Геворг Мирзаян
Соединенные Штаты используют углубление военной инфраструктуры НАТО в Европе для усиления контроля за европейскими государствами. Через институты НАТО Вашингтон получает серьезные рычаги влияния на весь процесс принятия стратегических внешнеполитических решений не только в странах-членах Альянса, но и в государствах, претендующих на это членство.
ПРЕМИУМ
16 мая 2016 | 21:00

Выгоды Москвы от агрессивной политики НАТО в Европе

В Румынии на боевое дежурство поставлены пусковые установки европейского сегмента американской ПРО. Кремль угрожает «военно-техническим» ответом. Не потому, что хочет конфликта с Западом - в рамках нынешней парадигмы развития НАТО у России нет особого выбора.

От кого защищаемся?

12 мая в присутствии генсека НАТО Йенса Столтенберга был официально введен в строй объект Европейского сегмента американской ПРО, расположенный в Румынии. 13 же мая состоится церемония закладки аналогичного объекта в Польше. По словам представителя американского посольства в Москве Уильяма Стивенса, «целью системы ПРО НАТО является полная защита Европы от растущей угрозы, связанной с баллистическими ракетами». При этом американские политики и чиновники (в том числе и господин Стивенс) отдельно оговаривали, что система ПРО не направлена против РФ.

Но тогда баллистической угрозы со стороны кого? Ирана, который заключил сделки на миллиарды долларов с европейскими компаниями и не имеет даже малейшего желания, не говоря уже о возможности, нанести ракетный удар по Парижу?

Саудовской Аравии? Израиля? Украины, руководство которой теряет контроль над страной? Или все же России?

На самом деле она направлена именно против России, но не с чисто военной точки зрения. Даже новейшие американские противоракеты не в состоянии гарантированно перехватывать современные российские ракетные комплексы, и в обозримом будущем (особенно с учетом технического развития ракетной отрасли в РФ) не будут иметь такой возможности.

Сама система ПРО, как и в общем укрепление обороноспособности НАТО на восточных рубежах, используется Соединенными Штатами для политического давления на Москву, которая в последнее время проводит слишком активную политику в Восточной Европе.

По словам директора отдела по контролю за вооружениями и вопросам нераспространения Брукингского института Стивена Пфайфера, причинами упора НАТО на вопросы территориальной обороны в Европе стали  «укрепление вооруженных сил РФ, незаконная аннексия Крыма и поддержка Москвой вооруженных сепаратистов на востоке Украины». И сейчас американцам, фактически слившим Украину России (в отличие от Грузии в 2008 году, Киев даже памперсы оперативно не получил), важно доказать обеспокоенной Восточной Европе надежность собственных гарантий.

Элементом гарантий является не только ПРО, но и общее усиление американского военного присутствия в Польше и Прибалтике, которое будет оформляться в ходе июльского саммита НАТО в Варшаве. Укрепление восточного фланга НАТО, безусловно, не защитит ту же Прибалтику от возможного российского вторжения. По расчетам американской Rand Corporation, для этого нужно минимум 7 бригад, которых у НАТО нет. С этой точки зрения размещаемые в прибалтийских государствах дополнительные контингенты Альянса выполняют ту же роль, что и американский контингент в Южной Корее - гибель этих солдат в случае начала полноценной войны с Россией станет своего рода железобетонной гарантией вмешательства США и других стран Альянса в этот конфликт.

Кроме того, Соединенные Штаты используют углубление военной инфраструктуры НАТО в Европе для усиления контроля за европейскими государствами. Через институты НАТО Вашингтон получает серьезные рычаги влияния на весь процесс принятия стратегических внешнеполитических решений не только в странах-членах Альянса, но и в государствах, претендующих на это членство.

А мы предлагали...

В рамках такой конфликтной парадигмы развития Альянса Россия принципиально не может найти общего языка с НАТО. Любые шаги по развитию возможностей блока будут встречать не только критику, но и контрмеры со стороны РФ. Так, Москва не только угрожает размещением дополнительных войск и вооружений в Калининградской области, но и даже не исключает своего выхода из Договора об ограничении стратегических наступательных вооружений.  А это уже подрыв основ стратегической стабильности, со всеми вытекающими для безопасности двух государств и всех, кто попадет под горячую руку. Естественно, потенциальным попадающим  (прежде всего, европейским странам), такая ситуация тоже не очень нравится, а значит в Европе будет постепенно нарастать недовольство курсом США на конфронтацию с РФ. Особенно если Владимир Путин будет демонстрировать смирение (например на украинском направлении) и воздержится от каких-то провокационных действий, лишь симметрично отвечая на американские провокации «военно-техническими мерами».

С этой точки зрения агрессивная политика Альянса в чем-то даже выгодна Кремлю. По словам Стивена Пфайфера, Россия и так намеревалась усиливать военное присутствие на западных рубежах. И теперь Кремль якобы просто использует конфликт с США для оправдания этого усиления.

Безусловно, теоретически возможна и другая парадигма, в рамках которой возможна не конфронтация, а сотрудничество между Москвой и Альянсом. Для этого НАТО должно решать не надуманные и политические, а актуальные и оборонные задачи по защите территории Европы от возможных угроз. И с этой точки зрения Россия оказала бы помощь Брюсселю, и даже поддержала бы проект противоракетной обороны.

«Мы предлагали различные варианты урегулирования ситуации вокруг ПРО и были готовы к тесному сотрудничеству, в том числе вплоть до создания в Европе совместно с НАТО такой противоракетной архитектуры, которая была бы построена по принципу секторов. Она могла бы действительно защитить регион от возможных ракетных угроз извне Евроатлантики», - говорит Мария Захарова.

Однако для этого Запад должен признать Москву не источником проблем, а равноправным партнером и неотъемлемым элементом европейской системы безопасности. Пока что такого признания нет и, учитывая весь спектр проблем в российско-западных отношениях, в ближайшее время оно не предвидится. А значит отношения России и НАТО будут развиваться в рамках конфликтной парадигмы.

 

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт"

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

25 апреля 2015 | 12:00

«Мы живем в период стратегической неопределенности»

Мы живем в период стратегической неопределенности. Созданная после Второй мировой войны система, в которой США были и экономическим мотором, и международным арбитром, постепенно отходит в небытие.

2 октября 2017 | 21:10

Дайджест внешней политики Германии 26 сентября – 2 октября

После окончания предвыборной гонки немецкое экспертное сообщество принялось обсуждать: как АдГ удалось стать третьей по популярности партией? Прошедшие в парламент партии придумывают новые способы усложнить жизнь депутатам АдГ, параллельно договариваясь о конфигурации нового правительства. На фоне «разбора полетов» известие об избрании Герхарда Шрёдера председателем совета директоров «Роснефти» было истолковано едва ли не как предательство национальных интересов.

26 марта 2014 | 11:22

Энергетика Балтийских государств и влияние России

Энергетический рынок Прибалтийских стран - Латвии, Литвы и Эстонии - явно политизирован. В регионе дефицит энергоресурсов и генерирующих мощностей, но сотрудничество с Россией, несмотря на выгоду, воспринимается как зависимость. Стремление устранить “российскую угрозу” ставит вопрос о цене, которую страны Прибалтики готовы заплатить.

11 июля 2014 | 17:31

Оценивая вклад США в дестабилизацию Ближнего Востока

Происходящее в регионе в последние четыре года – результат естественного развития ближневосточных государств. Однако политика США как главного внешнего участника процессов на Ближнем Востоке в последние 15 лет способствовала дестабилизации региона. 

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
9 декабря 2014 | 08:00
11 сентября 2014 | 21:25
17 декабря 2014 | 20:00
5 декабря 2014 | 17:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова