Геворг Мирзаян
Владимир Аватков
Артем Соколов
29 ноября президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что решение о начале военной операции в Сирии было принято, чтобы положить конец руководству Башара Асада. Несмотря на нервную реакцию российских СМИ, риторика турецкого лидера является не более чем элементом торга за выгодные переговорные позиции. Москва и Анкара должны соотнести свои интересы в Сирии и на Ближнем Востоке, чтобы избежать повторения потенциально взрывоопасных ситуаций, имевших место в недавнем прошлом.
ПРЕМИУМ
30 ноября 2016 | 19:46

Заявления Эрдогана остаются элементом политического торга

29 ноября, выступая в Стамбуле на симпозиуме по ближневосточной проблеме, президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что решение о начале военной операции на севере Сирии было принято, чтобы положить конец руководству Башара Асада. Это не первое заявление со стороны Анкары, направленное против сирийского лидера, однако впервые тезис о необходимости ухода Асада в том числе и вооруженным путем озвучен официально самим Эрдоганом.

Заявление турецкого лидера было встречено с тревогой в российских СМИ, которые поспешили поставить под сомнение итоги непростой нормализации отношений между Россией и Турцией. При этом официальный представитель МИД РФ Мария Захарова ограничилась довольно сдержанным комментарием, указывающем на неопределенность контекста высказывания Эрдогана и подчеркнула стремление российской дипломатии исходить «из имеющихся договоренностей и обязательств государств, а не из цитат, которые, возможно, были либо не так преподнесены, либо вырваны из контекста».

В самом деле, резонансные высказывания Эрдогана, в том виде, в котором о них стало известно общественности, на первый взгляд в очередной раз усложняют кризис в Сирии. Москва едва успела порадоваться намерению избранного американского президента Дональда Трампа снять с повестки дня вопрос об уходе Башара Асада, в то время как Анкара вновь поднимает и обостряет вопрос, казавшийся в целом решенным. Впрочем, эксперты склонны видеть в риторике турецкого лидера не ультиматум сирийскому правительству, а ловкий тактический прием, направленный на создание для себя благоприятных переговорных условий. По мнению аналитика агентства «Внешняя политика» Геворга Мирзаяна:

«Турция торгуется с иранскими, российскими и даже сирийскими продавцами, поэтому регулярно выступает с воинственными заявлениями для усиления своих переговорных позиций. Аналогично, кстати, поступает и официальный Дамаск, который угрожает разбомбить турецких интервентов».

Интересы Турции в сирийском конфликте прочно увязаны с курдской проблемой. Сейчас турецкая армия в рамках операции «Щит Евфрата» продолжает зачищать северные районы Сирии от курдских ополченцев. После разгрома ИГИЛ и дружественных ему террористических организаций Турции придется вывести свои войска из оккупированных районов, но сделать это Эрдоган намерен, запросив приемлемую для себя цену.

Москве необходимо отдавать себе отчет в том, что после неудачной попытки государственного переворота Турция продолжает стремиться проводить самостоятельную и независимую политику, укрепляя свое влияние в ближневосточном регионе. В отличие от отношений со странами ЕС, здесь России нужно не оглядываться на позицию Вашингтона, а обсуждать возникающие проблемы непосредственно с Анкарой, понимая её интересы. На это обстоятельство указывает аналитик агентства «Внешняя политика» Владимир Аватков:

«России нужно представлять не то, что за Турцией стоит НАТО, поэтому Анкара так действует. Необходимо исходить из того, что Турция приобретает все более самостоятельную роль и пытается продвигать свое влияние в регионе».

1 декабря в Алании состоится первое после завершения кризиса в двусторонних отношениях и пятое по счету заседание Совместной группы стратегического планирования, действующей в рамках возглавляемого президентами России и Турции Совета сотрудничества высшего уровня. У министра иностранных дел России Сергея Лаврова, который примет участие в мероприятии, будет возможность прояснить позицию Реджепа Эрдогана у своего турецкого коллеги. Москва и Анкара должны в очередной раз соотнести свои интересы в Сирии и на Ближнем Востоке, чтобы избежать повторения потенциально взрывоопасных ситуаций, имевших место в недавнем прошлом.

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Безопасность»

5 июля 2014 | 17:14

Военный переворот сблизит Таиланд со странами АСЕАН

Вооруженные силы страны являются один из наиболее влиятельных институтов и наделены правом политического управления страной в периоды нестабильности. Со времени установления конституционной монархии в Таиланде в 1932 г. военные пользовались или пытались воспользоваться этим правом 19 раз.

25 апреля 2015 | 12:00

«Мы живем в период стратегической неопределенности»

Мы живем в период стратегической неопределенности. Созданная после Второй мировой войны система, в которой США были и экономическим мотором, и международным арбитром, постепенно отходит в небытие.

29 августа 2015 | 22:00

Четырехсторонний пат Турции: июньские выборы поставили Турцию перед тупиком

Июньские выборы отчетливо продемонстрировали, что турецкая политическая действительность изменилась. Уже нельзя примитивно делить электорат на светских и исламистов, а ДПН соотносить исключительно с курдами. В связи с тем, что разграничительные линии между партиями становятся все более размытыми, возникает более сложная политическая реальность, когда электорат оказывается чрезвычайно мобильным.

22 сентября 2016 | 14:49

Презентация доклада о киберугрозах для ядерного оружия в Валдайском клубе

19 сентября на дискуссионной площадке клуба «Валдай» состоится презентация аналитической записки «Ядерное оружие в век информационных технологий: новые вызовы с точки зрения безопасности, стратегии и стабильности».

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова