам новый импульс. Однако экономические доводы пересилят геополитические. В пользу вероятности заключения договора пока говорит лишь решимость политических лидеров сторон. Общественность, четко разделяющая политику и экономику, к ТТИП не готова.

Постсоветское пространство

Кризис на Украине

Прогноз 2014: Политический кризис на Украине станет центральным событием европейской политики и вовлечет в свое разрешение ведущие государства евро-атлантического пространства. Попытка силового подавления массовых протестов на востоке страны приведет к вмешательству России. При неудачном развитии, ситуация на Украине приведет к возобновлению военно-политического противостояния между Западом и Востоком. Следствием этого станет переориентация приоритетов политического и экономического развития России на сотрудничество с государствами Азии и Ближнего Востока.

Оценка: Украинские события 2014 года вышли за рамки внутреннего социально-политического кризиса отдельной страны и выявили проблемы более глубокого системного характера, в частности, в том, что касается «правил игры» в отношениях между Россией, с одной стороны, и Европой и США – с другой. Кризис на Украине высветил границы конфронтации России и Запада, активизировал контакты Москвы с государствами Азии и Ближнего Востока и стал проверкой на прочность российской – и украинской – социально-политической системы. Агрессивная политика киевских властей в отношении оппозиции на юго-востоке страны, привела к вовлечению России, хотя и не прямому. Позиция Москвы в отношении внутриукраинского урегулирования и ее действенное участие в процессе переговоров демонстрирует приверженность курсу ограниченного оборонительного вмешательства и отсутствию наступательных планов по внешней политике. Украинские события в очередной раз после 2008 года выявили восприятие Москвой своих национальных интересов и спектр мер, которые она готова предпринять для их защиты.

Прогноз 2015: В ближайший год напряженность между Россией и Западом обещает сохраниться, однако можно ожидать постепенного снижения ее интенсивности. Активизацию контактов с ближневосточными (Египет, Турция) и азиатскими (Китай, Индия) государствами нельзя расценивать как переориентацию российского внешнеполитического курса – скорее, как конъюнктурные изменения, на которые большое влияние оказывают внутренние процессы этих стран. Внутриукраинское урегулирование при значительном вовлечении внешних сил – как России, так и Запада – продолжит буксовать, между тем, существуют условия для реализации курса на политическое, а не силовое, разрешение конфликта.

Военно-политическая обстановка на Кавказе

Прогноз 2014: Ситуация на Большом Кавказе будет оставаться стабильной. Однако в отличие от предыдущих лет на динамику региона в намного большей степени будут оказывать влияние «фоновые факторы», в особенности ситуация на Украине. Конфликтная динамика в отношениях между Арменией и Азербайджаном останется тревожной. Не исключено увеличение количества инцидентов, как в зоне нагорно-карабахского конфликта, так и на международно признанной армяно-азербайджанской границе.

Оценка: Украинский фактор был использован грузинским руководством как предлог для торможения и без того медленно и ограниченно развивающейся нормализации в отношениях с Москвой: анти-российская риторика отчетливо звучала в речах целого ряда членов парламента и правительства. Грузинское руководство, воспользовавшись новым усилением напряженности между Россией и Западом, вновь активизировало свои усилия в направлении Евро-Атлантической интеграции, однако результаты саммита НАТО в Уэльсе не оправдали ожиданий Тбилиси. Ситуация на азербайджано-армянской границе летом-осенью заметно обострилась на фоне возросшего количества вооруженных столкновений, что, впрочем, не привело к новой эскалации конфликта. Вместе с тем, существующий формат международного посредничества в процессе урегулирования Нагорно-Карабахского конфликта продолжают подтверждать свою неэффективность.

Прогноз 2015: Конструктивная позиция грузинского премьер-министра в отношении России на фоне украинского кризиса позволяет сделать вывод о том, что по мере спада напряженности между Москвой и Западом постепенное развитие сотрудничества по отдельным направлениям будет продолжено. Курс НАТО на отказ в обозримой перспективе от расширения может подтолкнуть Тбилиси к большему прагматизму в отношениях с северным соседом, а спад остроты на украинском направлении позволит Москве больше внимания уделить интенсификации контактов с Грузией. Кардинальных изменений в азербайджано-армянских отношениях в ближайшей перспективе не предвидится, ситуация на границе останется напряженной. При этом и в Баку, и в Ереване осознают нежелательность новой горячей фазы войны в сложившихся условиях. Можно ожидать новых решений о трансформации переговорного процесса по Нагорно-Карабахскому конфликту при участии России и некоторых региональных государств.

Ближний Восток

Сирийский кризис

Прогноз: Влияние внешних участников продолжит играть ключевую роль в развитии конфликта и останется главной проблемой для режима Башара Асада. Перспективы дипломатического решения вопроса осложняются расколом оппозиции и отсутствием у оппозиционных сил и их международных спонсоров иных требований, кроме ухода Асада. По мере углубления раскола в рядах оппозиции центральному правительству удастся переломить негативную тенденцию в гражданской войне и закрепить статус-кво. Однако Дамаску не хватит ресурсов для достижения решительной победы в конфликте.

Оценка: Раскол в рядах оппозиции углубился: несмотря на предоставляемую поддержку со стороны Запада и ряда региональных игроков, оппозиционные группы не представляют реальной силы в противостоянии режиму Асада. Последний возвращает себе под контроль отдельные районы, между тем, оппозиция настойчиво требует ухода президента как предварительного условия для урегулирования. При этом Дамаск испытывает явную нехватку ресурсов для решительной победы, главным препятствием для этого является деятельность боевиков Исламского государства (ИГ). Роль внешних сил остается принципиальной: это касается и режима, получающего серьезную военную помощь от Ирана и Хезбаллы, и разрозненной оппозиции, отдельные части которой получают поддержку региональных спонсоров. Борьбе с  Исламским государством приняла международный масштаб при лидирующей роли США, которые в борьбе с боевиками сделали ставку на Дамаск и Тегеран.

Прогноз 2015: Разрешение конфликта все еще представляется туманным, все международные инициативы посредничества обречены на провал. Региональные игроки – в отличие от Запада – категорически настроены свергнуть Асада и блокируют любую тенденцию на перевес в его пользу. Сегодня главным фактором сирийского кризиса представляется именно деятельность ИГ, уничтожить которое полностью в ближайший год не удастся. С учетом явного военно-политического преимущества Дамаска в сравнении с оппозицией региональные силы будут заинтересованы в сохранении на сирийской территории по крайней мере небольшого очага исламистской террористической угрозы, которым будут изматывать режим для достижения своих целей.

Ситуация в Ираке

Прогноз 2014: Ирак останется крупнейшим после Сирии очагом суннитско-шиитского противостояния в регионе. В 2014 г. ситуация будет осложняться активизацией Исламского государства Ирака и Леванта (ИГИЛ). Властям Ирака не удастся обеспечить безопасность и покончить с угрозой терроризма в сложившихся условиях.

Оценка: Несмотря на отставку премьер-министра Нури аль-Малики, политический статус-кво остался неизменным, а противоречия между основными этно-конфессиональными группами разрешить не удается. Это стало основным фактором активизации ИГИЛ, провозгласившей впоследствии создание ИГ. Последнее сегодня не только серьезно осложняет внутриполитический кризис власти, но и подрывает безопасность во всем регионе, усугубляя внутренние конфликты в других горячих точках – в первую очередь, в Сирии, а также в Ливии, Египте и, потенциально – в Йемене. Угроза исламистского терроризма в краткосрочной перспективе будет оставаться одним из главных пунктов на повестке дня, как в Ираке, так и во всем регионе.

Прогноз 2015: ИГ сегодня, вместе с тем, является и стимулом для внутриполитической консолидации в Ираке. При благоприятном развитии событий можно ожидать достижения некоторого компромисса между ключевыми внутрииракскими силами на основе потребности борьбы с общим врагом. Впрочем, внутриполитическое равновесие, если оно будет достигнуто, обещает быть хрупким и недолгосрочным. Заметные успехи в борьбе с боевиками на иракской территории могут быть достигнуты в течение года, в лучшем случае, после чего основные политические группы вновь рискуют сползти к междоусобному противостоянию, усугубляя кризис власти и социальную ситуацию в стране.

Ирано-американская нормализация и переговоры по ядерной проблематике

Прогноз 2014: Внутри страны продолжится противостояние консерваторов с технократами и реформистами по вопросу о налаживании отношений с Западом. В целом политика Ирана будет более прагматичной, чем религиозно-ориентированной. На случай восстановления отношений между Ираном и США и изменения баланса сил в регионе Саудовская Аравия предпримет меры к укреплению своего влияния. Использование в этих целях фактора «суннитского единства» будет провоцировать региональные трения на почве суннитско-шиитского противостояния.

Оценка: По мере продолжения международных переговоров по иранской ядерной программе внутри Ирана усиливается дискуссия консервативного и реформистского лагеря касательно целесообразности нормализации с Западом. Между тем, прагматичный подход Хасана Роухани по вопросу взаимодействия, в особенности, с США способствовал решению ряда насущных для Тегерана задач: ослабления санкционного бремени и привлечение американских ресурсов для борьбы с ИГ. Опасения саудовского руководства в связи с американо-иранским потеплением – если и не входило в задачи Ирана, соответствует общей логике традиционного внешнеполитического курса Исламской Республики в отношении своего соперника – Саудовской Аравии. Этих опасений стало достаточно для Королевства, чтобы начать предпринимать экстренные попытки по укреплению собственного влияния, что реализуется на основе религиозного фактора. Усугубляемые, таким образом, трения суннитско-шиитского противостояния обостряют внутриполитический кризис в ряде ближневосточных стран – в первую очередь, Сирии, Ираке и Йемене.

Прогноз 2015: Нормализация между Ираном и Западом носит тактический характер – причем, для обеих сторон. Аналогично противостоянию консервативных и реформистских настроений политической элиты Ирана в отношении «заклятого врага», в Вашингтоне сторонники нормализации также подвергаются резкой критике со стороны консерваторов. Американо-иранское потепление продлится еще не более года и будет сходить на «нет» по мере возникающих в рамках международных ядерных переговоров проблем, процесс которых уже заметно буксует. Между тем, суннитско-шиитское противостояние, вновь стимулированное опасениями Эр-Рияда в отношении американо-иранских контактов, будет усугублять военно-политические кризисы в странах региона, обостряя проблему ИГ.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.