Геворг Мирзаян
Турция начала военную операцию на севере Сирии. Ее армия нанесла целую серию авиа- и наземных ударов по объектам ИГ, а заодно и по позициям Курдской Рабочей Партии. Удары по позициям запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство» стали в каком-то роде ответом на теракт в турецком городе Суруч, унесший жизни 32 человек. По словам премьер-министра Ахмета Давудоглу, операция будет продолжаться до тех пор, пока Турция не станет ощущать себя в безопасности.
ПРЕМИУМ
27 июля 2015 | 11:40

Военная операция Турции против Исламского государства на границе с Сирией

Удары по позициям запрещенной в России террористической группировки Исламское государство стали в каком-то роде ответом на теракт в турецком городе Суруч, унесший жизни 32 человек. По словам премьер-министра Ахмета Давудоглу, операция будет продолжаться до тех пор, пока Турция не станет ощущать себя в безопасности.

«Если понадобится, турецкие действия продолжатся до уничтожения командных центров террористов, их складов оружия и мест, где они планируют атаки против Турции», - заявил глава турецкого кабмина.

Между тем другие члены кабинета дают понять, что авиаудары будут наноситься не только для защиты Турции от дальнейших терактов (ИГ уже заявило о том, что за взрывом в Суруче последуют и другие). По словам министра иностранных дел Мехмета Чавушоглу, после зачистки севера Сирии от радикалов там «естественным образом» появятся зоны безопасности.

«Мы всегда выступали за создание этих зон, как и за введение бесполетного пространства над Северной Сирией. В этих зонах можно будет разместить беженцев, покинувших свои дома», - отметил министр.

Долгое время против этой идеи выступали американцы, не желающие тем самым слишком глубоко втягиваться в сирийские дела. Однако, судя по всему, сейчас Вашингтон дал добро. В обмен на это турки предоставили американцам возможность бомбить ИГ с турецкой территории. Кабинет министров «дал согласие на размещение пилотируемых и беспилотных летательных аппаратов ВВС США и других членов коалиции, участвующих в воздушных операциях против боевиков ИГ… Естественно, части турецких ВВС также будут выполнять поставленные в этих операциях задачи», - говорится в заявлении турецкого МИД.

Некоторые политики не исключают, что у решения Реджепа Эрдогана начать операцию были и внутриполитические мотивы.

«Правительство хочет специально поджечь страну, создать милитаристскую националистическую атмосферу, дать понять, что идет полномасштабная борьба с терроризмом для того, чтобы провести досрочные выборы и сформировать однопартийное правительство», - говорится в заявлении прокурдской Народно-Демократической Партии.

Последние парламентские выборы в стране прошли не так, как ожидало руководство Партии Справедливости и Развития.

Да, она стала первой по числу полученных голосов избирателей, однако этих голосов не хватает для получения большинства мандатов. В итоге сложилась патовая ситуация: ни одна из трех оставшихся партий, прошедших в парламент (националисты, курды и кемалисты), не хочет создавать коалицию с ПСР, но и друг друга они ненавидят никак не меньше Эрдогана. И если президент намерен провести досрочные выборы, то всплеск патриотизма будет как нельзя кстати.

Впрочем, начало военной операции в Сирии вызвало у турецкого населения отнюдь не только патриотические настроения. Некоторые жители страны выступают против операции и даже выходят на акции протеста. Поскольку с властями эти акции не согласованы, полиция разгоняет демонстрантов с помощью пластиковых пуль и слезоточивого газа.

Аргументы противников операции достаточно весомы. Ряд аналитиков уже заявили о том, что эта операция осложнит взаимоотношения между Анкарой и турецкими курдами. Под угрозу поставлена вся политика национального примирения с этим народом.

«После нанесения воздушных ударов турецкими оккупационными силами режим перемирия больше не действует», - говорится в заявлении на сайте Курдской Рабочей Партии.

 Так что нельзя исключать, что за новыми возможными терактами на юго-востоке Турции будут стоять не только боевики ИГ, но и курдские радикалы. Именно поэтому некоторые страны Запада просят Анкару не смешивать ИГ и курдов.

«Турция имеет право на защиту от ИГ, однако важно продолжать идти по пути примирения с РПК», - заявила министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен.

Еще одной серьезной проблемой станет возможная реакция Ирана. В Тегеране отнюдь не уверены, что Анкара ограничится лишь бомбардировками ИГ и враждебных курдов, - всем известна позиция Турции относительно Башара Асада.

Реджеп Эрдоган хотел бы избавить Сирию и от оккупировавшего ее ИГ и от нынешнего ее президента, а затем привести к власти в Дамаске (а если повезет, то затем и в Ливане) протурецки настроенных суннитских лидеров.

Такой вариант для Ирана абсолютно неприемлем, и Башара Асада он будет защищать любой ценой. В этом плане действия Турции выглядят несколько неразумно - по сути, Анкара оказывается «не на той стороне» в региональной политике, действует против тренда. Очевидно, что американцы не поддержат Анкару в конфликте с Ираном на сирийской территории (хоть и заинтересованы в этом конфликте - сейчас, после начала выхода Ирана из-под санкций Вашингтону нужно найти новые инструменты сдерживания Исламской Республики). В итоге, если Анкара все-таки не удержится от попыток взять Дамаск, то вместо доступа на иранский рынок и участия в иранских проектах экспорта углеводородов в Европу она получит еще одного врага в регионе.

Впервые опубликовано на сайте журнала "Эксперт

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Региональные риски»

21 марта 2014 | 09:00

Турция и энергоресурсы иракских курдов

Турция не обладает значительными энергоресурсами, и потому их импорт из-за рубежа жизненно важен. Правительство премьер-министра Эрдогана стремится к заключению контрактов с зарубежными поставщиками с целью превращения Турции в главную страну-транзитера между Европой и Азией.

19 января 2016 | 11:08

Устроит ли Анкара войну в Нагорном Карабахе?

Атака ВВС Турции на бомбардировщик ВКС России породила много неопределенности в стратегических вопросах региональной безопасности. Вероятно, ключевой из них для России - может ли Анкара создать Москве сложности в чувствительных вопросах, не имеющих прямого отношения к Сирии.

28 марта 2016 | 23:00

Внешнеполитический прагматизм Москвы в отношениях с Западом

Очень важно в разговоре с Западом подчеркивать, что российская политика не идеологически направлена, это не возврат империи, это не советский строй какой-то, который Россия якобы несет, а прагматические интересы, интересы российского бизнеса, интересы ближнего зарубежья, которые связаны с проблемами, выходящими, собственно, за приграничные проблемы России.

28 июня 2016 | 15:04

Возвращение к неудобному статус-кво в Нагорном Карабахе

Российские чиновники призывали всех не ожидать каких-то прорывов. По их словам, Москва просто хочет «застраховаться» от возобновления боевых действий и повторения апрельской ситуации. Москва оказалась под прессингом с обеих сторон: азербайджанцы обвиняли Россию в потакании статус-кво, а армяне критиковали за то, что РФ публично не отреагировала должным образом на азербайджанскую провокацию. И Кремль был заинтересован в том, чтобы этих провокаций больше не было.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова