Татьяна Тюкаева
В апреле состоялось пять знаковых для Эр-Рияда событий: пятидневный визит короля Сальмана бин Абдельазиза в Египет, затем его визит в Турцию – для встречи с президентом Реджепом Эрдоганом и участия в саммите ОИС, а также визит Барака Обамы в Королевство для проведения переговоров с саудовским монархом и участия в саммите ССАГПЗ-США. Их все объединяет саудовское устремление переосмыслить и по-новому закрепить роль Королевства в регионе и исламском мире в эру «после ядерной сделки».
ПРЕМИУМ
10 мая 2016 | 17:11

Внешняя политика Саудовской Аравии в эпоху "после иранской ядерной сделки"

В кризисный период для Саудовской Аравии правящая группа королевской семьи инициировала новые подходы к стратегическому социально-политическому и экономическому развитию страны. 25 апреля Совет министров Саудовской Аравии одобрил инновационный амбициозный план развития Королевства «Видение 2030». В то же время для региона начался новый этап современной истории – «после подписания ядерной сделки с Ираном»: так его называют арабские СМИ и эксперты. Это событие стало точкой отсчета для региональных внешнеполитических элит, с которым они связывают необходимость поиска новых путей, новых решений и нового баланса сил на Ближнем Востоке. Эр-Рияд, для которого положение Ирана на ближневосточной арене с 1979 года играет определяющую роль в формировании собственной внешнеполитической линии, пытается быть флагманом процесса поиска нового равновесия. Однако попытки найти новые решения, которые выражаются преимущественно в широких жестах, символических речах и масштабных проектах, все больше напоминают попытки «оживить труп». Проблемы по инерции консервируются, а «новые» проекты зачастую мало отличаются от старых.

В апреле состоялось пять знаковых для Эр-Рияда событий: пятидневный визит короля Сальмана бин Абдельазиза в Египет, затем его визит в Турцию – для встречи с президентом Реджепом Эрдоганом и участия в саммите ОИС, а также визит Барака Обамы в Королевство для проведения переговоров с саудовским монархом и участия в саммите ССАГПЗ-США. Их все объединяет саудовское устремление переосмыслить и по-новому закрепить роль Королевства в регионе и исламском мире в эру «после ядерной сделки». При ближайшем рассмотрении, новой является только среда, в которой вынужден действовать Эр-Рияд, но не его действия.

Повестка дня встречи Обамы с королем Сальманом, а затем и в ходе саммита США-ССАГПЗ, была посвящена развитию отношений между сторонами в сфере безопасности и энергетики. Так, было заявлено о намерении запуска экономического диалога на высоком уровне для обсуждения вопросов адаптации к пониженным ценам на нефть, наращивания экономических связей и поддержки экономических реформ государств Залива по созданию новых рабочих мест и трудоустройства молодежи. Также Обама заявил, что лидеры государств региона пообещали «увеличить свой вклад в борьбу с ИГИЛ». Красной нитью в заявлениях американского президента – как и на саммите в Кэмп-Дэвиде год назад - проходила мысль о том, что, несмотря на потепление отношений между Вашингтоном и Тегераном, США осуждают любую дестабилизирующую деятельность Ирана в регионе и готовы реагировать для обеспечения безопасности своих партнеров в Заливе. Стороны договорились о совместном патрулировании морских путей для перехвата иранских попыток поставки оружия в страны региона и о сотрудничестве в сфере ПРО и кибербезопасности (о чем, впрочем, разговор шел и год назад – и конкретных договоренностей до сих пор достичь не удалось). Было объявлено о плане проведения совместных военных учений США-ССАГПЗ в 2017 году.

Гораздо более сенсационным и богатым на символические жесты стал пятидневный визит короля Сальмана в Египет в начале апреля, где монарх встретился с египетским президентом Абдель Фаттахом Ас-Сиси и был награжден высшей наградой Египта – орденом Нила. По словам бывшего посла Египта в Вашингтоне Абдель Рауфа Аль-Риди, две страны являются «двумя крупнейшими региональными державами на Ближнем Востоке», а союз между ними лежит в основе стабильности всего региона. Было заявлено, что для Каира и Эр-Рияда главным приоритетом является «арабская национальная безопасность», что является «принципиальным моментом перед лицом иранской угрозы». Большое внимание на встрече между двумя лидерами уделялось развитию стратегического сотрудничества в традиционно важной для Саудовской Аравии военной сфере, что должно выразиться, в частности, в проведении регулярных совместных военных учениях. Была достигнута договоренность о создании Совета по реализации Каирской декларации, предполагающей создание объединенных арабских вооруженных сил и совместное реагирование арабских государств на вызовы безопасности в регионе.

