Геворг Мирзаян
Владимир Аватков
Артем Соколов
29 ноября президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что решение о начале военной операции в Сирии было принято, чтобы положить конец руководству Башара Асада. Несмотря на нервную реакцию российских СМИ, риторика турецкого лидера является не более чем элементом торга за выгодные переговорные позиции. Москва и Анкара должны соотнести свои интересы в Сирии и на Ближнем Востоке, чтобы избежать повторения потенциально взрывоопасных ситуаций, имевших место в недавнем прошлом.
ПРЕМИУМ
30 ноября 2016 | 19:46

Заявления Эрдогана остаются элементом политического торга

29 ноября, выступая в Стамбуле на симпозиуме по ближневосточной проблеме, президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что решение о начале военной операции на севере Сирии было принято, чтобы положить конец руководству Башара Асада. Это не первое заявление со стороны Анкары, направленное против сирийского лидера, однако впервые тезис о необходимости ухода Асада в том числе и вооруженным путем озвучен официально самим Эрдоганом.

Заявление турецкого лидера было встречено с тревогой в российских СМИ, которые поспешили поставить под сомнение итоги непростой нормализации отношений между Россией и Турцией. При этом официальный представитель МИД РФ Мария Захарова ограничилась довольно сдержанным комментарием, указывающем на неопределенность контекста высказывания Эрдогана и подчеркнула стремление российской дипломатии исходить «из имеющихся договоренностей и обязательств государств, а не из цитат, которые, возможно, были либо не так преподнесены, либо вырваны из контекста».

В самом деле, резонансные высказывания Эрдогана, в том виде, в котором о них стало известно общественности, на первый взгляд в очередной раз усложняют кризис в Сирии. Москва едва успела порадоваться намерению избранного американского президента Дональда Трампа снять с повестки дня вопрос об уходе Башара Асада, в то время как Анкара вновь поднимает и обостряет вопрос, казавшийся в целом решенным. Впрочем, эксперты склонны видеть в риторике турецкого лидера не ультиматум сирийскому правительству, а ловкий тактический прием, направленный на создание для себя благоприятных переговорных условий. По мнению аналитика агентства «Внешняя политика» Геворга Мирзаяна:

«Турция торгуется с иранскими, российскими и даже сирийскими продавцами, поэтому регулярно выступает с воинственными заявлениями для усиления своих переговорных позиций. Аналогично, кстати, поступает и официальный Дамаск, который угрожает разбомбить турецких интервентов».

Интересы Турции в сирийском конфликте прочно увязаны с курдской проблемой. Сейчас турецкая армия в рамках операции «Щит Евфрата» продолжает зачищать северные районы Сирии от курдских ополченцев. После разгрома ИГИЛ и дружественных ему террористических организаций Турции придется вывести свои войска из оккупированных районов, но сделать это Эрдоган намерен, запросив приемлемую для себя цену.

Москве необходимо отдавать себе отчет в том, что после неудачной попытки государственного переворота Турция продолжает стремиться проводить самостоятельную и независимую политику, укрепляя свое влияние в ближневосточном регионе. В отличие от отношений со странами ЕС, здесь России нужно не оглядываться на позицию Вашингтона, а обсуждать возникающие проблемы непосредственно с Анкарой, понимая её интересы. На это обстоятельство указывает аналитик агентства «Внешняя политика» Владимир Аватков:

«России нужно представлять не то, что за Турцией стоит НАТО, поэтому Анкара так действует. Необходимо исходить из того, что Турция приобретает все более самостоятельную роль и пытается продвигать свое влияние в регионе».

1 декабря в Алании состоится первое после завершения кризиса в двусторонних отношениях и пятое по счету заседание Совместной группы стратегического планирования, действующей в рамках возглавляемого президентами России и Турции Совета сотрудничества высшего уровня. У министра иностранных дел России Сергея Лаврова, который примет участие в мероприятии, будет возможность прояснить позицию Реджепа Эрдогана у своего турецкого коллеги. Москва и Анкара должны в очередной раз соотнести свои интересы в Сирии и на Ближнем Востоке, чтобы избежать повторения потенциально взрывоопасных ситуаций, имевших место в недавнем прошлом.

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

11 октября 2017 | 12:04

К вопросу о «мягкой силе» России

Среди стандартного набора упреков в адрес русской внешней политики особое место занимает критика неспособности России проводить политику «мягкой силы». Эта формула произносится без рефлексии, как нечто само собой разумеющееся. Её некритическое воспроизведение несет опасность повторения нескольких простых и из-за этого особенно досадных ошибок.

11 января 2016 | 01:00

Не только Украина: Какой будет внешняя политика России в 2016 году

Ушедший 2015-й Россия закончила в плюсе. Умело разыграв имеющиеся козыри — профессионализм дипломатов и наличие боеспособных вооруженных сил, — Москва добилась того, что об ее изоляции к концу года уже никто не заикался. Стало очевидно, что без участия России решить главные мировые проблемы вряд ли получится. В 2016-м ей предстоит, говоря языком финансистов, зафиксировать прибыль.

22 августа 2016 | 16:24

Что значат база ВКС в Иране, антирейтинг Трампа и волнения в Венесуэле

Три сюжета прошлой недели: появление ВКС России в Иране, очередной этап предвыборной гонки в США и политическая нестабильность в Венесуэле - как эти события повлияли на международные отношения? Разбираемся вместе с нашими экспертами.

24 апреля 2014 | 18:10

Украинский кризис и интересы Турции в Крыму

Отношения России и Турции после распада СССР успешно развивались в экономической сфере. Однако по вопросам безопасности между Москвой и Анкарой были часты разлады. Ситуация вокруг крымских татар может стать одним из них.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова