Сергей Маркедонов
Геворг Мирзаян
Владимир Аватков
Артем Соколов
Визит президента России Владимира Путина в Турцию завершился подписанием важных соглашений в рамках развития экономического сотрудничества двух стран, в частности касающихся реализации проекта "Турецкий поток". Продолжился поиск компромиссных решений по сирийскому конфликту. Постепенная нормализация отношений Москвы и Анкары может иметь серьезные последствия для ближневосточного региона.
ПРЕМИУМ
13 октября 2016 | 23:54

Визит Владимира Путина в Турцию продолжил нормализацию российско-турецких отношений

10 октября состоялся рабочий визит президента России Владимира Путина в Турцию. Программа мероприятий российского президента предусматривала переговоры с турецким коллегой Реджепом Эрдоганом и выступление на Всемирном экономическом конгрессе в Стамбуле. Ход визита и его результаты указывают на взаимное желание Москвы и Анкары укрепить подпорченные некогда отношения, в первую очередь в экономике, и построить оптимальную систему безопасности на Ближнем востоке. При этом говорить о полном разрешении отдельных разногласий в российско-турецких отношениях пока преждевременно.

Главные итоги визита Путина в Турцию предсказуемо находятся в экономической сфере. Россия согласилась пустить на свой рынок турецкие цитрусовые и косточковые товары, оборот которых достиг к 2015 г. 500 млн. долларов, тем самым приоткрыв для Анкары санкционную завесу. Состоялось подписание межправительственного соглашения о строительстве двух ниток "Турецкого потока" с пропускной способностью по 15,75 миллиарда кубов каждая. Строительство трубопровода должно завершиться к 2019 г.

Конечно, заключенные договоренности затрагивают также и политическую плоскость. Проект "Турецкий поток" – это не просто постройка еще одного трубопровода вдобавок к Северному потоку, но и инструмент давления на европейских партнеров. Рассуждая о политическом значении Турецкого потока, аналитик агентства «Внешняя политика» Геворг Мирзаян пришел к следующему выводу:

"Решение о "Турецком потоке" все же имеет под собой ряд политических оснований. Транзитные риски могут быть сведены к минимуму через ряд прописанных в договоре пунктов (например, в отличие от украинской ГТС, принадлежащей Киеву, турецкая труба будет частично российской). А при минимальных транзитных рисках (по крайней мере, для России, — понятно, что ЕС турки будут шантажировать при помощи любой трубы, идущей через их территорию) "Турецкий поток" может быть экономически целесообразен. Наконец, создавая "Турецкий поток", Москва снижает зависимость своих поставок в Европу от "Северного потока-2" и тем самым приобретает дополнительные аргументы для переговоров с Германией (от усилий которой во многом и зависит строительство СП-2). И получается, что она использует российско-турецкое тактическое сотрудничество по его прямому назначению — для получения собственной выгоды".

Переговоры двух лидеров также выходили далеко за рамки сугубо экономической повестки. В центре внимания были вопросы региональной безопасности, сирийский конфликт, взаимодействие России и Турции в самых разных областях. Резюмируя состоявшиеся переговоры, аналитик агентства «Внешняя политика» Владимир Аватков отметил:

"Судя по всему, компромиссы между Россией и Турцией не ограничиваются «Турецким потоком». Речь и о взаимодействии министерств обороны и спецслужб, о сотрудничестве в космической области, что было отмечено отдельно на пресс-конференции двух лидеров. Прорывов сразу ждать не стоит, но сам диалог по сложнейшим вопросам явно идет полным ходом. Так что в турецких СМИ говорят о возвращении к идее совместных разработок системы ПРО с Россией, о возможностях Москвы в примирении Анкары и Дамаска".

Несмотря на показательно доброжелательную атмосферу визита Владимира Путина в Турцию, достигнутые договоренности не отменяют ряд проблемных точек в отношениях двух стран. В первую очередь, это касается проблемы Крыма, Кавказа и войны в Сирии. Турецкое руководство не склонно признавать крымский референдум и, более того, продолжает оставаться главным источником поддержки "Меджлиса крымско-татарского народа", деятельность которого признана на территории РФ незаконной. На Кавказе Турция продолжает поддерживать Азербайджан в карабахском вопросе, не имея возможности придать своей политики в этом направлении определенную гибкость. Наконец, отмечается рост внимания Анкары к Грузии, где неизбежно столкновение российских и турецких экономических интересов.

Обращаясь к сирийскому вопросу, стоит отметить, что, несмотря на достигнутые компромиссы, пространство для противоречий еще остается. По словам Геворга Мирзаяна:

"Что же касается Сирии, то здесь, безусловно, Россия и Турция достигли определенного прогресса. Анкара начала процесс нормализации отношений с правительством Башара Асада и "подзакрыла глаза" на операцию по освобождению Алеппо от протурецких боевиков. В ответ Москва, Тегеран и Дамаск развязали туркам руки в вопросе ликвидации амбиций сирийских курдов — все равно последние являлись американскими клиентами. Однако это не решило фундаментальной проблемы — судьбы той части протурецкой оппозиции, которая не хочет договариваться по-хорошему с Асадом. После освобождения Алеппо союзники возьмутся за Идлиб и будут закрывать сирийско-турецкую границу, и вот тут уже туркам придется определяться. Либо бросать на произвол судьбы радикальную часть боевиков, либо предпринимать какие-то шаги в их защиту".

Не стоит забывать и об американском факторе. Несмотря на текущий непростой характер американо-турецких отношений, Анкара остается союзником Вашингтона по НАТО и не может действовать абсолютно независимо от американского партнера. Как подчеркнул аналитик агентства «Внешняя политика» Сергей Маркедонов:

«Да, у Эрдогана масса претензий к США (особенно их легко демонстрировать перед уходящей администрацией). Но вопрос о выходе из НАТО (где у Турции вторая армия после американской) пока что не является политически актуальным, как и прекращение военно-технической кооперации Вашингтона и Анкары (а она весьма внушительна). Реализация «Турецкого потока» вряд ли приведет к выходу Турции из других проектов, хотя бы Баку-Тбилиси-Джейхан и всего того, что в Штатах называют «альтернативной энергетикой для Европы».

Подводя итог визиту Владимира Путина в Турцию, можно заключить, что прошедшие переговоры, безусловно, пошли на пользу российско-турецким отношениям. Реализация проекта "Турецкий поток" станет важным шагом в укреплении экономических связей двух стран. Почти наверняка в ходе состоявшихся за закрытыми дверями разговоров были достигнуты важные договоренности по Сирии. Однако критически важно не забывать о том, что Турция не отказывается от своих традиционных внешнеполитических приоритетов, и они могут расходиться с интересами России.

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Политика»

18 ноября 2016 | 19:17

Дайджест внешней политики США (11 – 17 октября)

Всю прошедшую неделю США восстанавливались после президентских выборов, взбудораживших американскую политическую систему. Победа Дональда Трампа изменила атмосферу европейского турне Барака Обамы, которое превратилось в экстренное совещание по спасению демократии. Действующему американскому лидеру осталось два месяца на завершение запланированных дел.

9 июля 2015 | 12:00

Еще разок? Кому нужен повторный референдум о статусе Крыма

Проводить референдумы с различными формулировками, которые не оспаривают законности волеизъявления граждан Крыма и Севастополя 16 марта 2014 года, можно хоть каждый год, однако результат будет один и тот же. Процесс интеграции полуострова в состав России идет полным ходом, население прекрасно видит, что творится на Украине, поэтому плебисцит мало что изменит. А вот сам факт таких обсуждений надо рассматривать только в одной плоскости — как попытку понять, готов ли Брюссель приступить к восстановлению отношений с Москвой.

 

25 апреля 2016 | 22:59

Украинский фронт: рецензия на книгу Ричарда Саквы

Представление украинского кризиса в информационном пространстве Запада опирается на «демонизацию» руководителей России, заявления о том, что президент России существует «в другой реальности», хотя, по мнению Р.Саквы, настоящая проблема в том, что в ходе кризиса западные страны и Россия «действовали в параллельных мирах, при этом ни одна из сторон не могла понять логику второй». 

1 декабря 2017 | 11:52

Дайджест внешней политики США (24 – 30 ноября)

Пока сенаторы проводят ревизию имеющихся в их распоряжении инструментов по сокращению полномочий президента в вопросах внешней политики, принятая Палатой представителей резолюция по Йемену продемонстрировала, что руководство обеих партий не планирует этими инструментами пользоваться на практике. Новое испытание баллистической ракеты КНДР  вызвало довольно сдержанную реакцию администрации.

Дайте нам знать, что Вы думаете об этом

Досье
20 февраля 2015 | 15:00
23 декабря 2014 | 09:00
17 марта 2014 | 19:00
Следующая Предыдущая
 
Подпишитесь на нашу рассылку
Не показывать снова