Ольга Ребро
Промежуточные выборы 4 ноября, вполне ожидаемо принесли победу республиканцам, которые с января 2015 года будут иметь большинство в обеих палатах Конгресса. "Ястребы", активно критиковавшие президента за нерешительность во внешней политике с экранов телевизоров и на страницах газет, теперь получат в свое ведение сенатские комитеты, выполняющие контроль за действиями исполнительной власти.
ПРЕМИУМ
14 ноября 2014 | 15:36

Внешнеполитические последствия победы Республиканцев на выборах в Конгресс США

Промежуточные выборы 4 ноября, вполне ожидаемо принесли победу республиканцам, которые с января 2015 года будут иметь большинство в обеих палатах Конгресса. Такая уверенная победа «слонов», тем не менее, может иметь неоднозначные последствия. С одной стороны, республиканцы усилили свое влияние на политические процессы в стране. С другой – надвигаются президентские выборы 2016 года, когда на избирательные участки придут обычно пассивные на промежуточных выборах сторонники демократов. Республиканцам необходимо продемонстрировать способность к конструктивным ходам, тогда как в предвыборной кампании этого года они концентрировались на критике президента. Это означает необходимость договариваться с политическими оппонентами.

Неоднозначность ситуации прокомментировал профессор Гарвардского университета, политолог Дэвид Герген:

«Победившая партия обычно не говорит: "Хорошо, теперь мы готовы идти на компромиссы". Проигравший должен изъявить готовность изменить свой курс».

Профессор Американского университета в Вашинготоне Аллан Лихтман, полагает, что Барак Обама не будет легко сдавать свои позиции. По его мнению, в оставшиеся два года он будет заниматься тремя вещами: наложением вето на законопроекты республиканского Конгресса, изданием президентских указов и внешней политикой:

«Единственное, что сейчас беспокоит Барака Обаму, это его политическое наследие и следующие президентские выборы, в которых он не может участвовать. Для достижения положительных результатов по обоим пунктам ему необходимо действовать решительно».

Традиционно выработка внешнеполитического курса входит в компетенцию исполнительной власти. Конгресс же может принимать законы, ограничивающие ее действия (президент может наложить на них вето), голосовать по вопросу о ратификации международных договоров, ограничивать выделение средств на отдельные инициативы посредством формирования бюджета, вести контроль за действиями министерств и администрации, а также утверждать послов. И тем не менее, есть множество уловок, с помощью которых конгрессмены могут упростить или, наоборот, усложнить проведение внешней политики.

Республиканец Митч Макконнелл, наиболее вероятный кандидат на пост лидера большинства в Сенате, уже заявил о готовности работать с президентом, пообещав, что не допустит остановки работы правительства и дефолта по государственным долгам. От Макконнелла будет зависеть повестка дня заседаний Сената. В данной роли, он может поспособствовать ускорению процесса подписания торговых соглашений о Транстихоокеанском и Трансатлантическом торговых партнерствах, находящихся в числе приоритетных задач Обамы. В этом Макконнелл отличается от своего предшественника, демократа Гарри Рида, который не выставлял эти вопросы на обсуждение, опасаясь, что развитие заокеанской торговли приведет к сокращению заработных плат в США и потере рабочих мест.

К другим вопросам, по которым будет найдено двухпартийное взаимопонимание, относятся выделение дополнительных средств на борьбу с распространением Эболы, а также авторизация Конгрессом использования армии в операции против ИГИЛ.

На этом, пожалуй, хорошие новости для Обамы заканчиваются.

«Ястребы», активно критиковавшие президента за нерешительность во внешней политике с экранов телевизоров и на страницах газет, теперь получат в свое ведение сенатские комитеты, выполняющие контроль за действиями исполнительной власти.

Главой Комитета по международным делам, скорее всего, станет Боб Коркер (Теннеси), Комитета по вооруженным силам – Джон Маккейн (Аризона), а Комитета по разведке - Ричард Берр (Северная Каролина).

Общую повестку дня республиканцев в этих комитетов определил Джон Маккейн:

«Берр, Коркер и я будем согласовывать свои позиции по всем вопросам. Например, поставки вооружений украинскому правительству, пересмотр нашей стратегии на Ближнем Востоке, оценка наших ресурсов для сдерживания Путина, продолжающееся усиление позиций Китая в регионе Южно-Китайского моря».

В качестве первоочередной задачи на своем посту Маккейн назвал отмену секвестирования оборонного бюджета. При этом он отметил, что продолжит работу по сдерживанию роста расходов Пентагона, в частности посредством пересмотра ряда программ по закупке вооружений и технологий. Ярый сторонник наземной операции в Сирии и Ираке, он будет настаивать на перераспределении военных ресурсов в пользу региона Ближнего Востока, а также на предоставлении военной помощи Украине.

В Комитете по внешней политике изменения вряд ли будут заметны. Взгляды Кокера, и ранее входившего в состав Комитета, во многом совпадали со взглядами уходящего председателя демократа Боба Менендеса. Оба сенатора поддержали законопроекты о вооружении умеренной сирийской оппозиции, о наложении санкций на режим Асада и о введении новых санкций против Ирана. Отдельно он затронул вопрос о борьбе с нелегальной иммиграцией, назвав ее проблемой национальной безопасности, а также он выразил недовольство незначительными объемами американской помощи развитию.