В Рамках визита прошла встреча саудовско-египетского координационного совета, который сконцентрировался на вопросе наращивания двусторонней торговли. Египту было обещано 4 млрд долл. инвестиций на развитие инфраструктуры, сельского хозяйства и энергетики – в добавок к уже полученным 400 млн долл. и 6 млрд долл., о которых была достигнута договоренность в феврале. Ожидаются также саудовские инвестиции в размере 1,5 млрд долл. на развитие Суэцкого канала. Кроме того, была достигнута договоренность о создании совместного инвестиционного фонда с капиталом 16 млрд долл. Сенсационной стала договоренность между Сиси и Сальманом о строительстве моста через Красное море, соединяющего территории двух стран, - проект, разговоры о котором идут уже не первый десяток лет. Не менее сенсационным было решение Каира передать во владение Саудовской Аравии острова Санафир и Тиран. Такой «подарок» сопоставим по щедрости саудовским инвестиционным обещаниям, особенно с учетом тяжелого состояния египетской экономики, которая держится на плаву последние годы исключительно стараниями партнеров из Залива. Однако попытки египетского руководства преподнести это решение как отдельный от финансовых сделок вопрос провалились: в стране начались антиправительственные забастовки – и продолжаются до сих пор.

В ходе своего визита в Анкару, где бы встречен в аэропорту лично Эрдоганом (что является беспрецедентным и не предполагается турецким дипломатическим протоколом), король Сальман также был награжден высшей наградой Турции – Орденом республики и был назван «гарантом стабильности и безопасности в регионе». На повестке дня встречи двух лидеров стояли вопросы развития стратегического сотрудничества, а также сирийский кризис, по которому, по мнению многих региональных экспертов, Эр-Рияд и Анкара разделяют общие интересы. В ходе саммита ОИС, помимо традиционных призывов «к единению исламской уммы» и решению палестинской проблемы, приоритетом была названа борьба с терроризмом. В этой связи по инициативе саудовской стороны была осуждена деятельность ливанской Хезбаллы, которая – также по инициативе Эр-Рияда – была признана террористической организацией в начале марта, сначала на уровне ССАГПЗ, затем – ЛАГ. В заключительном коммюнике саммита Иран был обвинен во вмешательстве во внутренние дела государств региона и поддержке терроризма. Президент Хассан Роухани, присутствовавший на встрече, в свою очередь, осудил Саудовскую Аравию за казнь шиитского богослова Нимра Ан-Нимра в январе. Эрдоган, тем временем, пытался сгладить противоречия, заявив, в частности: «Моя религия не суннизм и не шиизм, моя религия – ислам».

Итогом этих пяти значимых событий служит вывод о том, что в новую «эру после подписания ядерной сделки в Ираном», Саудовская Аравия вынуждена пересмотреть свои подходы к внешней политике. В Эр-Рияде на политическом и экспертом уровне все громче звучит недовольство действиями администрации Обамы на Ближнем Востоке – в связи с сирийским кризисом и, в первую очередь, с потеплением в отношении Тегерана.

Что примечательно, Вашингтон подвергается критике за сокращение вовлеченности в региональные проблемы. Это – в сочетании с новым видением короля Сальмана и его клана и подстегивающей разорительной войной в Йемене – заставляет Эр-Рияд активизировать свою деятельность в регионе по сколачиванию союза «единомышленников»-суннитов для противостояния главной угрозе безопасности Королевства – Ирану.

В этом свете логично выглядит ставка на традиционного и значимого в региональном измерении союзника в лице Египта, который видится в Заливе «одним из столпов стратегической безопасности с 1936 года». Не менее логичным выглядит потепление отношений с Турцией. Последняя имеет то, чего нет у Саудовской Аравии – сильные и боеспособные вооруженные силы. Наконец, активно высказываемое недовольство Вашингтоном уже не в первый раз ложится в основу лидерских амбиций Эр-Рияда. Впрочем, едва ли это недовольство принципиально изменит формат американо-саудовских отношений. Эр-Рияду нужны оружие и гарантии безопасности, которые никто больше ему дать не может. Со своей стороны, Вашингтон заинтересован в вопросе цен на нефть, а также в борьбе с терроризмом в лице ИГИЛ и Аль-Каиды.

Однако, представляется, что широкие жесты и символические заявления, сколь бы логично они ни звучали, – лишь попытка отвлечь внимание от ряда нерешаемых и принципиальных проблем. Во-первых, сколь бы выгодным ни было сотрудничество с Саудовской Аравией, Египет остается сдержанным касательно всех воинственных инициатив Эр-Рияда – будь то в Сирии или Йемене, - и в целом не поддерживает антииранские инициативы саудитов. Во-вторых, саудовские настойчивые попытки выступить посредником в налаживании отношений между Каиром и Анкарой не могут иметь успеха, так как в основе противоречий – неприятие турецкой стороной нынешнего египетского режима и категорическое отношение Каира к «братьям-мусульманам» - совместное признание которых террористами в 2013 году стало одним из важнейших (для Каира) пунктов египетско-саудовского сотрудничества в сфере безопасности. В-третьих, саудовские и турецкие интересы в Сирии сходятся лишь на пункте о необходимости свержения Башара Асада. И несмотря на тактическое сотрудничество между группами боевиков в Сирии, поддерживаемых Анкарой и Эр-Риядом, Турция и Саудовская Аравия решают принципиально разные задачи. Это выражается, в том числе, в наметившейся конкуренции между Высшим советом по переговорам (орган, созданный по результатам конференции сирийской оппозиции в Эр-Рияде в декабре для участия в женевских переговорах) и официальным органом сирийской оппозиции – Национальной Коалицией.

В-четвертых, никакого единства арабских народов и тем более мусульманской уммы – тем более единства под руководством Эр-Рияда никогда не существовало. Об этом красноречиво свидетельствует провал прошлогодней инициативы в рамках ЛАГ о создании единых арабских вооруженных сил, застывшей на уровне инициативы, с амбициозной целью – борьбы с терроризмом во всех арабских странах. Однако проблема в том, что отсутствует понимание того, кого считать террористами – «Джабхат Ан-Нусру», «братьев-мусульман», Хезбаллу?

Абсурдным и нереализуемым также выглядит саудовский проект мусульманской антитеррористической коалиции, амбициозно названной «суннитским НАТО». Не менее красноречивый пример – отсутствие на саммите в Анкаре не только египетского президента, но и монарха Иордании, у которой наметились противоречия с Турцией в отношении сирийского кризиса.

И наконец, несмотря на все старания Саудовской Аравии сплотить под своим началом «суннитский фронт» арабских и мусульманских государств большинство из них не намерены отказываться от масштабных экономических возможностей сотрудничества с Ираном после снятия санкций.

Как и Турция не намерена отказываться от своих лидерских амбиций, ни на Ближнем Востоке, ни в мусульманском мире, что недвусмысленно звучало в заявлениях Эрдогана в ходе саммита ОИС. Ни у арабских, ни у, тем более, всех исламских государств нет ни общепризнанного лидера, ни общей цели, ни даже общего врага. Каждый сам за себя – своими силами или во временном союзе с другими – реализует собственные экономические, политические и военные интересы.

Ближний Восток – регион постоянной нестабильности, поддерживаемой устремлениями к «миру, процветанию и справедливости» каждого из основных игроков. Акт напористого наступления турецко-катарского фланга под эгидой «братьев-мусульман» окончен в 2013 году, теперь настала очередь Саудовской Аравии, избравшей на этот раз себе главной опорой традиционного союзника в лице Египта. Тем временем Иран стабильно поддерживает свои позиции в Сирии, Ираке, Ливане, Йемене и в Заливе, не обращаясь в наступление, но при этом ограничивая лидерские амбиции Саудовской Аравии и Турции. Столпами, на которых держится региональный порядок, являются суннитско-шиитский конфликт и отчетливое присутствие США, а также миф об арабском и мусульманском единстве, столпом которого с 1948 года является существование Израиля.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

18 мая 2018 | 18:18

Дайджест внешней политики США (11-17 мая)

Перенос американского посольства в Иерусалим превратился с приходом новой внешнеполитической команды Трампа из долгосрочного и символического проекта в стратегический шаг в рамках палестино-израильского урегулирования. Перспектива изменения расстановки политических сил в Мексике и США заставила стороны вернуться за стол переговоров. Визит президента Узбекистана в Белый дом 16 мая продолжил курс администрации Трампа на восстановление двусторонних отношений.

30 августа 2014 | 14:04

Москва взяла курс на изматывание Украины?

Расчет строится на понимании о том, что естественная логика экономических процессов на Украине при разрыве связей с Россией приведет к массовой бедности населения. А это в свою очередь даст социальный взрыв, который сметет «правительство Майдана».

27 ноября 2014 | 08:50

Инфраструктура НАТО в Грузии как проблема безопасности Южного Кавказа

Несмотря на то, что никто в серьез не рассматривает перспективу вступления республики в Альянс, возможность создания западных баз и военных объектов на суверенной территории – вполне реальна. А это существенно накаляет ситуацию в регионе и провоцирует рост военных расходов, равно обременительный для всех стран в период международных экономических сложностей.

14 марта 2014 | 17:31

Роль ОДКБ в Афганистане после вывода войск НАТО

Предстоящий вывод войск Международных Сил Содействия Безопасности в Афганистане под командованием НАТО ставит перед региональными организациями задачи по поддержанию стабильности на границах Афганистана.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова