Геворг Мирзаян
Владимир Аватков
Артем Соколов
29 ноября президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что решение о начале военной операции в Сирии было принято, чтобы положить конец руководству Башара Асада. Несмотря на нервную реакцию российских СМИ, риторика турецкого лидера является не более чем элементом торга за выгодные переговорные позиции. Москва и Анкара должны соотнести свои интересы в Сирии и на Ближнем Востоке, чтобы избежать повторения потенциально взрывоопасных ситуаций, имевших место в недавнем прошлом.
ПРЕМИУМ
30 ноября 2016 | 19:46

Заявления Эрдогана остаются элементом политического торга

1 У вас остался просмотр
Увеличить количество просмотров

29 ноября, выступая в Стамбуле на симпозиуме по ближневосточной проблеме, президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что решение о начале военной операции на севере Сирии было принято, чтобы положить конец руководству Башара Асада. Это не первое заявление со стороны Анкары, направленное против сирийского лидера, однако впервые тезис о необходимости ухода Асада в том числе и вооруженным путем озвучен официально самим Эрдоганом.

Заявление турецкого лидера было встречено с тревогой в российских СМИ, которые поспешили поставить под сомнение итоги непростой нормализации отношений между Россией и Турцией. При этом официальный представитель МИД РФ Мария Захарова ограничилась довольно сдержанным комментарием, указывающем на неопределенность контекста высказывания Эрдогана и подчеркнула стремление российской дипломатии исходить «из имеющихся договоренностей и обязательств государств, а не из цитат, которые, возможно, были либо не так преподнесены, либо вырваны из контекста».

В самом деле, резонансные высказывания Эрдогана, в том виде, в котором о них стало известно общественности, на первый взгляд в очередной раз усложняют кризис в Сирии. Москва едва успела порадоваться намерению избранного американского президента Дональда Трампа снять с повестки дня вопрос об уходе Башара Асада, в то время как Анкара вновь поднимает и обостряет вопрос, казавшийся в целом решенным. Впрочем, эксперты склонны видеть в риторике турецкого лидера не ультиматум сирийскому правительству, а ловкий тактический прием, направленный на создание для себя благоприятных переговорных условий. По мнению аналитика агентства «Внешняя политика» Геворга Мирзаяна:

«Турция торгуется с иранскими, российскими и даже сирийскими продавцами, поэтому регулярно выступает с воинственными заявлениями для усиления своих переговорных позиций. Аналогично, кстати, поступает и официальный Дамаск, который угрожает разбомбить турецких интервентов».

Интересы Турции в сирийском конфликте прочно увязаны с курдской проблемой. Сейчас турецкая армия в рамках операции «Щит Евфрата» продолжает зачищать северные районы Сирии от курдских ополченцев. После разгрома ИГИЛ и дружественных ему террористических организаций Турции придется вывести свои войска из оккупированных районов, но сделать это Эрдоган намерен, запросив приемлемую для себя цену.

Москве необходимо отдавать себе отчет в том, что после неудачной попытки государственного переворота Турция продолжает стремиться проводить самостоятельную и независимую политику, укрепляя свое влияние в ближневосточном регионе. В отличие от отношений со странами ЕС, здесь России нужно не оглядываться на позицию Вашингтона, а обсуждать возникающие проблемы непосредственно с Анкарой, понимая её интересы. На это обстоятельство указывает аналитик агентства «Внешняя политика» Владимир Аватков:

«России нужно представлять не то, что за Турцией стоит НАТО, поэтому Анкара так действует. Необходимо исходить из того, что Турция приобретает все более самостоятельную роль и пытается продвигать свое влияние в регионе».

1 декабря в Алании состоится первое после завершения кризиса в двусторонних отношениях и пятое по счету заседание Совместной группы стратегического планирования, действующей в рамках возглавляемого президентами России и Турции Совета сотрудничества высшего уровня. У министра иностранных дел России Сергея Лаврова, который примет участие в мероприятии, будет возможность прояснить позицию Реджепа Эрдогана у своего турецкого коллеги. Москва и Анкара должны в очередной раз соотнести свои интересы в Сирии и на Ближнем Востоке, чтобы избежать повторения потенциально взрывоопасных ситуаций, имевших место в недавнем прошлом.

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

25 марта 2016 | 19:35

Дайджест внешней политики США за неделю (18-24 марта)

На прошедшей неделе одним из центральных событий внешней политики США стал визит Президента США на Кубу, который символизировал историческую нормализацию американо-кубинских отношений, однако не снял целый ряд  традиционных спорных вопросов между Вашингтоном и Гаваной. Теракты в Брюсселе вновь стимулировали дебаты касательно мер безопасности во избежание подобных событий в США, но прийти к консенсусу касательно политики в отношении американских мусульман по-прежнему не удается. Подписанное соглашение об усилении сотрудничества в сфере обороны между США и Филиппинами вызвало ожидаемо острую реакцию со стороны Китая.

12 августа 2014 | 18:15

Египетское посредничество в Ближневосточном урегулировании

Во внутрипалестинских делах происходит смещение баланса. Поражение региональных спонсоров «Братьев мусульман» - Катара и Турции - и сирийских оппозиционеров из Сирийской национальной коалиции нашло отражение и в палестино-израильском вопросе. Линия на поддержку Хамас дает его спонсорам все меньшую отдачу.

13 апреля 2017 | 18:06

О последствиях военного удара США по Сирии: видео

7 апреля США нанесли ракетный удар по базе сирийских правительственных ВВС. Акция стала ответом на химическую атаку в провинции Идлиб, ответственность за которую США возложили на Дамаск. Руководитель аналитического агентства "Внешняя политика" Андрей Сушенцов представил экспертный комментарий о причинах и последствиях американского удара по Сирии.

30 октября 2015 | 13:00

Узоры персидского ковра: как Ирану стать региональным лидером

Иран мог бы действовать в обход США - совместно с Россией, заинтересованной в эффективной стабилизации Ближнего Востока и, в общем-то, занимающейся этой стабилизацией в Сирии. Проблема в том, что у Ирана и России, несмотря на внешнее согласие и совпадение интересов разное понимание слова «стабилизация». Иран жаждет ликвидации своих противников и хочет сам контролировать регион от Афганистана до Леванта. Москве же нужен баланс сил между всеми игроками региона.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.