Сергей Маркедонов
Геворг Мирзаян
Владимир Аватков
Артем Соколов
Визит президента России Владимира Путина в Турцию завершился подписанием важных соглашений в рамках развития экономического сотрудничества двух стран, в частности касающихся реализации проекта "Турецкий поток". Продолжился поиск компромиссных решений по сирийскому конфликту. Постепенная нормализация отношений Москвы и Анкары может иметь серьезные последствия для ближневосточного региона.
ПРЕМИУМ
13 октября 2016 | 23:54

Визит Владимира Путина в Турцию продолжил нормализацию российско-турецких отношений

10 октября состоялся рабочий визит президента России Владимира Путина в Турцию. Программа мероприятий российского президента предусматривала переговоры с турецким коллегой Реджепом Эрдоганом и выступление на Всемирном экономическом конгрессе в Стамбуле. Ход визита и его результаты указывают на взаимное желание Москвы и Анкары укрепить подпорченные некогда отношения, в первую очередь в экономике, и построить оптимальную систему безопасности на Ближнем востоке. При этом говорить о полном разрешении отдельных разногласий в российско-турецких отношениях пока преждевременно.

Главные итоги визита Путина в Турцию предсказуемо находятся в экономической сфере. Россия согласилась пустить на свой рынок турецкие цитрусовые и косточковые товары, оборот которых достиг к 2015 г. 500 млн. долларов, тем самым приоткрыв для Анкары санкционную завесу. Состоялось подписание межправительственного соглашения о строительстве двух ниток "Турецкого потока" с пропускной способностью по 15,75 миллиарда кубов каждая. Строительство трубопровода должно завершиться к 2019 г.

Конечно, заключенные договоренности затрагивают также и политическую плоскость. Проект "Турецкий поток" – это не просто постройка еще одного трубопровода вдобавок к Северному потоку, но и инструмент давления на европейских партнеров. Рассуждая о политическом значении Турецкого потока, аналитик агентства «Внешняя политика» Геворг Мирзаян пришел к следующему выводу:

"Решение о "Турецком потоке" все же имеет под собой ряд политических оснований. Транзитные риски могут быть сведены к минимуму через ряд прописанных в договоре пунктов (например, в отличие от украинской ГТС, принадлежащей Киеву, турецкая труба будет частично российской). А при минимальных транзитных рисках (по крайней мере, для России, — понятно, что ЕС турки будут шантажировать при помощи любой трубы, идущей через их территорию) "Турецкий поток" может быть экономически целесообразен. Наконец, создавая "Турецкий поток", Москва снижает зависимость своих поставок в Европу от "Северного потока-2" и тем самым приобретает дополнительные аргументы для переговоров с Германией (от усилий которой во многом и зависит строительство СП-2). И получается, что она использует российско-турецкое тактическое сотрудничество по его прямому назначению — для получения собственной выгоды".

Переговоры двух лидеров также выходили далеко за рамки сугубо экономической повестки. В центре внимания были вопросы региональной безопасности, сирийский конфликт, взаимодействие России и Турции в самых разных областях. Резюмируя состоявшиеся переговоры, аналитик агентства «Внешняя политика» Владимир Аватков отметил:

"Судя по всему, компромиссы между Россией и Турцией не ограничиваются «Турецким потоком». Речь и о взаимодействии министерств обороны и спецслужб, о сотрудничестве в космической области, что было отмечено отдельно на пресс-конференции двух лидеров. Прорывов сразу ждать не стоит, но сам диалог по сложнейшим вопросам явно идет полным ходом. Так что в турецких СМИ говорят о возвращении к идее совместных разработок системы ПРО с Россией, о возможностях Москвы в примирении Анкары и Дамаска".

Несмотря на показательно доброжелательную атмосферу визита Владимира Путина в Турцию, достигнутые договоренности не отменяют ряд проблемных точек в отношениях двух стран. В первую очередь, это касается проблемы Крыма, Кавказа и войны в Сирии. Турецкое руководство не склонно признавать крымский референдум и, более того, продолжает оставаться главным источником поддержки "Меджлиса крымско-татарского народа", деятельность которого признана на территории РФ незаконной. На Кавказе Турция продолжает поддерживать Азербайджан в карабахском вопросе, не имея возможности придать своей политики в этом направлении определенную гибкость. Наконец, отмечается рост внимания Анкары к Грузии, где неизбежно столкновение российских и турецких экономических интересов.

Обращаясь к сирийскому вопросу, стоит отметить, что, несмотря на достигнутые компромиссы, пространство для противоречий еще остается. По словам Геворга Мирзаяна:

"Что же касается Сирии, то здесь, безусловно, Россия и Турция достигли определенного прогресса. Анкара начала процесс нормализации отношений с правительством Башара Асада и "подзакрыла глаза" на операцию по освобождению Алеппо от протурецких боевиков. В ответ Москва, Тегеран и Дамаск развязали туркам руки в вопросе ликвидации амбиций сирийских курдов — все равно последние являлись американскими клиентами. Однако это не решило фундаментальной проблемы — судьбы той части протурецкой оппозиции, которая не хочет договариваться по-хорошему с Асадом. После освобождения Алеппо союзники возьмутся за Идлиб и будут закрывать сирийско-турецкую границу, и вот тут уже туркам придется определяться. Либо бросать на произвол судьбы радикальную часть боевиков, либо предпринимать какие-то шаги в их защиту".

Не стоит забывать и об американском факторе. Несмотря на текущий непростой характер американо-турецких отношений, Анкара остается союзником Вашингтона по НАТО и не может действовать абсолютно независимо от американского партнера. Как подчеркнул аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов:

«Да, у Эрдогана масса претензий к США (особенно их легко демонстрировать перед уходящей администрацией). Но вопрос о выходе из НАТО (где у Турции вторая армия после американской) пока что не является политически актуальным, как и прекращение военно-технической кооперации Вашингтона и Анкары (а она весьма внушительна). Реализация «Турецкого потока» вряд ли приведет к выходу Турции из других проектов, хотя бы Баку-Тбилиси-Джейхан и всего того, что в Штатах называют «альтернативной энергетикой для Европы».

Подводя итог визиту Владимира Путина в Турцию, можно заключить, что прошедшие переговоры, безусловно, пошли на пользу российско-турецким отношениям. Реализация проекта "Турецкий поток" станет важным шагом в укреплении экономических связей двух стран. Почти наверняка в ходе состоявшихся за закрытыми дверями разговоров были достигнуты важные договоренности по Сирии. Однако критически важно не забывать о том, что Турция не отказывается от своих традиционных внешнеполитических приоритетов, и они могут расходиться с интересами России.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

17 декабря 2014 | 11:32

Новый виток сближения России и Турции будет продолжительным

Визит не принес сенсаций, но он продемонстрировал уверенное стремление Турции развивать отношения с Россией, вопреки западным санкциям и политическим разногласиям по Сирии и Крыму. Россия заинтересована в Турции как стабильном покупателе энергоресурсов и поставщике сельскохозяйственной продукции. В свою очередь, Турция стремится к возведению собственных АЭС и превращению в энергетический «хаб» для Европы.

12 марта 2015 | 08:03

Не в службу, а в дружбу: Отношения Лондона и Вашингтона перестают быть особыми

Было бы наивно ожидать, что однажды передовицы газет займет новость об отказе Великобритании и США от особых отношений. Скорее всего, это будет медленный развод с постепенным сокращением уровня сотрудничества. Достаточно обратиться к истории распада Британской империи, чтобы понять: Лондон умеет делать это изящно, чтобы ни у одной из сторон не осталось горького осадка.

12 мая 2015 | 21:41

По минскому полю: Как будет развиваться ситуация вокруг Украины

Никакой стратегии в классическом ее понимании у России на Украине просто нет. В регионе слишком много переменных, отнюдь не детерминированных и зачастую подчиненных логике еще более турбулентных внутриукраинских процессов. Любое следование стратегическому долгосрочному плану с конструированием реальности ведет к его постоянному переосмыслению в свете новых обстоятельств и, соответственно, серьезным задержкам в процессе принятия решений.

23 декабря 2016 | 18:35

Дайджест внешней политики США (16-22 декабря)

Назначение Дэвида Фридмана новым послом в Израиль свидетельствует о готовности США отказаться от своих традиционных взглядов на решение палестино-израильской проблемы. Тема «русских хакеров» продолжает оставаться предметом горячих дискуссий в американских политических кругах. Реакция Дональда Трампа на инцидент в Южно-китайском море ставит вопросы о его способности действовать в кризисных ситуациях.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова