Сергей Маркедонов
Развитие конфликта на Украине угрожает эскалацией ситуации на приднестровско-украинской границе. 
ПРЕМИУМ
30 июля 2014 | 16:03

Украинский кризис грозит разморозить Приднестровский конфликт

0 У вас осталось просмотров
Увеличить количество просмотров

ТИРАСПОЛЬ, ПРИДНЕСТРОВЬЕ. - Приднестровский конфликт после длительного пребывания на политической периферии снова выдвинулся на первый план. Как это часто бывает с неурегулированными конфликтами, те их черты, которые изначально рассматриваются, как потенциальные возможности, позволяющие ускорить мирный процесс, с годами превращаются в дополнительные факторы риска.  

После распада Советского Союза лидеры приднестровского движения (а затем и де-факто государства, продемонстрировавшего свою способность противостоять внешнему давлению и консолидировать полиэтничное общество в пределах своей территории) рассматривали Россию в качестве гаранта реализации своих чаяний. Однако в отличие от Абхазии или Южной Осетии Приднестровская Молдавская республика (ПМР) не имела с РФ общей границы. На западе она граничит с Молдавией (411 км). Для Кишинева и международного сообщества этот рубеж является административным, а не межгосударственным. На юго-востоке ПМР делит 405 км общей границы с Украиной. И присутствие Украины в качестве второго гаранта мирного процесса наряду с Россией многим казалось определенным противовесом для устремлений Москвы. Однако, оно выглядело логичным с учетом того, что чуть больше 28% населения Приднестровья составляют этнические украинцы. Более того, до 2006 года Москва и Киев в целом успешно взаимодействовали на днестровском направлении.

Мирный план третьего украинского президента Виктора Ющенко (2005) российская дипломатия в целом поддержала. 

Однако стремление некоторых представителей новой генерации постсоветских политиков к радикальной перекройке конфигурации в Евразии не в пользу России привело к «разморозке» конфликтов. На Днестре это произвело ограниченный эффект. Фактически гарантированное Тирасполю право на самостоятельную внешнеэкономическую деятельность в марте 2006 года было ликвидировано. Но этим значение совместного давления Киева (ранее державшего некоторую дистанцию) и Кишинева  не ограничилось. Именно тогда, восемь лет назад было продемонстрировано, что ПМР – это не просто сепаратистский проект, который правительство Молдовы рассматривает, как опасный вызов. Это – еще и территория «посреднического конфликта» между Украиной и Россией. Но если в период полномочий третьего украинского президента эти противоречия не перешли «красные линии», то в 2014 году они стали причиной масштабной международной проблемы, решение которой сегодня мучительно ищется. ПМР по-прежнему видит себя в качестве своеобразного российского форпоста (даже тогда, когда Москва не слишком заинтересована в трансляции  подобного имиджа). Украина же воспринимает Приднестровье в качестве «засадного полка» Москвы, хотя российский контингент на его территории и составляет 1400 человек и вряд ли может рассматриваться, как ударный кулак для атаки хоть на Одессу хоть на другие близлежащие пункты стратегического назначения. В итоге непризнанное образование испытывает (опять же в отличие от других де-факто государств) двойное давление. Во-первых, со стороны своего «материнского образования». Во-вторых, со стороны соседа, вовлеченного в конфликт с Россией и считающего себя фактически в состоянии войны с ней. И поэтому страны, готовой к радикальным действиям вроде тех, что предпринимаются сегодня на Востоке Украины. Речь, в первую очередь, о строительстве пограничного рва, призванного усилить изоляцию Приднестровья.

ХОТИТЕ ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ?
Получите неограниченный доступ ко всем материалам сайта, оформив подписку или просто войдите на сайт, если у вас уже есть подписка.
ПРОДОЛЖИТЬ ЧТЕНИЕ

ЧИТАТЬ ЕЩЕ ПО ТЕМЕ «Реалистический подход»

26 апреля 2016 | 22:00

Сербия продолжает многовекторный политический курс

Возможно, ероинтеграторы надеются на время - пока будут идти переговоры, сербы внутренне смирятся с тем, что Косово стало независимой территорией. Поэтому Брюссель и Белград, во-первых, будут максимально оттягивать косовскую дилемму - она должна возникнуть уже как последний или предпоследний шаг перед вступлением страны в ЕС.

20 января 2016 | 12:21

Краткосрочные перспективы Минского процесса

Попытки заставить перейти к выполнению всего комплекса мер по урегулированию (а не его удобных частей) формируют у Киева или Донецка и Луганска негативное восприятие всего Минского процесса. Так что особых успехов и прорывов в урегулировании конфликта на Донбассе в краткосрочной перспективе ожидать не стоит.

7 июля 2016 | 18:40

Черное море в российско-турецких отношениях

Запрос на нормализацию более или менее очевиден. Как очевидно и то, что возврат к временам «стратегического партнерства» не представляется возможным. На сегодняшний день было бы крайне важным возобновление полноценного диалога по всему спектру сюжетов, связанных с безопасностью (включая предотвращение инцидентов и быстрое реагирование на них) и формированием принимаемых правил для «согласия на несогласие».

25 сентября 2014 | 19:06

Возможно ли историческое примирение после украинского конфликта?

Попытка скрыть внутриукраинские противоречия под объединяющим лозунгом европейской интеграции может привести к трагической близорукости, присущей советской власти по итогам предыдущей войны.

Этот материал является частью нескольких досье
Досье
18 апреля 2015 | 04:00
11 августа 2015 | 13:04
18 апреля 2015 | 04:00
20 февраля 2015 | 15:00
22 декабря 2014 | 23:01
16 марта 2014 | 22:32
Следующая Предыдущая

Оставьте свой e-mail для получения бесплатных материалов

 
Получить доступ к бесплатным материалам
Не показывать снова
Авторизация
Этот материал доступен для премиум-подписчиков.
Пожалуйста, войдите на сайт с помощью кнопки в правом верхнем углу.