Ричард Берр, который сменит на посту председателя представительницу демократической партии Диану Файнштайн, обвинившую ЦРУ в шпионаже за Сенатом, известен своей безоговорочной поддержкой разведывательных служб. Еще в марте он отметил:

«Я лично убежден, что все происходящее на заседаниях Комитета по делам разведки никогда не должно обсуждаться публично. Была бы моя воля, за исключением голосования по номинациям, в комитете не было бы ни одного открытого заседания».

Также он выступает против опубликования давно готовившегося комитетом отчета о безрезультативности применения пыток, и напротив, считает, что эти меры являются необходимыми:

«Информация, которая в итоге привела нас к укрытию Осамы бен Ладена была получена непосредственно в результате допросов с применением пыток; отсюда следует, что без использования пыток то, что произошло вчера (убийство бен Ладена) было бы невозможно».

В предстоящий месяц основным вопросом во внешнеполитической повестке дня станет заключение соглашения с Ираном. Ряд республиканцев, выступающих за ужесточение давления на Тегеран, выступили с законопроектом, обязывающим администрацию предоставить проект окончательного соглашения на одобрение Конгресса, а также исключающий любое продолжение переговоров после 24 ноября, когда в силу должны вступить новые более жестокие санкции. От принятия законопроекта в этом году администрацию спас лишь лидер демократического большинства Гарри Рейд, не вынесший данный вопрос на голосование. Проблема заключается в том, что любое соглашение по иранской ядерной программе, если в нем не будет содержаться полной капитуляции Тегерана, покажется республиканскому большинству неудовлетворительным и будет обречено на провал. Тем не менее, в данной ситуации Белый Дом может действовать в обход Сената, заключив с Тегераном не договор (treaty), а исполнительное соглашение (executive agreement), по которому санкции будут не отменены (для чего требуется голосование в Конгрессе), а временно приостановлены.

Несмотря на довольно жесткую риторику некоторых республиканцев отношения с Россией в ближайшее время вряд ли подвергнутся пересмотру - при условии, что не произойдет непредвиденных чрезвычайных ситуаций.

В настоящее время существует два условно антироссийских законопроекта, проспонсированных республиканцами и имеющих шанс быть принятыми: Акт о предотвращении российской агрессии (внесенный в мае 2014 года) и Акт о защите свободы Украины (в сентябре 2014 года). Несмотря на то, что данные законопроекты находятся на ранней стадии обсуждения, опасность заключается в том, что в случае их принятия санкции против России будут оформлены на законодательном уровне, что усложнит их отмену в будущем. Кроме этого, отдельно обсуждается вопрос о предоставлении украинскому правительству военной помощи. При этом вне зависимости от партийной принадлежности все американские политики исключают отправку войск в регион.

Тем не менее, низкий приоритет украинского кризиса во внешней политике администрации не исключает возможности, что Белый Дом пойдет на уступки республиканскому Конгрессу в обмен на получение свободы действий по другим более важным для него вопросам.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

2 декабря 2015 | 20:00

Проблема признания отделившихся регионов Грузии: Опасное слово "федерализм"

В результате вместо делегирования суверенитета появляется феномен де-факто государственности, с которым в «материнских государствах» толком не знают, что делать. Пойти на «развод» нельзя в силу внутриполитических ограничителей, но и вернуть невозможно в силу отсутствие интеграционного потенциала. Ведь в случае с Грузией и Абхазией пришлось бы говорить не столько о «восстановлении юрисдикции» Тбилиси, сколько об ее «установлении». Но для такого установления нет ни внешних ресурсов, ни рычагов влияния внутри абхазского общества, то есть цели для «примирения и гражданского равноправия».

24 июня 2014 | 22:47

Внешняя политика правительства Нарендры Моди в Индии и отношения с Россией

В России традиционно принято говорить о неизменном характере российско-индийских отношений вне зависимости от того, кто находится у власти в «крупнейшей демократии мира». Однако Москве выгоден приход к власти именно правительства «Индийской народной партии».

1 ноября 2014 | 16:31

Технологическое сотрудничество России со странами Запада в условиях санкций

Выходом из санкционной логики может стать дробление общей государственной линии России на модернизацию нестратегических отраслей на относительно небольшие проекты, которые нельзя оперативно классифицировать как отдельную и системную программу по обходу санкций.

28 августа 2015 | 15:00

За визу ответят: реакция России на выдачу Матвиенко неполноценного въездного документа

Выдав ей визу, Барак Обама послал бы Москве «позитивный сигнал», однако цена такого сигнала для Демократов была бы крайне велика. Белый дом лишился бы остатков достоинства в глазах республиканцев, Конгресса и американского общества, считающих, что позитивных сигналов в адрес России исходит слишком много.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
23 января 2015 | 18:00
20 января 2015 | 15:00
28 декабря 2014 | 00:33
26 декабря 2014 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
17 декабря 2014 | 20:00
12 декабря 2014 | 14:00
17 ноября 2014 | 09:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова